Политика

Либерал-губернатор на Вятке

За попытками экс-лидера СПС Никиты Белых «демократизировать» Кировскую область понаблюдал наш корреспондент

Все-таки хороша вертикаль власти при губернаторских чистках. Ослепительна! Летят первые губернаторские головы. Президент обещает уцелевшим беспощадную ротацию, и хорошо слышно, как звенят нервы губернаторов... как носится в воздухе предгрозовое - кто следующий?

И впечатление, что скользит перо государево по списку из 84 фамилий под шепот советников... Неторопливо. Величественно. Вычеркивая опальных и вписывая туда...

Занимательные, кстати, фамилии.

Довелось в Кремле услышать любопытный монолог.

- Ну зачем драматизировать, есть у нас перспективные кадры. Молодые, - рассеянно улыбался высокопоставленный кремлевский чиновник. - Вот, к примеру, Никита. Да-да, Белых, который... Ну погорячился парень, сразу принялся Киров в Вятку переименовывать. Ничего. Мы ему позвоним...

Пока Белых - самый большой кадровый сюрприз Медведева. Еще летом 33-летнего лидера СПС на «Марше несогласных» вязали милиционеры. А зимой он р-р-раз - и губернатор!

Этот креатив Кремля, кстати, не такой уж сюрприз - когда экономика трещит по швам, от лояльности чиновников мало толку - нужен профессионализм. А вот либералы в резкий поворот «генеральной линии» вписались с трудом. В декабре непримиримый оппозиционер, дочь экс-премьера Егора Гайдара Мария обвиняет бывшего соратника в беспринципности и даже... «Он продал душу дьяволу», - яростно пригвоздила Мария «неверного» Белых... Чтобы потом с женской последовательностью согласиться стать... вице-губернатором.

Похоже (уникальный случай!), и власть, и оппозиция пришли к негласному компромиссу: пусть в Кирове пройдет эксперимент. И хотя это не момент истины, а ни к чему не обязывающие «полевые испытания» либералов в условиях глубинки, обе стороны заинтересованы в успехе. По слухам, заключено молчаливое «джентльменское соглашение» - Белых не комментирует политику власти, власть не вмешивается в либерализацию Вятки.

Будучи уверен, что вся эта история с кировским губернаторством скоро станет притчей во языцех (неизвестно только - со знаком «минус» или «плюс»), я отправился в Киров. Ведь вятскому эксперименту (де-факто Белых принял должность в середине декабря) исполнилось первые 100 дней...

БЕЛЫХ НАМ ПОСЛАН БОГОМ!

На суетливый столичный взгляд Киров напоминал усталого человека, которого разбудить-то разбудили, но он, бедолага, так и не понял - зачем. Вятский феномен вообще трудно объяснить... Есть такие города, где достаточно выйти на улицу, чтобы понять их без всякой статистики. Вятка из таких. Среднюю зарплату в Кирове (11 тысяч рублей при московских-то ценах) можно угадать по угрюмой задумчивости покупателей. Что 40 процентов бюджета федеральные дотации, намекают разбитые тротуары. О бегстве из области жителей (минус 20 тысяч человек в год) - малолюдные улицы...

Впечатление, что знаменитое «поднятие России с колен» Вятка, как и многие провинциальные города, просто проспала. Она как-то пропустила, что нефтяной баррель стоил 140 долларов. Что удваивался ВВП. Золотые дожди нефтедолларов и нацпроектов по большому счету тоже прошли мимо...

Когда-то зажиточный советский город Киров увял от недостатка военных заказов. Местная оборонная промышленность, заточенная под выпуск ракет и бомбардировщиков, получает какие-то крохи из бюджета, и жизнь на оборонке еле теплится. Села пустеют. Молодежь разъезжается. Но к этому привычному набору отечественных бед надо добавить еще одну - всенародный вятский пессимизм. Это то самое тоскливо-созерцательное состояние русской души «От меня ничего не зависит!» и «Да пошли они все!», но умноженное десятикратно. Причем в комплексе вятской неполноценности давно нет ничего трагичного. Это милая местная достопримечательность.

Здесь любят рассказывать, что Киров - чуть ли не единственный крупный город, куда ни разу не приезжали руководители страны. Ни цари, ни генсеки. Никогда. Николай Второй, проезжая мимо, хотел было остановиться... Но царский поезд, к разочарованию горожан, прошел мимо...

«Тут уверены, что даже в соседней Перми люди просто обязаны жить лучше, чем в Кирове. По определению! - грустно улыбается будущий вице-губернатор области Мария Гайдар. За месяц Киров поразил ее дважды - ужасами полуразрушенного кировского кожвендиспансера и тотальным неверием, что можно что-то исправить.

«С таким настроением слона не продашь!» - невесело пошутил в разговоре со мной Никита Белых, честно признавшись, что только сейчас понимает, с чем придется иметь дело.

Характерно, что Белых в своих интервью часто говорит, дескать, первым делом сел за Салтыкова-Щедрина. Вятчане с улыбкой кивают - молодец! Предыдущего критика властей сослали сюда лет на двести раньше экс-лидера СПС, и у Щедрина богатый опыт: он не только выслужил монаршую милость (с последующим повышением в чине), но и изучил местные нравы. Так появились город Глупов и кунсткамера его обывателей.

Пока Вятка ведет себя точно по Салтыкову-Щедрину. Депутат Валенчук (вообще-то именно его «Единая Россия» предлагала сделать губернатором) радостно ныряет с Белых в крещенскую прорубь, пытаясь то обнять губернатора, то поцеловать.

«Белых послан нам Богом!» - красуется в местных газетах интервью местного предпринимателя Мамеда Мамедова, с трудом пришедшего в себя от счастья - губернатор почтил его аудиенцией!

Руководство пригородного совхоза не мудрствуя лукаво просто завалило цветами рабочий кабинет Марии Гайдар... Но больше всех либералам обрадовались кировские гомосексуалисты. После неосторожного заявления Белых о том, что свобода шествий гарантируется Конституцией, они намереваются подать заявку на первый в России гей-парад...

- Хороший, говорят, дельный мужик, - счастливо вздыхает администратор гостиницы. - Моего мужа-таксиста уже третий раз за эту неделю штрафуют.

- ?!

- Губернатор-то строгий, как пришел - вызвал милицейское начальство и устроил ему разнос. Вот и выгнали всех гаишников из кабинетов на улицу за ситуацией на дорогах следить. Они хотя и штрафуют всех подряд, но на то он и порядок...

В общем, «испытательный полигон» для либерала Белых был подобран грамотно - вот она, миниатюрная Россия, во всей свой красе. Как писал местный житель Щедрин: «Люди ликовали; еще не видав в глаза вновь назначенного правителя, они называли его «красавчиком» и «умницей». Явились даже опасные мечтатели... они утверждали, что при новом градоначальнике процветет торговля и что, под наблюдением квартальных надзирателей, возникнут науки и искусства».

НОЖ ЗА ПАЗУХОЙ

На самом деле назначение Белых для кировской элиты не было шоком. Это даже не назовешь громом среди ясного неба. Москва просто ударила элиту под дых. Здесь уже давно забыли, когда Кремль присылал последнего «варяга» (было это эдак лет 20 назад). Здесь чиновники и бизнесмены выросли чуть ли не в одном дворе и привыкли, что знают друг о друге все - кто, с кем, почем и что от кого ждать. А потому здесь милая русскому сердцу тишь, гладь, политическое равновесие. И характерные очертания вертикали власти.

До недавних пор областью, по мнению всего Кирова, дружно правили три человека - губернатор Шаклеин, вице-губернатор Крепостнов и олигарх Березин. (Журналисты даже придумали язвительную аббревиатуру «ШБК».)

У Березина главное сокровище - торговая сеть «Глобус», куда входит добрая треть всех продуктовых магазинов города. С «Глобусом» связано три феномена. Горожане любят эту сеть за качество обслуживания, но при этом жалуются на завышенные цены. Бизнесмены, уважительно называя Березина работягой, лукаво посмеиваются - как «Глобус» со своего многомиллионного оборота умудряется платить льготный вмененный налог, задуманный вообще-то для малого бизнеса (дескать, Ходорковский за ту же «оптимизацию» 8 лет получил). А еще интересно, что раньше большинством городских магазинов в городе владел тот самый дружелюбный претендент на губернаторство Валенчук. Но, проиграв Березину на выборах в горсовет (говорят, депутаты, дружественные владельцу «Глобуса», получили там конституционное большинство), решил поэтапно продать свой бизнес. Хронология такова: после продажи торгового бизнеса жириновец, а затем справедливоросс Веленчук неожиданно избрался в Госдуму от партии «Единая Россия». А после про