Премия Рунета-2020
Россия
Москва
+18°
Boom metrics
Общество11 апреля 2007 22:00

Банды терроризировали Гомельщину больше десяти лет

Увы, рэкет и кровавые группировки живут не только в российских современных сериалах. В прошлом году страна узнала о громких судебных процессах над бандами в Гомельской области. Было официально признано, что и в Беларуси бандиты грабили, убивали и занимались рэкетом больше десяти лет, а власти не могли с ними справится.
Источник:kp.ru

Увы, рэкет и кровавые группировки живут не только в российских современных сериалах. В прошлом году страна узнала о громких судебных процессах над бандами в Гомельской области. Было официально признано, что и в Беларуси бандиты грабили, убивали и занимались рэкетом больше десяти лет, а власти не могли с ними справится.

Сначала вынесли приговор самой кровавой в истории Беларуси банде Морозова, за которой числится 15 убийств.

Не успели приговорить «морозовцев», как начались суды над членами еще одной многочисленной группировки «пожарников». Параллельно велось следствие еще над несколькими группировками, которые действовали в районных центрах.

Когда в конце марта рядовым членам группировки «пожарников» вынесли приговор, корреспондент «Комсомолки» отправился в Гомель, чтобы разобраться: как криминальные группировки столько лет орудовали под носом у властей и почему местные жители до сих пор боятся вспоминать о прошлом.

Центральный рынок в Гомеле, по словам милиционеров, «пожарники» терроризировали больше десяти лет. Это главная торговая точка города. Огромный крытый павильон с продуктами, сотни палаток, боксы, ларьки. Продается все: от пирожков до мебели. На Центральном тысячи предпринимателей, с которых можно было собирать дань. Хожу по рядам и спрашиваю о беспределе, который чинили «пожарники».

- Ну и что, что вы из газеты, - посылают меня коммерсанты куда подальше, как врага, и заслоняют фотоаппарат рукой. - Никто с нас денег не брал, никому не платили.

Некоторые все же признались корреспонденту, что у них вымогали деньги.

- Об этом и сегодня говорить боятся, столько лет какие-то мордовороты рынок прессовали, - отважилась поговорить с журналистом смелая коммерсантка Надежда, хозяйка павильончика с одеждой. - Ходили какие-то ребята по рынку. И попробуй не заплати! Лучше отдать полсотни баксов, чем потом иметь проблемы. Брали и с рубщиков мяса, и с продуктовиков, и с вещевиков. В милицию жаловаться все боялись, знали, что вымогатели повязаны с органами. Большего ужаса не припомню.

Таксисты, которые стоят неподалеку от рынка, тоже всегда рады клиенту, но только если он не расспрашивает о вымогательствах.

- Деньги бандитам платили все таксисты, легальные и нелегалы. Выхода не было. Один коллега был очень правильный, верил в торжество закона, ему бандиты разбили машину, - вспоминает таксист Михаил. - Мужик написал заявление в милицию, на следующий день вымогатели пришли к нему с этой бумагой, сожгли ее и сломали мужику нос. Ну как после такого не испугаешься? Правда, не знаю, от кого действовали вымогатели. О банде «пожарников» я лично узнал из газет...

Банды «пожарников» и «морозовцев» общались. На фото слева направо: «морозовец» Горбатый (приговорен к смертной казни), сам Морозов (приговорен к смертной казни), лидер «пожарников» Олег Чирков, «пожарники» Валентин Шкурко и Олег Гончаров.

«Пришли с пистолетами и забрали у меня дело»

Встретиться с журналистами согласился бывший успешный гомельский бизнесмен Петр Лужинский. Если верить материалам дела, у него «пожарники» в прямом смысле слова отобрали деревообрабатывающее предприятие, которое стоило сотни тысяч долларов.

Сейчас Петр Иванович работает на маленьком дельце своего брата. Мы застали некогда успешного бизнесмена за станком в пыльной от стружки робе.

- В 1997 году я зарегистрировался как индивидуальный предприниматель, - вспоминает Петр Иванович. - В Гомеле у меня было свое предприятие, с новым оборудованием, автомобилями. Под моим крылом работало около 150 человек. Товар, который мы производили, продавался в нашем же «Салоне мебели», на Центральном рынке был павильон. Дело шло в гору, и я решил приобрести филиал мозырского мебельного завода в деревне Бабичи. Денег немного не хватало - около пяти тысяч долларов. И я одолжил деньги через знакомого майора милиции. Мой кредитор оказался одним из «пожарников», это было начало конца...

Однажды в разгар рабочего дня вооруженные люди не церемонясь вошли на территорию предприятия, построили всех работников и сообщили, что они - новое начальство. Бухгалтеру приказали слушать исключительно их команды. Меня же обещали оставить соучредителем. Я обратился к знакомым высокопоставленным милиционерам, но мне посоветовали: «Лучше не рыпайся, убьют!» «Пожарники» действительно ухватились за мое дело мертвой хваткой. Работникам, которые бежали с предприятия, не давали расчета. Те шли в суд. Дело было зарегистрировано на меня, стало быть, и штрафы решением суда вешались на меня. Даже сегодня, спустя годы, я должен отвечать за десятки исков. «Пожарники» натравили на меня налоговую, хотели посадить и таким образом убрать неугодного свидетеля, а предприятие оформить на себя. Ко мне приставили своего охранника. Грузовики и мои легковые авто распродали, как и часть моего оборудования. Позже я подсчитал, что у меня отобрали имущества примерно на миллион долларов.

В 2003 году, когда милиция обратила внимание на «пожарников», мне предлагали написать заявление. Но отважился я сделать это лишь через год. В суд я подал иск на 300 тысяч долларов. Прошли года, но деньги ко мне не возвращаются, я не могу даже оплатить отопление в коттедже. И надежды на то, что я выберусь из этой ямы, с годами все меньше.

КТО ТАКИЕ «ПОЖАРНИКИ»

По мнению милиции, главным авторитетом группировки был Олег Чирков по кличке Зъян.

- Этот человек рос в деревне Березки под Гомелем, - рассказывает о его судьбе старший уполномоченный по особо важным делам управления Олег Кашин. - Чирков - это мужчина небольшого роста, всегда подчеркивал, что в жизни ему приходилось тяжело, но он сумел добиться уважения. Сколотил банду у себя в Березках, а потом подмял под себя Гомель. В 90-х Чирков числился сотрудником подразделения охраны, но недолго. Зъян был человеком жестким, смекалистым. Он многое просчитывал наперед, редко фотографировался с соратниками.

Еще один авторитет, Геннадий Березин, начинал грузчиком арбузов на Центральном рынке. Он был мастером спорта по пожарному спорту. Именно из-за него группировку прозвали «пожарниками».

- При обыске в квартире Березина нашли коллекцию видеокассет и книг с биографиями известных гангстеров, - рассказывают в управлении. - Он выстроил трехэтажный особняк, с которого обозревал весь Центральный рынок, который «трясла» группировка.

Другой лидер, Валентин Шкурко, напротив, рос в семье директора школы. В молодости попал на войну (служил во внутренних войсках во время карабахского кризиса). После армии получил образование юриста в гомельском вузе. Шкурко тоже пришел к «пожарникам» из органов, был старшим лейтенантом подразделения охраны.

- Шкурко совершил немало преступлений, но было время, когда он отошел от уголовщины, - говорит Олег Кашин. - Между ним и Чирковым произошел конфликт, не поделили автомобиль. Бывшие друзья поссорились, Шкурко вложил деньги в легальный бизнес. Но когда возбудили уголовное дело, бежал в Москву, где до задержания прятался с остальными лидерами «пожарников».

Последним из авторитетов в марте этого года изловили Олега Гончарова по кличке Гончарик. Мужчина прятался в одной из деревенских хат в родном Гомеле.

Непокорных коммерсантов обливали кислотой

Закрытый суд над рядовыми «пожарниками» проходил за закрытыми дверями.

В СИЗО-3 приняли повышенные меры безопасности. За порядком следили солдаты внутренних войск в бронежилетах, с металлоискателями и собаками. Представителей СМИ впустили в актовый зал СИЗО после оглашения приговора для того, чтобы сделать картинку для камер и фотоснимки. «Пожарники» были готовы разорвать журналистов, многие из которых, минуя призумпцию невиновности, еще до суда называли их головорезами:

-Животные, пошли вон отсюда, вы брешете! – кричали журналистам осужденные и пытались облить посланцев от СМИ водой, но клетку плотно оцепили конвоиры.

После суда я отправился в Управление по борьбе с организованной преступностью и коррупцией МВД Беларуси по Гомельской области (УБОПиК), которое раскручивало громкие дела в отношении банд.

- Уголовное дело было заведено в декабре 2004-го, а преступления совершались с 1994 года, - говорит начальник управления Валерий Кругляков. - «Пожарники», в отличие от «морозовцев», редко решались на кровь. Но количество тяжких и особо тяжких преступлений было огромным. Основным промыслом «пожарников» был рэкет.

Члены группировки «оккупировали» Центральный рынок Гомеля и собирали дань с коммерсантов. Бандиты подсчитывали товарооборот каждого предпринимателя и, исходя из этого, выставляли размер дани. Находились люди, которые отказывались платить. Одну из таких продавщиц подкараулили в семь утра на автобусной остановке и со словами «ну что, теперь будешь платить» плеснули в лицо кислотой из баночки. Второй жертвой стала случайная прохожая, ее перепутали с предпринимательницей. Коммерсантов запугивали и другими способами.

На Центральном и сегодня торгует женщина, которую когда-то пожарники облили кислотой. Мы общались с хозяйкой точки, где несчастная работает реализатором.

- Она боится говорить с журналистами, не трогайте ее, пожалуйста, - просила хозяйка. - Когда она вспоминает о тех событиях, у нее начинается истерика...

В суде говорили, что кое-кому из мужчин грозили просверлить колени электродрелью, кого-то избивали... Нескольким предпринимателям поджигали двери, бросали в окна бутылки с зажигательной смесью, сжигали машины.

В суде рассматривался и эпизод с умышленным убийством. В одной из квартир района Сельмаш мужчины, связанные с «пожарниками», повздорили с местными хулиганами и избили битами до смерти двоих человек.

Один из обвиняемых по делу, Сергей Соловьев, разрезал сонную артерию и скончался прямо в следственном изоляторе, за полторы недели до оглашения приговора. Соловьев мог провести за решеткой около 20 лет. Еще одного участника тех событий осудили к 15 годам лишения свободы.

- «Пожарники» набирали обороты, вкладывали деньги в бизнес, открывали легальные предприятия, - просматривает материалы старший уполномоченный по особо важным делам управления Олег Кашин. - Самое известное детище «пожарников» - фирма «Сатис». Документально это предприятие специализировалось на разливе газированной воды в сифоны. Через ее счета прокачивались деньги группировки. Так преступники пытались легализоваться. Но в 2004 году было возбуждено уголовное дело. Сегодня осуждено 46 членов группировки и людей, связанных с ней. Несколько членов банды в бегах. А лидеры «пожарников», задержанные за границей, ждут экстрадиции на родину. Их будут судить отдельно, в последнюю очередь.

Гомельские банды крышевали чиновники?

В Гомеле мы пробыли несколько дней. О громких судебных делах говорят все горожане. Ведь без прикрытия властей банды столько лет вряд ли могли существовать. А как иначе объяснить то, что преступники незаконно оформляли документы, имели возможность получать разрешения на ношение оружия, а многим уголовным делам попросту не давали ходу?

- Естественно, связь между бандитами и некоторыми чиновниками прослеживалась. Были возбуждены уголовные дела, - анализирует заместитель начальника Главного управления по борьбе с организованной преступностью и коррупцией МВД Беларуси Владимир Тихиня. - К примеру, «морозовцам» оказывал протекцию бывший начальник уголовного розыска Гомельской области Лосев. Это очень серьезная должность. Лосев приговорен к 18 годам лишения свободы. По оперативной информации, с группировками были связаны и другие чиновники, но судом эти связи доказаны не были, поэтому и обвинять людей по закону нельзя.

ДРУГОЕ МНЕНИЕ

Родственники осужденных: «Дело «пожарников» возбудили, чтобы выгородиться от позора»

С женами и матерями «пожарников» я столкнулся после вынесения приговора рядовым членам группировки. Встретиться мы договорились на городском железнодорожном вокзале. На встречу с журналистом пришли родители Олега Чиркова, жены Геннадия Березина и осужденных в марте Макафеева и Зельмана. У них своя правда. Родственники уверены, что следствие велось под давлением, и требуют провести еще одно независимое расследование.

- Наши мужья были бизнесменами, их подставили, - рассказывала свою версию супруга Геннадия Березина Тамара. Остальные родственники одобрительно соглашались. - Всем известно, что Гомель «держала» кровавая группировка Морозова. С наших мужей, которые начали заниматься бизнесом, тоже вымогали деньги. В 1995 году сотрудник милиции Сусолкин задержал наших мужей в разных частях города и передал бандитам. Позже по этим фактам возбудили уголовное дело, Сусолкин бросился в бега. Трое суток о мужьях не было никаких известий. Мы всеми силами начали их искать, подняли неистовый шум, это и спасло мужей от гибели, бандиты их отпустили. После мужьям удалось договориться с бандитами и более-менее спокойно заниматься своим делом. Фирма «Сатис» снабжала газированной водой всю область. Естественно, когда город жил по бандитским правилам и везде чинились беспредел и беззаконие, то и наши мужья были вынуждены порой обходить закон. В этом виноваты органы власти, которые закрывали глаза на беспредел «морозовцев» и прочих городских бандитов. А когда «морозовцев» судили и все узнали об их зверствах, чтобы выгородить себя от позора, сфабриковали так называемое дело «пожарников».

- Наш сын не был бандитом, - рассуждают родители Олега Чиркова. - Он никого не убивал, не насиловал. Мы обращались во все инстанции для того, чтобы следствие передали в Республиканскую прокуратуру. Мы были уверены, что в Гомеле дело расследовалось под давлением.

На встречу с журналистами пришла и Ольга Макафеева, мужа которой приговорили к 15 годам лишения свободы. У хрупкой женщины тряслись руки, спустя несколько дней после приговора она так и не пришла в себя. Все-таки Ольга нашла силы, чтобы рассказать свою версию убийства в районе Сельмаш, которое девять лет назад посчитали превышением самообороны.

- Трагический случай, за который судили моего мужа, произошел девять лет тому назад. На машине муж приехал к знакомому отмечать день рождения. Под домом шумела какая-то компания. Произошел конфликт. В квартиру к имениннику ворвались, выбив двери, завязалась жестокая драка, в ход пошли металлические трубы, биты. У моего мужа были разбиты руки. Два человек из компании, которая ворвалась в квартиру, оказались мертвы. Муж говорил, что не видел, как все произошло. В его действиях усмотрели превышение самообороны. Дело было закрыто. После этого девять лет никаких проблем с законом у супруга не было. Он работал на железной дороге, кроме этого торговал цементом и шифером. А когда возбудили громкое уголовное дело по «пожарникам», в группировку стали записывать кого ни попадя, в том числе и моего мужа. Его посадили на 15 лет.

Фото автора и из архива следствия.