2018-02-21T15:04:46+03:00

Можно ли спасти Российскую армию от дураков?

Бестолковые приказы командиров и «сырые» законы Госдумы корежат жизнь служивых людей
Поделиться:
Комментарии: comments78
Наши солдаты умеют терпеть, когда молотом разбивают кирпич у них на груди. И даже тогда, когда он лежит у них на голове...Наши солдаты умеют терпеть, когда молотом разбивают кирпич у них на груди. И даже тогда, когда он лежит у них на голове...Фото: Анатолий ЖДАНОВ
Изменить размер текста:

«Генеральский зазор»

На днях позвонил мне из Челябинской области сельский шофер Юрий Изместьев - отец солдата, который служит в Нижегородской области. Крестя тамошних командиров жгучими, будто соляная кислота, словцами, он рассказал о том, как недавно съездил к сыну в часть. Там в субботу на 11.00 было назначено построение полка. Взвод, в котором служит Изместьев-младший, вывели на плац уже в 8.00. И вместе с другими подразделениями три с половиной часа держали в строю на холодрыге, под дождем. «Ну разве это не дурость? Она у них называется «генеральский зазор», - нервно кричал в трубку Юрий Всеволодович. - Из-за этого еханого «зазора» мой сын свалился с воспалением легких. Володя до сих пор лежит в госпитале. Его теперь комиссовать могут - есть осложнение. А ведь парень мой хотел служить, сам за повесткой в военкомат ездил, у мамки под юбкой не прятался! Когда же у нас командиры научатся по-людски к солдату относиться?!»

Я не знал, что сказать возмущенному работяге, кроме того, что все это глупо, безжалостно и бесчеловечно.

Позвонил в часть. Командир дивизиона майор Алексей Пантелеев стал объяснять, что в тот день ожидалась московская комиссия, что надо было еще провести осмотр внешнего вида и сверку личного состава, проинструктировать бойцов. Будто все это нельзя было сделать в казармах, а не на плацу и под дождем.

Если, конечно, думать о людях. «Я выполнял приказ, - заключил Пантелеев, - а приказы не обсуждаются!»

Так мы и разошлись - каждый при своем.

Устав думать не запрещает

А я подумал, что вот эта внушительно звучащая уставная фраза - «приказы не обсуждаются» - очень часто служит удобным щитом, прикрывающим начальственную безмозглость, за которую подчиненным приходится расплачиваться здоровьем, а иногда и жизнью. В советскую пору свято оберегаемое законами единоначалие приводило к тому, что командиры редко несли ответственность за свои неумные приказы. Эту «традицию» мы перетащили и в Российскую армию. Когда в январе 1995 года из-за безропотного повиновения бестолковым распоряжениям генералов Минобороны и Генштаба командиры погубили Майкопскую бригаду при штурме Грозного и погибли сами, московских генералов лишь слегка пожурили в Кремле. А когда комкор генерал Лев Рохлин понял, что из-за дурацкого приказа штаба группировки его войска, посланные на хорошо подготовленные позиции дудаевцев, полягут у станицы Червленая, он решил отступиться от глупых указаний и по уму выполнить задачу. И тем самым спас жизнь тысячам людей. Разгневанные таким его самовольством начальники хотели снять Рохлина с должности и разжаловать в полковники. А когда разобрались, решили представить генерала к званию Героя России. А ведь если бы Рохлин слепо выполнял нелепый план наступления и мужественно положил свой корпус под огнем устроившего ловушку противника, его трудно было бы в этом корить - он ведь тоже выполнял приказ.

«Я - начальник, ты - дурак!»

Военная глупость процветает чаще всего там, где она не испытывает сопротивления. Где командиры свято веруют в свою непогрешимость и не считают нужным лишний раз посоветоваться с подчиненными. Где умение шевелить мозгами и принимать разумные решения подменяется тупым расчетом на служебную власть: «Я - начальник, ты - дурак!» И если приказано «квадратное катать, а круглое носить», белить к приезду инспекторов сугробы или красить пожелтевшие листья - выполнять! Смиренное подчинение идиотизму порождает новых глупцов. Но похоже, что их становится все меньше: в армии и на флоте нарождается новое «сословие» людей, не желающих мириться со своенравием облеченных властью чинуш, чьи распоряжения или директивы корежат жизнь войск, принося солдатам и офицерам унижения и муки. Вот вам лишь один пример. Начальник службы экономики и финансов МО РФ и начальник тыла Вооруженных сил РФ издали распоряжение (№ 180/4/1-663 от 27.07.05), которое отменяло для военнослужащих поездку в отпуск за счет перевозочных документов (было велено ездить за свой счет). Это сразу поставило десятки тысяч людей в трудное положение. Скажем, не каждый забайкалец или дальневосточник, собравшийся в отпуск, имел в загашнике 60 - 70 тысяч рублей, чтобы за свой счет съездить с семьей на Черное море. Восставшие против такого распоряжения столичных начальников офицеры Дальневосточного военного округа и Тихоокеанского флота сумели добиться в суде его отмены.

Цена бестолковости

Еще с суворовской поры прижилась в войсках поговорка «Хуже дури только пуля». Так что армейская бестолковость - категория историческая. В летописи военного искусства известен лишь один «знаменитый» случай, когда дурацкое решение малоизвестного полководца помогло ему заставить ретироваться самого Наполеона. Полководец этот приказал своим войскам беспорядочно двигаться по полю брани. Такая логика оказалась непостижимой даже для гениального стратегического ума Бонапарта, и он приказал своей армии... отступить. Мне кажется, что, если бы Наполеону пришлось разгадывать логику действий нынешних наших стратегов, он поступил бы таким же образом. За 15 лет военной реформы Минобороны и Генштаб приняли кучу решений, от которых сами же и отказались. Судите сами: еще при Ельцине в угоду западной моде военные училища и академии переименовали в институты и университеты. А недавно им стали возвращать прежние названия. В свое время до уровня заштатного управления был низведен Главкомат Сухопутных войск. Когда же это нам боком вышло в Чечне, Главкомат стали создавать по новой. Космические войска сначала слили с Ракетными войсками стратегического назначения, потом опять разъединили. В 90-е Желдорвойска и военный Спец-строй изменяли статус, а недавно вернули прежний. Сначала 16-я армия ВВС была почти полностью расформирована, затем ее стали возрождать. Спецы по военной экономике подсчитали, что цена этих и других нелепиц - более 4 млрд. рублей. Извлеченных, кстати, из тощих карманов налогоплательщиков. Или вот еще пример такого же сорта. Российские и украинские конструкторы почти 10 лет вместе разрабатывали перспективный военно-транспортный самолет Ан-70. А теперь, когда на это дело уже угрохано почти 100 млн. долларов, Мин-обороны решило отказаться от проекта.

А как прикажете называть вот это? Сегодня в армии 134 тысячи бесквартирных. Некоторые ждут своего угла по 15 лет. А тем временем в Пермском крае, в гарнизоне Марковский, уже много лет пустует отличный, всего 12 лет назад построенный немцами 60-квартирный дом. В том же гарнизоне два раза создавали то дивизию, то базу, то опять все переиначивали. За наш с вами счет. А разве не странно то, что Минобороны за бешеные деньги купило в Англии подводный спасательный аппарат, хотя в России есть несколько конструкторских центров, которые делают такую же технику, но гораздо лучше? Такая бестолковость похожа на вредительство.

Гауптвахта для Госдумы

Четыре года назад наш парламент радостно отменил гауптвахты в войсках. Народные избранники очень гордились тем, что с их подачи защита прав человека в армии поднялась до европейских либеральных высот.

А уже вскоре после отмены гауптвахт десятки тысяч офицеров - от взводных до комполков - взвыли волчьим воем: из-за того что Госдума лишила их самого действенного средства влияния на злостных нарушителей устава, и без того неважная дисциплина в войсках и на флотах стала трещать, как глиняный дом при землетрясении. Главная военная прокуратура признала: отмена гауптвахт привела к тому, что количество правонарушений среди солдат и сержантов подпрыгнуло на 20%. Из-за того что последствия «революционного» новшества не были просчитаны, больше всего страдали командиры взводов и рот.

ИЗ ДОСЬЕ «КП»

По данным Верховного суда и Главной военной прокуратуры, в 2004 году армейские и флотские правдолюбцы сумели опротестовать в судах 1,5 тыс. абсурдных приказов военачальников всех рангов. В 2005 году этот показатель поднялся до 3 тысяч.

РЕЙТИНГ НЕЛЕПИЦ

МНЕНИЕ СПЕЦИАЛИСТА

Юрий ВЛАСОВ, военный судья: Депутаты не все обдумали

- Гауптвахты, которые по решению Госдумы возвращаются в армию с Нового года, не приспособлены для содержания арестантов по международным правилам. Туда надо проводить теплоцентраль, там надо ликвидировать камеры-клетушки. Плюс - постельное белье, телевизоры, душевые. А это гигантские деньги. К тому же количество военных судов в России резко сокращено. В 2007 году их будет гораздо меньше, чем число гуптвахт и гарнизонов (военных судов было более 330, а останется всего 110). Они же будут завалены представлениями командиров, которым придется мотаться между штабами и судами. А если суд от штаба в ста километрах? Да любой трезвомыслящий офицер подумает: «Ну его к черту!» И будет перевоспитывать злостного нарушителя или даже преступника своими «методами». Будут и мордобой, и содержание в яме или в жаркой сушилке... Совершенно очевидно, что Госдума приняла «сырое» и поспешное решение. А Минобороны будет теперь эту глупость расхлебывать...

КОММЕНТАРИЙ ПСИХОЛОГА

«Недалекий командир, как плохой шахматист»

Доктор психологических наук Александр ПРИБЫЛОВСКИЙ:

- Я уже 20 лет изучаю психологические аспекты бестолковости и пришел к выводу, что тут есть две главные причины.

Первая. Интеллектуальная недостаточность инициатора глупости не позволяет ему на максимальную глубину просчитать все возможные (организационные, юридические, политические, финансовые, социальные и многие другие) последствия его решения. Недалекий командир, он как плохой шахматист - дальше двух-трех ходов не видит.

Вторая. Несуразные решения иной начальник принимает не потому, что он глуп, а потому, что ему надо угодить вышестоящему командиру, продемонстрировать исполнительность, лояльность, спасти свое кресло, получить свою выгоду. А то, что такое делается в ущерб людям, - это для него дело десятое.

ПРИЗНАНИЯ ОФИЦЕРА

Карцер в каптерке

Из письма командира роты капитана Алексея Колыванова в редакцию «КП»

Служит у меня в подразделении разгильдяй и самовольщик - рядовой Ганышев. Была бы «губа» - он бы оттуда не вылезал. Потому как наряды вне очереди для него, что забава: в караул с оружием его не поставишь, дневальным по автопарку тоже. Что оставалось? На кухню через день. Однажды проверил его на «камбузе», а он там пьяный вдрабадан. Дежурный по части приказывает: «Уберите в казарму забулдыгу». Я приказал своим «орлам» отнести Ганышева в каптерку и закрыть его там. Утром прихожу на службу, а он окно в каптерке разбил и курит. Ну что с ним было делать? «Губы»-то нет уже. А этого «орла» еще и кормить ведь надо три раза в день. Приказал дневальным таскать ему еду в каптерку. Она вроде бы как ротный карцер. Затем спихнул бойца в санчасть под видом больного. А он и там напился. Начальник санчасти кричит:

- Забери эту пьянь!

Опять привел его в роту. Он три дня в каптерке проспал, а затем снова сбежал. До сих пор его нет. А мне строгача впаяли. Я же не надзиратель, а командир роты!

А теперь вот какая арифметика: в Российской армии в 2002 году было более 530 гарнизонов и примерно столько же гауптвахт, где содержались от 8 до 10 тысяч «штрафников». 70% из них попали на «губу» за грубые дисциплинарные проступки или преступления (пьянка, мордобой и издевательства над сослуживцами, вымогательства, воровство). И вот эту гигантскую «криминальную массу» командиры уже не имели права хотя бы на время локализовать за обтянутыми колючей проволокой заборами гауптвахт. А ведь холодные камеры, строевая муштра до упаду или изматывающая 12-часовая работа заставили многих разгильдяев считаться с армейским порядком.

А когда в 2002 году прикрыли «губу», то, считай, полторы дивизии раздолбаев, слегка напуганных строгачами и нарядами вне очереди, остались в своих частях и продолжали «мутить воду». Когда масштабы неуставняка начали зашкаливать все допустимые пределы, те же самые генералы МО и ГШ, которые некогда аплодировали решению Госдумы о ликвидации гауптвахт, чуть ли не на коленях упрашивали депутатов дать задний ход. Дума недавно сделала это с одной оговоркой - с 1 января 2007 года командиры смогут упечь провинившегося на «губу» лишь по решению суда. Чтобы додуматься до этого, потребовалось аж 4 года! Но решит ли это проблему?

РАЗБОР ЗАЛЕТОВ

Перевоспитание в... мусорном ящике

Месяц назад в дивизии морской пехоты Тихоокеанского флота (ТОФ) прокуратура возбудила сразу несколько уголовных дел. Там «в воспитательных целях» один из офицеров «утрамбовывал» провинившихся матросов в железный ящик для мусора или подвешивал в наручниках на самодельной гауптвахте. Другой офицер избивал матросов черенком лопаты. Один из матросов, не выдержав издевательств, покончил жизнь самоубийством.

По результатам прокурорских проверок министр обороны РФ Сергей Иванов объявил выговор начальнику береговых войск ВМФ генерал-лейтенанту Игорю Старчеусу, строгий выговор - заместителю командующего ТОФ по воспитательной работе, начальнику управления воспитательной работы контр-адмиралу Сергею Беленову. О неполном служебном соответствии предупрежден начальник береговых войск ТОФ генерал-майор Михаил Плешко. От исполнения служебных обязанностей отстранен командир 55-й дивизии морской пехоты полковник Валерий Олейников, а командир 390-го полка морской пехоты полковник Игорь Медведев снижен в должности.

ВЗГЛЯД С 6-го ЭТАЖА

Где найти рецепт от неразумности?

Не могу согласиться со знаменитым высказыванием, что главная беда России - дураки и дороги. Не все уж так плохо. И дороги у нас научились строить, и мосты возводятся поперек, а не вдоль рек.

Да и умных людей и на гражданке, и в армии все-таки больше, чем недалеких. Но как вытравить из военной жизни глупость? Универсальных рецептов пока еще нет, да и вряд ли они будут. Но кто-то обязательно скажет: если подчиненные станут обсуждать командирские приказы, то это уже будет не армия, а дискуссионный клуб. Резонно. Когда армия начинает митинговать, она разваливается (мы это уже проходили в 1917 году). Есть и такие мнения: дескать, а зачем вообще армии нужен интеллект, если она должна быть грубой силой для боя, безоговорочно выполняющей задачи. Но ведь и на поле боя, и в мирной жизни все должно делаться по уму.

Но и кто знает, где та очень тонкая грань, которая отделяет разумное распоряжение от неразумного? Умный командир сто раз обдумает свой приказ, неумный - отдает его, а потом уже начинает думать. Полностью победить дурь в головах иных командиров и начальников нельзя, но уменьшить все-таки можно. Тут главное зависит от того, как служивый народ относится к ошибкам авторов законов, распоряжений, приказов, директив. Если просто стонать и насмехаться - толку не будет. Если глупость не «выпалывать» жалобами, исками, заявлениями, рапортами, да просто убедительной логикой и принципиальностью, она будет разрастаться, как бурьян на бесхозном огороде. А еще мне кажется, что если в уставах и военных законах появится специальная статья не только о служебной, но о материальной ответственности виновников глупых идей или документов, приносящих урон отдельному человеку или целому полку, всей армии, дури все-таки станет меньше. Другие предложения есть?

Уважаемые читатели!

Если вы можете рассказать «КП» об иных фактах военной глупости, мы ждем ваших звонков сегодня и завтра по телефону (495) 257-50-40. Звоните нам с 11.00 до 12.00 (время московское).

Можно присылать и электронные письма по адресу автора материала: baranez@kp.ru

Понравился материал?

Подпишитесь на тематическую рассылку, и не пропускайте материалы, которые пишет Виктор БАРАНЕЦ

 
Читайте также