Общество8 февраля 2008 1:00

«Карлсон - крышное привидение»

Отец Чебурашки и кота Матроскина зачем-то переписал историю Астрид Линдгрен

В книжных магазинах - новинка. «Карлсон с крыши, или Лучший в мире Карлсон» идет нарасхват. Еще бы! Ведь теперь у этого произведения два автора. Один - знакомый - Астрид Линдгрен. Второй мэтр детской отечественной литературы - Эдуард Успенский. Но он-то каким боком к шведскому «привидению с мотором»? До сего момента я был уверен, что Линдгрен скончалась ровно шесть лет назад и как-то в соавторах не нуждалась ни в этой, ни в той, загробной жизни. А может, мама Пеппи завещала папе Чебурашки написать продолжение?

Выяснилось вот что: Эдуард Николаевич давно собирался перевести Астрид заново. Мол, устарела-то книженция. А я выполню ап-дейт: изложение «Карлсона» языком, понятным нынешним детям.

Но у Успенского свое видение современного русского детского языка. Это заметили еще после выхода странного продолжения «Простоквашино», где Шарик кричал: «Бей котов, спасай Россию!» В новом «Карлсоне...» соавтор пошел дальше - у него уже вообще какой-то новояз.

«Таких девочек и мальчиков в каждом доме хоть пруд пруди. Но никто из прудовых мальчиков не хочет считать себя прудовым», - смело заворачивает Успенский уже на первой странице. Не понял: каких-каких? Прудовых?!

Через предложение глаза спотыкаются о «типусов» (имеется в виду слово «типы»), «крышных людей» (к которым, видимо, надо причислять и Карлсона), «чики-пики-бай» (так, оказывается, Карлсон прощается). Интересно, это так разговаривают нынешние дети?

Вообще книга поражает какой-то натужностью - когда хочется новоявленному соавтору сказать что-то этакое, лихое, динамичное, а получается... К примеру, Успенский считает, что в городских квартирах есть сени (он использует их как синоним прихожей). Герой может запросто сказать: «Где ты шлялся?!» (не хотел бы я, чтобы мой сын заучил это слово с первой своей книжки). Есть в новом «Карлсоне...» и вполне понятные «веяния». Куда ж без них. «Родительское воскресное пиво», эмигранты, селянин, которого обобрали столичные жулики...

Подозреваю, что даже обложка с картинками из всеми обожаемого мультфильма не спасет новое изложение «Карлсона...». Нет, конечно, кто-то, не вникая, и схватит: «О, Карлсон!» Кто-то купится на фамилию Успенского в паре с Астрид Линдгрен. Но вот, просмотрев первые абзацы, будут ли родители читать эту книжку своим донельзя современным малышам?

СРАВНИ ДВЕ ВЕРСИИ

Перевод Л. Лунгиной

«Самое ужасное в мире привидение. Но симпатишное».

«Быть может, в других городах дело обстоит и иначе, но в Стокгольме почти никогда не случается, чтобы кто-нибудь жил на крыше, да еще в отдельном маленьком домике. А вот Карлсон, представьте себе, живет именно там».

«Сколько мне лет? - переспросил Карлсон. - Я мужчина в самом расцвете сил, больше я ничего сказать тебе не могу».

«Спокойствие, только спокойствие! - сказал Карлсон и предостерегающе поднял свою пухлую ручку».

Пересказ Э. Успенского

«Вазастанское (имеется в виду часть города Стокгольма - Вазастан. - Прим. ред.) Маленькое Привидение, моторизованное, дикое, красивое и жутко опасное».

«Может, в других местах бывают специальные крышные люди. Но в Стокгольме это не принято. Никто не живет в отдельном доме на крыше. А вот Карлсон живет».

«Сколько мне лет? - задумался Карлсон. - Я мужчина в самом своем лучшем возрасте, это единственное, что я могу сказать. Я вижу, это неплохая формулировочка».

«Спокойность, только спокойность! - сказал Карлсон и вытянул вперед пухлую руку, пытаясь предотвратить дальнейшие истерики».

КОММЕНТАРИЙ ИЗДАТЕЛЕЙ

Редактор отдела детской литературы издательства «АСТ» Ольга МУРАВЬЕВА:

- Новый перевод «Карлсона» Эдуарду Николаевичу заказало наше издательство. И вынести на обложку фамилии двух великих детских писателей - Линдгрен и Успенского - тоже наша идея. А почему бы и нет? Возможно, кому-то понравится новый вариант больше, чем перевод Лунгиной. Все законно, мы имеем право на переиздание «Карлсона».

МНЕНИЯ

ЗА

Это просто адаптация!

Не вижу ничего страшного в том, что мэтр детской литературы взялся по-своему пересказать классику. Примеров множество. По-моему, «Буратино» Толстого у нас гораздо популярнее «Пиноккио» на его итальянской родине. А «Волшебник Изумрудного города» - очень неплохой пересказ «Волшебника страны Оз». А «Алиса в стране чудес» Заходера и его же чудный «Винни-Пух»?

И что говорить: большинство басен Крылова - это творческая переработка на русском басен француза Лафонтена. А сценарии Григория Горина по пьесам Евгения Шварца «Обыкновенное чудо» и «Убить дракона»? Да и сами сказки Шварца - это тонкий, умный пересказ Андерсена.

Если автор талантлив (а в Успенском вряд ли стоит сомневаться) - то и книжка выйдет интересная. Да, другая, заметно отличающаяся от литературного перевода. Вот и замечательно! Ну а детишки сами выберут, что им ближе.

Александр МИЛКУС, редактор отдела образования «КП»

ПРОТИВ

Не надо портить классику

Представляю, как удивился бы народ, если бы какой-нибудь современный, пусть и маститый художник стал дорисовывать и улучшать картины Моне или Гогена! Есть замечательная книжка Линдгрен, есть профессиональный ее перевод на русский Лилианы Лунгиной. Перевод, на котором выросло не одно поколение детишек, на основе которого снят замечательный мультик. Зачем нужно это все «осовременивать» и снабжать сомнительными шуточками и приметами нашего, российского времени? Действие происходит в Швеции! Там живет человечек с шведской фамилией Карлсон!

Ну разве так трудно оставить хорошую книжку в покое?

Автору Крокодила Гены и мальчика Федора своих идей уже не хватает?

Евгений СТРИГУНОВ, бдительный читатель

КСТАТИ: У нас на сайте можно поиграть в презабавнейшую игру "Карлсон, который любит варенье"!