Общество

Грабовой пригрозил суду атомным взрывом

Вчера начался судебный процесс над лжепророком
Воскреситель на вчерашнем заседании суда (съемка скрытой камерой).

Воскреситель на вчерашнем заседании суда (съемка скрытой камерой).

И снова о Грабовом... Лед тронулся, господа присяжные заседатели! Недавно мы выиграли суд у «лжепророка, пытавшегося отсудить у «КП» за свои «честь и достоинство» более миллиарда рублей (выиграли спокойно и красиво - по всем пунктам обвинения). А вчера Таганский суд Москвы наконец-то начал рассмотрение уголовного дела неудачливого воскресителя беслановских детей, обвиняемого в мошенничестве.

А это означало, что моя новая встреча с Грабовым и его удивительными поклонниками была неминуема. Повестка в суд. Зал заседаний. Клетка с коммерсантом-воскресителем. Странное ощущение от статуса «пострадавший» (вот к чему иногда приводят журналистские расследования - с помощью эксперимента «КП» с «воскрешением фоторобота» за 39 100 рублей мы отправили Грабового за решетку). И надежда на достойный приговор...

Из пострадавших (по делу их проходит 11) я оказался самым недальновидным. Стал ждать начала заседания на улице. Там стояли люди. Люди были злы.

- Ты че врешь? - подошел кто-то слева.

- Дайте-ка я загляну вам в глаза, - азартно предложили справа.

Я выскользнул из сжимающегося кольца «друзей» и отправился от греха подальше в зал суда. Там на лавочке сидели тетушки. У одной погибла в автокатастрофе вся семья - дети, внуки... Грабовой, конечно, этим воспользовался - по данным следствия, он «воскресил» их в обмен на несколько тысяч долларов. Тетушка с каким-то удивлением смотрела на Грабового, но, как мне показалась, никак не могла перехватить его взгляд (воскреситель беспрестанно рылся у себя в клетке в каких-то бумагах). И, не выдержав, выдохнула: «Вот так человек!»

Рядом сидела другая жертва. Копила деньги на рискованную операцию - отдала Грабовому на излечение. Еще до суда умоляла руководителей пирамиды вернуть украденное («Никаких не будет претензий, Грабовой - хороший человек, только верните, мне срочно нужна операция!»). Не вернули.

- Отдайте мне деньги! - во время заседания крикнула она и, несмотря на протесты судьи, двинулась к клетке.

- Ну если только мне изменят меру пресечения... - улыбнулся Грабовой и с усмешкой добавил: - Шутка.

- Вы так шутите?! - Пострадавшая просто рухнула на скамью.

- М-да... - покачала головой судья...

Заседание было ожидаемо веселым. Грабовой потребовал немедленно освободить его:

1. Согласно закону о культурном достоянии страны. (Он, разумеется, достояние.)

2. Согласно закону о реабилитации политических заключенных.

3. Потому что иначе случится атомная катастрофа.

4. Потому что в уголовном деле неправильно указан телефон пострадавших...

И еще 16 ходатайств в том же духе.

- Сочувствую вам! - не выдержав, сказал я судье.

Пока защитник орал «Протестую!», я решил, что с меня на сегодня хватит. А суд взял тайм-аут на неделю...