Политика16 января 2009 1:00

«Движемся к катастрофе из-за принципиальности Ющенко»

Наш спецкор выехал в Киев, чтобы разобраться, куда на Украине исчезает российский газ

Вся эта газовая история, по моим представлениям, зарождалась так. В суровые девяностые годы Леонид Кучма, положив в мешок сала, горилки, моченого чеснока, отправился к Борису Ельцину. «Я летел и уже все для себя решил, - вспоминал потом Кучма в документальном кино. - Если Москва нам откажет в помощи, то я тут же подаю в отставку... И Ельцин тогда сказал: «Да как ты мог подумать такое, чтобы Россия бросила Украину?!»

Можно представить, какую радость пережили тогда сообразительные ребята с Украины. Клондайк, да и только! Видал я потом их домищи в Лондоне... Украина даже сама начала продавать газ Европе. Правда, по документам из своих газовых скважин. Такие в незалежной имелись. В давние времена газа на Украине было немало. А когда его откачали, то пустоты подземные и приладили под газохранилища.

Но Украина не могла и предположить, что из Кремля однажды распорядятся лавочку-то прикрыть.

Вчера один крупный киевский чиновник от газовой братии поведал мне, что под землю украинцы успели закачать российского газа действительно много, пользуясь случаем, так сказать. Пока газ из России был по старым ценам 2008 года. О чем радостно доложили президенту с премьером и получили награды. Можем теперь, мол, Москве диктовать все, что хотим.

Удивительно при этом, что с экранов на Украине призывают экономить тепло и энергию. В моей гостинице в Киеве из четырех лифтов включен только один. Батарея в гостиничном номере куда холоднее, чем вчера, и я согреваю дыханием пальцы, печатая сей рассказ. Не околеть бы под утро.

Чтобы меня не обвинили в фантазиях, приведу отрывок из последнего номера киевской газеты «Вечерние вести» под заголовком «Стариков и детей срочно эвакуируют. Зиму, похоже, не пережить»: «Политика Ющенко привела к тому, что в разгар зимы страна погрузилась в холод... Украина семимильными шагами движется к катастрофе, но гарант у нас, как известно, очень принципиальный - договориться с Россией он, видимо, уже не в состоянии. Недееспособность главного «евро- и натоинтегратора» ощущают уже почти в каждой квартире, на каждом заводе - стоит лишь потрогать батареи...»