2018-02-21T15:07:08+03:00

Мальчик свободен. А мы?

Почту читает обозреватель Инна Руденко
Поделиться:
Комментарии: comments17
Изменить размер текста:

В минувшую пятницу 20-летнего Диму Медкова, за историей которого мы следили, полностью реабилитировали. Но наши читатели эту тему закрытой не считают

«Слава Богу, с Димой всё закончилось. А другие невинно осужденные?..» (Марина).

Удивительно, как одна человеческая история может, как в капле воды, отразить жизнь! По крайней мере ту ее часть, и отнюдь не малую, что бывает скрыта от нас ледяной красотой гламура звезд и звездочек да натужных смехачей. И проступает живое биение реалий, часто столь тяжелых, что волосы могут стать дыбом.

Брат убил сестру. Ни за что. Топором. (В деле их даже четыре!) Расчленил труп и сжег части родной кровинушки в обычной бане, был признан опасным шизофреником и посажен в психушку. Так мать и отец лишились в одночасье сразу обоих своих детей. Живут, то ли слезы льют, то ли водку пьют, придавленные чудовищным происшествием. И так три года.

И вдруг происходит чудесное, прямо из сказки, воскрешение из мертвых! Приходит письмо - от дочери! Она, оказывается, жива-живехонька да еще и сама дала жизнь, родив двоих детей! Просто убежала из дома. Сын таким же чудесным образом оказывается здоровым, его выпускают из психбольницы. Семья в сборе! Чистая фантастика - живи и радуйся.

Но отклики, пришедшие на рассказ об этой истории («КП» от 24 января и сайт http://www.kp.ru/), отнюдь не радостны. Они суровы, аналитичны и, прочитанные в совокупности, могут заставить зашевелиться волосы и на гламурно-напомаженной голове.

Царица доказательств

«Этот пример наглядно обнажил самое страшное, что мы имеем в судебно-следственной практике сегодня: для судей и следователей это дело обычное. Они даже не осознают, что они натворили. Нетрудно сделать вывод: сколько судеб еще могут переломать приверженцы пресловутой теории Вышинского». (Ляхов Д. П.).

Для тех, кому фамилия Вышинский ничего не говорит, стоит напомнить, что этот главный режиссер страшных политических процессов 30-х годов успешно внедрял в теорию и практику постулат: признание - царица доказательств. А уж каким путем получено это признание, не суть важно. Ведь «убивец», 16-летний Дима, оказывается, сам оговорил себя! Улик в деле нет, нет мотива преступления, нет трупа, сажа в бане экспертизе не подвергалась и т. д. и пр. «Когда посадят на растяжку, - успел шепнуть матери на суде Дима, - в чем угодно признаешься».

Есть для получения признания и другие «методы», сообщают наши читатели. «Мой племянник не был тюфяком, 23 года, высшее юридическое образование. Но пакет на голову, удары по пяткам - вот и признание в том, чего не совершал. Итог - 8 лет». (Роману, 10.55). «И с сыном была похожая история. В о/м на Третьяковке его били и одевали пакет на голову до тех пор, пока он не подписал признание в убийстве...». (Владимир).

Этот пакет - явно сегодняшнее изобретение. Подсмотрели его горе-следователи в водопаде обрушившихся на нашу бедную голову криминальных фильмов или просто у вокзальных беспризорников, нюхающих таким образом клей? Или все наоборот - именно из милиции шагнул в жизнь этот пакет? Как говорится, простенько, но со вкусом. «Вся эта история по теме: «Куда ни плюнь - везде правовое государство». Вместо презумпции невиновности (по-простому: нема трупа - нема преступления) - модерновая состязательность процесса («Юноша, чем докажете, что вы не убивец?») (Кроликов).

Всюду деньги, деньги, деньги...

Есть вывод и поострее: «В России нет правоохранительной системы. Есть карательные органы, они заняты зарабатыванием денег. Это не отменяет достойной работы конкретных людей (милиционеров, судей, адвокатов), но не милиции, судов, адвокатуры. Это системный кризис». (В. Г.). Называют наши читатели и главную, по их мнению, причину кризиса: это повсеместная коррупция. «Коррупция кругом. Тяжело жить в такой стране, а просвета не видно. С одной стороны, разгул преступности, с другой - милицейский произвол». (S). Вот только несколько примеров: «У меня знакомый шел домой с тренировки. Боксер. Напали шестеро пьяных. Он их всех положил. А у них мамы и папы начальнички. Был суд - парню 6 лет дали...» (Floor). «Одних за кражу курицы сажают, так как детям есть нечего, а других под залог отпускают. Законов полно, да только что позволено одним, то не позволено другим». (Толмач). «Богатые защищаются деньгами, беднота - шкурой». (Дядя Вася).

«Ранее бытовавшее мнение, что за краюху хлеба у нас могут упечь на всю жизнь, а на кражи в огромных размерах никто и внимания не обращает, ныне выглядит так. Руководителя одного из наших предприятий таскают по различным контролирующим органам за недоплату налога в сумме 54 тыс. рублей, и это при условии, что данная задолженность оспаривается в суде. А в отношении бывшего руководителя другого предприятия, доведшего его до банкротства, по вине которого образовалась задолженность по НДС в сумме свыше 200 млн. рублей, мы, как ни пытаемся, не можем возбудить уголовное дело. Вот так!» (Ирина).

Но не только деньги или их отсутствие - причина неправедного суда. С поразительной заинтересованностью, будто речь идет о собственной семье, анализируют читатели работу судей, «понимающих данную им независимость как безответственность». Гневаются на врачей: «Интересно, на каком основании психиатр поставил такой диагноз Диме? И на каком основании решено, что он выздоровел? Если эти врачи (дававшие клятву Гиппократа) научились лечить опасные формы шизофрении, то пусть опубликуют свои достижения в научных журналах». (Meti). Критикуют деятельность тех прокуроров, что никогда не прислушиваются к доводам адвокатов. Размышляют о роли самих адвокатов. «Вот наконец-то подняли тему. Конечно, стыдно за такую работу коллеги, но это на совести его и краевой Палаты. А вот что действительно страшно, так это судейско-прокурорская связка, разорвать которую одному адвокату не под силу. Будь ты трижды невиновен, судья все равно найдет способ вынести обвинительный приговор, дабы не ссориться с прокуратурой. Прокурор ни в жизнь не допустит оправдания и никогда не признается в своих ошибках. А как же тогда он надзирал над следствием? Получи, дорогой, выговор. А про кассацию и говорить неохота - ворон ворону глаз не выклюет. Единственный способ активно защищаться против судебной машины - писать ходатайства, жалобы, делать всяческие заявления - наша судебная система боится огласки...» (Адвокат).

Что делать?

Ну вот огласка в данном случае есть. Как пишет Гость: «Печатное издание получилось. Читатели, простые граждане, высказались. И что? Все виновные работают, живут и здравствуют. Да дайте же, пожалуйста, ответ о принятых мерах!» Читатели предлагают и сами эти меры. «Какая безграмотность, непрофессиональность и равнодушие «расследовавших» дело! Расквалифицировать и снять с должностей! Если врачебная ошибка стоит врачу карьеры, то и такая намеренная «ошибка» должна стоить карьеры, как минимум. «Комсомолка», пожалуйста, доведите дело до логического конца!» (Светлана). «Именно судья вынес решение о судьбе Димы. И именно он должен понести наказание за сломанную судьбу парня. Причем наказание не меньшее, чем у Димы - 3 года за решеткой. Реальных три года, а не условных». (Валера). «Следователь, у которого обвиняемый себя оговорил, должен отсидеть тот же самый срок, что получил безвинный, и не в ментовской зоне, а в той же самой, где сидел этот человек. При таких раскладах оговоры прекратятся». (Справедливый). «Называю статьи Уголовного кодекса, по которым должны быть привлечены виновные в неправедном суде: 299, 301, 302, 303, 305. А вот будут ли привлечены? Надо, чтобы за любое неправосудное решение и судьи, и прокуроры, и следователи НАВСЕГДА изгонялись из этой сферы деятельности. У нас много образованных, совестливых юристов, которые с удовольствием пойдут работать за ТАКИЕ деньги и будут работать по совести». (Александр).

Только передохнешь от густоты возмущений на утверждении, что и совестливых юристов у нас много, как читаешь: «Это не бином Ньютона, что продажны правоохранительные органы. Почему все так удивляются этому? Почему никто не пишет, что с этим делать? Да брать самим в руки автомат!» (Ясень). Дожили: против насилия - насилие? Против преступления - преступление? О нет, только не это! К счастью, такой Ясень один - на всю большую нашу почту. Но пусть все же прочитают этот призыв неправедные вершители человеческих судеб, может, у них хоть от страха зашевелятся волосы на голове. Избави нас Бог от этих автоматов - каждый день где-нибудь и так раздается смертоносный автоматный треск... Да кто мы, в конце-то концов?

«Кто мы? Где мы?»

Это спрашивает читатель, подписавшийся так: «Ужас!» И он бранит сначала правоохранительные органы, но потом обращается ко всем нам. Дескать, ну а мы-то сами - что? Где наше достоинство, общественная активность, борьба за свои права? В первую очередь тут стрелы летят в семейство Димы. «Больше всего удивили родители. Почему не боролись за сына? Они же не пытались даже ему помочь! Дочурка-идиотка сбежала, сын в дурке... А чо? Бухать зато никто не мешает. Ну полный пофигизм!» (Yah...). «Противно читать про таких тюфяков. Эх, люди! Бороться надо за себя, за своих детей, а не воспитывать их рохлями, которые готовы идти в психушку, потому что на них дяди накричали». (Роман). «Полная неграмотность и заторможенность. Пока у людей такой пофигизм, перемен не будет». (Nikibob).

Пофигизм - вот тут ключевое слово. Это уже явление. И большая беда нашей общественной жизни. «Противно. И от того, что парня без вины обвинили, и что мы к таким безобразиям уже начали привыкать. Просто противно». (Лена). «Я думаю, пока каждый отдельно не начнет следить за порядком в своем кругу, это будет и дальше продолжаться». (Vlad). «Сами себе выбираем эту мразь». (Игорь). «О возросшем числе жертв от судебного произвола в России говорит количество жалоб наших граждан, поступающих в Европейский суд по правам человека. Только при наличии эффективного общественного контроля ситуацию в правосудии можно кардинально изменить в лучшую сторону». (Д. П. Ляхов).

Нет, не все пофигисты, говорит наша почта. Прозвучала попытка оправдать пофигизм трудным временем, в котором живем. «Бывали хуже времена, но не было подлей», - утверждает некто Манья словами поэта XIX века. И тут же получает отпор утверждением поэта современного: «Времена не выбирают, в них живут и умирают». (Алдр).

Выбор - у человека. Он - чело века.

ИСТОЧНИК KP.RU

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

 
Читайте также