Премия Рунета-2020
Россия
Москва
+26°
Boom metrics
Политика8 февраля 2007 22:00

Путин - это Рузвельт сегодня?

Владимир Владимирович, как и великий американский президент, вполне может послужить своему народу еще несколько лет

Вчера в Москве неожиданно громко отметили 125-летие со дня рождения одного из самых знаменитых президентов США - Франклина Рузвельта. В Московском государственном институте международных отношений (МГИМО) прошла конференция в честь этого события, которая, по словам ее американских участников, превзошла мероприятия, состоявшиеся по этому поводу в самих США. Присутствовали депутаты Госдумы, политологи, историки, посол США Уильям Бернс.

Но, пожалуй, главным событием стало программное выступление замглавы президентской администрации Владислава СУРКОВА. Он напрямую сравнил ситуацию в США во время Великой депрессии, когда Рузвельту пришлось буквально спасать страну от социально-экономического и политического краха, и сегодняшней Россией, поднимающейся с колен после безвременья 90-х годов.

Вот что, в частности, сказал Сурков:

Бедные люди несвободны

- Хотя я не очень верю в то, что история способна повторяться, сходство все же есть. В те времена население США было примерно таким, как в современной России; к концу 20-х годов валовой национальный продукт США уменьшился почти вдвое, а доходы на душу населения за годы Великой депрессии тоже стали вполовину меньше. То же самое пережили и мы в 90-е годы - до половины населения России считали себя бедняками. Так же, как в свое время Рузвельт, Путин сегодня должен укреплять административное управление и в максимальной степени использовать потенциал президентской власти ради преодоления кризиса.

Конечно, Россия - это не копия Америки 20 - 30-х годов. Но, как мне кажется, идеи и эмоции, которые приводят сегодня в движение наше общество, удивительно созвучны тем, что двигали Америкой в эпоху Франклина Рузвельта. До прихода к власти Рузвельта в США преобладала мораль, что есть очень малое количество бедняков, которым действительно нужно сочувствовать, потому что большинство из них стали таковыми в силу собственных недостатков. Это была очень популярная мораль эпохи «баронов-грабителей». Но Франклин Рузвельт был убежден, что основой демократии является стремление к справедливости для всех, что свобода от страха и свобода от нужды не менее важны, чем свобода слова. Что экономическая свобода не противопоставлена всеобщему благосостоянию, а наоборот, тесно связана с ним, поскольку бедные люди несвободны.

Власть не должна заслоняться от народа деньгами и бюрократией

Он пришел к власти во времена депрессии, когда, по словам его предшественника президента Гувера, в общественном сознании принимало угрожающие размеры дегенеративное видение будущего. Когда пресса и финансы почти полностью контролировались олигархическими кланами, полагавшими, что демократия существует только для них, что ее блага необязательно должны быть доступны большинству людей. Рузвельт определял своих противников так: финансовые монополии, спекулятивный капитал, безудержные банковские дельцы. Он говорил, что привилегированные принцы новых экономических династий, жаждущие власти, стремятся захватить контроль над правительством. Они создали новый деспотизм под вывеской демократии. Они жалуются, что мы стремимся сокрушить базовые свободы, но на самом деле они боятся, что мы лишим их власти. Я думаю, что и в современной России эти слова достаточно актуальны. Но при этом Рузвельт, конечно же, считал предпринимательскую деятельность и коммерцию естественным источником развития и процветания американского общества... Олигархия контратаковала, его называли красным коммунистом и даже Сталиным. В одной из статей можно прочесть: «Историки будущего с недоумением воззрятся на ту фантастическую ненависть к президенту, которой сегодня охвачен правящий класс Америки. («Знаете, это мне тоже кое-что напоминает», - сказал Сурков и недобро усмехнулся. - А. Б.). Тем более что эта ненависть исходит от тех, чьи доходы восстановлены после биржевого краха и в условиях весьма умеренной налоговой системы».

Одновременно с другого фланга на Рузвельта накатывала гигантская волна прокоммунистических и экстремистских настроений. Масса бедняков, возглавляемых демагогами, при сочувствии влиятельных левых интеллектуалов, оправдывала движение к революции и к социализму. Например, писатель Скотт Фицджеральд полагал, что надо работать в тесных рядах коммунистической партии. Рузвельт удержал Америку от сползания к социализму и от катастрофических социальных потрясений. И хотя он всегда выступал за вмешательство государства в экономику и социальную сферу, он всегда чувствовал предел этого вмешательства и ни на шаг не отступил от демократических принципов. И нам сегодня полезно помнить об этом и находить такой предел точно и эффективно.

На мой взгляд, Рузвельт стал олицетворением высшей власти американского народа, власти, не отчуждаемой большими деньгами и большими начальниками, то есть олигархией и бюрократией. Он сам был такой властью, которая стремилась к свободе и справедливости для всех, поощряя сильных и защищая слабых.

Много ошибок, но мы справимся

Основанными на принципах свободы и справедливости Рузвельт хотел видеть и международные отношения. Осенью 1941 года в одной из своих речей он сказал: «Мир станет более жалким и опасным для жизни, если он будет находиться под контролем немногих». Он полагал, что справедливый мир возможен как объединение свободных наций, собственно, «объединенные нации» - это его термин. И мы сегодня думаем так же.

Можно сказать, что если в ХХ веке Рузвельт был нашим военным союзником, то в XXI веке он становится нашим идеологическим союзником. Вот в чем эта идеология. Демократия, понимаемая не как декорация для олигархических и бюрократических спектаклей, а как власть народа, воля народа. Международные отношения, направляемые не транснациональными корпорациями, не агрессией и произволом, а общепризнанными нормами и волей народов. Таким, как мне кажется, хотел видеть будущее Франклин Рузвельт.

И вот наступило то самое завтра, мы живем в этом завтра, мне кажется, в какой-то степени его идеи победили, в какой-то степени - пока еще нет. Демократия - это не коммунизм, который мог быть построен однажды и навеки. Это процесс: демократия отступает там и тогда, где совершается несправедливость, нарушаются закон и свободы, и побеждает там, где и когда удается добиваться справедливости, где люди имеют возможность высказываться и растет их материальное благополучие.

Россия понемногу движется в этом направлении, не всем это нравится, много совершается, конечно, нами ошибок, иногда мы бываем непоследовательными, но думаю, что мы справимся.

И третий срок, и четвертый

Это выступление вполне может претендовать на российскую государственную доктрину, ту самую, которую так долго ждало от власти наше общество. Концентрированно ее выразил выступивший вслед за Сурковым по видеомосту профессор Гарвардского университета Дэвид Кинг:

- Рузвельт предложил обществу капитализм с дружеским (читай: человеческим. - А. Б.) лицом. И общество приняло его на ура!

Но самым интригующим стало выступление президента Фонда эффективной политики Глеба Павловского. Он напомнил, что Рузвельт провел на своем посту четыре срока. И подчеркнул, что это объяснялось экстремальной внутренней и внешней ситуацией в США тех лет. Павловский считает, что наша нынешняя ситуация практически ничем не отличается. Об экономике, социалке знают все, но, по мнению политолога, сейчас возникла и внешняя угроза. «Чего лишь стоит вчерашнее выступление министра обороны США Роберта Гейтса, призвавшего готовиться к войне с Россией!» - воскликнул политолог (материал на эту тему читайте на странице 3).

А вывод Павловский сделал такой: в столь сложную годину лидер - Владимир Путин - не имеет права оставлять свой пост, тем более что этого не хочет и большинство граждан. Он может остаться президентом или выступить в каком-то ином качестве, но обязан продолжать быть лидером. И третий, и четвертый срок. А если станет проситься в отставку, «мы его не отпустим», заявил Павловский.

Посол США Бернс при этих словах плотно сжал губы, а потом, не дожидаясь окончания конференции, покинул зал. Видимо, поехал в посольство писать срочную телеграмму в Вашингтон: получен ответ на сокровенный вопрос: кто вы, мистер Путин? Это Рузвельт сегодня!