2015-02-04T03:35:47+03:00

Тарантино распоясался

Поделиться:
Комментарии: comments1
Тарантино, как всегда, сам появится в своем фильме - в небольшой роли бармена.Тарантино, как всегда, сам появится в своем фильме - в небольшой роли бармена.
Изменить размер текста:

«Доказательство смерти»

Режиссер - Квентин Тарантино.

В ролях: Курт Рассел, Розарио Доусон, Ванесса Ферлито, Зои Белл

Во-первых, Death proof (таково оригинальное название фильма Тарантино) - это не доказательство смерти. Так же как water proof - не доказательство воды, а bullet proof - не доказательство пули. Машина нового смачного тарантиновского антигероя по прозвищу Каскадер Майк (Курт Рассел) оборудована «системой против смерти», благодаря чему он совсем распоясался. За что и получит по заслугам от стаи молодых крутых теток под предводительством каскадерши Зои (реальной дублерши Умы Турман в «Убить Билла»). Вот в чем смысл названия. И вот в чем гуманистическое послание картины. На каждого каскадера найдется своя каскадерша.

Новый фильм Тарантино, являющийся частью проекта «Грайндхаус» (в 70-е годы фильмы «низких жанров» показывали по выходным парами и по цене одного), начинается с фирменного знака режиссера - крупного плана босых женских ступней. Все помнят, какую важную роль играли ступни Умы Турман в «Криминальном чтиве» и «Убить Билла». Поскольку картина сделана в малознакомом нашему зрителю жанре exploitation movie (низкобюджетные фильмы 70-х не могли позволить себе звезд, зато вовсю «эксплуатировали» зрительские слабости - желание наблюдать отвязные секс и насилие, например), Тарантино позволил себе расслабиться. Женские ступни - известная его слабость, поэтому в новом фильме их огромное количество. Еще одна «слабость» Тарантино (она же его достоинство и сила) - страсть к длинным диалогам, которым предаются его персонажи по ходу картины. Он не стал наступать себе на горло и в этом случае, но болтливость фильма укрощена сумасшедшим драйвом автомобильных разборок в финале. Снятых без всякого привлечения компьютера.

Всегда лихо экспериментирующий с драматургической формой, Тарантино отбросил привычную трехактную структуру повествования и свел ее к двум актам, зеркально отражающим друг друга. В пятый раз Тарантино сыграл в очень рискованную игру - и выдал, возможно, самый радикальный свой фильм. Который многие не оценят и не поймут. Который лишь по внешнему виду - стилизация под дешевый «слэшер» (подвид «ужастика»), а по факту стопроцентно авторский фильм, концептуальное современное искусство. Только очень большой режиссер может снять кино на чистом драйве, без сюжета, без подобия истории. Из чистого воздуха и киноманских впечатлений, переосмысленных, переваренных и преображенных в абсолютно отдельный и уникальный художественный мир.

 
Читайте также