Общество

Россию ждут хорошие времена?

Расцвет России предсказывает не известный политик или астролог, а обычная читательница, написавшая нам необычное письмо

«Дайте пожить..» - тихий молитвенный стон исстрадавшейся души прорвался уже в названии письма Галины Гонтаревой из Ульяновска, которое пришло в редакцию 4 года назад. Оно поразило нас, а потом, когда мы его опубликовали («КП», 26.11.2003 г.), и сотни наших читателей - своей горькой правдивостью, предельной искренностью и болью не только за себя - за своих сограждан, попавших в мясорубку перемен.

И вот на конверте снова вижу: «Г. Гонтарева, Ульяновск». Как весточка от незнакомого, но крепко зацепившегося за душу друга. А в «весточке» - 24 страницы убористо набранного на компьютере текста! «Понимаю, не газетный формат. Написала для своей дочери Саши». Но разве только для юной Саши важна попытка подвести предварительные итоги трудных и судьбоносных лет? Выстраданная ее мамой точка зрения на современную историю «изнутри, не историка, а простого человека», как определяет сама Галина? И потому, прошу вас, наберитесь терпения и прочтите хоть и в больших сокращениях, но все же самое длинное, наверное, в нашей газете письмо.

Чтоб ты жил в эпоху перемен

Помните китайское проклятие - «Чтоб ты жил в эпоху перемен»? Я всегда удивлялась этому древнему изречению. Мне, выросшей в эпоху застоя и не знавшей ничего другого, кроме неподвижного, как бетон, брежневского порядка вещей, казалось, что любые перемены - это невероятные приключения. Единственное слабое звено, которое лично меня смущало в этой казалось, верной конструкции, был Брежнев. Шамкающий, какой-то потерянный... Во всем остальном жизнь казалась мне вполне нормальной.

Нас коллективно воспитывали, ограждали от вредных влияний, довольно жестко контролировали. Общественное воспитание казалось таким надежным, что многие взрослые наивно полагали, что воспитывать их детей должна школа, а их дело - обуть, одеть и накормить. Что из этого вышло? Когда наступила эпоха перемен, оказалось, что мало кто знает, что это такое - самому отвечать за себя. Мы были как солдаты, привыкшие жить по команде, и, когда офицеры разбежались, не все смогли командовать собой сами.

Мои родители - дети войны. Война отняла у родителей не только нормальное детство. Оба моих деда не вернулись с войны. Один погиб на Черном море в 42-м, он был командиром бронекатера, другой в 41-м под Москвой, простым пехотинцем. Я не знаю, как они погибли и где их могилы, и вообще есть ли у них могилы. Что мне осталось от них? Два имени, Иван и Георгий, старые фотографии, да еще их любимые песни. А может, это не так уж и мало? Честное имя и славная песня