Спорт

Звездный доктор

Сегодня знаменитому спортивному врачу Олегу Белаковскому, который лечил Боброва, Харламова, Третьяка, исполняется 85 лет!
Белаковскому (слева) не раз приходилось лечить Валерия Харламова.

Белаковскому (слева) не раз приходилось лечить Валерия Харламова.

Незабываемое впечатление московских мальчишек первой послевоенной поры - футбол на «Динамо»! Живые герои наших грез перед нами, во всей своей славе и красе: быстрые, неудержимые, без страха и упрека.

И если кто-то из них падал, словно подкошенный, стадион замирал, потому что боль сраженного в поединке была и нашей болью... И тут же, как посланник небес, возникал вот этот невысокий человек с небольшим чемоданчиком, осененным красным крестом в белом круге. Одно его появление вселяло надежду, даже уверенность, что все обойдется...

- Олег Маркович, а бывало так, что вы ощущали свое бессилие, что человеку помочь нельзя?

- Таких мыслей не было. Ведь это мысли отчаяния. А я всегда знал, ощущал, что мое дело - помочь, вернуть человека товарищам, которые не перестают верить в него.

- Что же, медицина всесильна?

- Всесилен человек, который верит в себя. Врач должен верить в свои возможности, спортсмен должен всегда верить в свои духовные и физические силы.

- А страх? Когда-нибудь вам приходилось испытывать страх: вдруг помочь не сумеете?

- Не знаю, страх ли это... На Олимпиаде в Мельбурне в полуфинальном матче с болгарами Коля Тищенко получил жуткую травму. Я сразу понял: случилось что-то ужасное... Он идет ко мне и правой рукой держит левую, прижатую к телу... Я разрезал ножницами футболку и увидел белую кость обнаженной ключицы. Она прорвала кожу и торчала наружу. Подбежал бледный тренер Качалин: «Что делать будем?» А у нас в команде осталось, по существу, девять человек, потому что Валя Иванов тоже играл с тяжелой травмой...

- А почему Тищенко не заменили?

- Заменять было нельзя. Такие зверские правила были тогда. Не знаю, как Коля терпел боль, пока я не сделал новокаиновую блокаду...

- Ну а дальше? Дальше-то?

- А дальше, уже в добавленное время, Тищенко начал атаку - и мы забили победный гол.

- В хоккее были случаи, когда вы помогали спортсмену вернуться в игру и привести команду к победе?

- Понимаете, дело-то вовсе не во мне. Я всегда делал, что надо, необходимо, но от спортсмена-то требовалось все его мужество, чтобы с тяжелой травмой снова выйти на поле. На Олимпиаде в Саппоро в первой же игре Боря Михайлов получил тяжелую травму - обрыв мениска в правом колене. Сустав мгновенно наполнился кровью, его унесли...

- Да, на трибуне нам остается только гадать, насколько тяжело покалечен спортсмен, а у вас-то перед глазами все...

- В том-то и дело. Перед тобой лежит человек, он страдает от боли и верит, что ты сможешь ему помочь... Короче, лечили мы Борю, и на последнюю игру с чехами он вышел под аплодисменты зрителей. Тогда Михайлов сумел заколотить победную шайбу, и мы стали олимпийскими чемпионами.

- Да, Олег Маркович, в тех золотых медалях есть и ваши граммы...

- Мы просто делали каждый свое дело. Они - на площадке, на поле, а я - за кромкой футбольного поля, за бортом хоккейной площадки.

- Олег Маркович, а ведь и вы вместе с командами - двукратный олимпийский чемпион по хоккею и по футболу тоже чемпион...

- Мне просто повезло, что я работал с великими командами - гениальными игроками и корифеями-тренерами.

- Но ведь не всегда же вам везло. Во время Великой Отечественной вы были тяжело ранены...

- Все равно, и тогда повезло: понимаете, я наступил на мину, но только один осколок прошил стопу, а весь основной поток ушел в сторону. Что же это, как не везение?

- Расскажите о Валерии Харламове. Я знаю, что вы буквально по частям собирали его после первой автомобильной аварии...

- Да... Я как увидел его вдребезги разбитую «Волгу», так мне плохо стало: что же с человеком должно было статься после такого удара... Один генерал-лейтенант, замначальника по медобеспечению у нас в ЦСКА, сказал: «Ну все, кончился Харламов...» И, знаете, я испытал замечательное чувство удовлетворения, когда смог позвонить этому генералу и доложить, что лейтенант Харламов снова вышел на игру и забил шайбу.

- Олег Маркович, вы всю жизнь дружили со Всеволодом Бобровым. Скажите, какой он был человек?

- В спорте - гений, и все, кто был рядом с ним, всегда это знали. А в жизни - верный товарищ, надежный друг. Играл и в футбол, и в хоккей с тяжелейшими травмами. Да так, что на трибунах никто и не догадывался о его боли. Это ведь он добился, чтобы меня принял Василий Сталин, решавший все в армейском спорте, и направил врачом в футбольно-хоккейную команду ВВС. Мне и сейчас Севы не хватает... Это был замечательный человек.

ИЗ ДОСЬЕ «КП»

Олег Маркович БЕЛАКОВСКИЙ родился 6 сентября 1921 года в Кировограде. С 1955 по 1970 год - врач сборной СССР по футболу. За это время команда выиграла Олимпиаду-56 и Кубок Европы-64. Затем курировал сборную по хоккею, она дважды побеждала на Белых Играх. Кавалер семи орденов, из которых четыре - боевых. Сейчас работает врачом-консультантом ЦСКА.