2018-02-21T18:43:40+03:00

«Олимпиус инферно» -документальная фантастика о недавней войне

Корреспондент «КП» работавший в августе в зоне боевых действий, посмотрел нашумевший художественный фильм глазами очевидца [видео + дискуссия]
Поделиться:
Комментарии: comments751
Изменить размер текста:

Как свидетель этой войны, ничего хорошего от этой скороспелой киноподелки не ожидал. Сталкивался с этим много раз – «Курск» еще не подняли, в бесланской школе завалы еще толком не разгребли, а на прилавке уже ворох книжечек с броскими обложками. Переваренные неизвестными коньюктурщиками-падальщиками факты, выдержки из чужих статей и свидетельств.

Особенно мерзко, когда находишь в таких книжках свои строки или узнаешь свои фотографии. Ждал от фильма чего-то подобного, зубами скрипел. Трейлеры и первые рецензии на «Олимпиус Инферно», не обещали ничего хорошего. Сюжет показался глумиво-циничным. Американец, едет в Южную Осетию, ловить бабочек… Ассоциация была одна: бессмертная комедия «Де жа вю», коронная реплика главного героя: « я, американский профессор-энтомолог…», и так далее. Добровольно не стал бы смотреть этот фильм никогда, мне слишком дороги мои воспоминания. Никогда, если бы не редакционное задание...

Рецензии не врали. Действительно, молодой американец, русского происхождения, приезжает в Южную Осетию, за несколько дней до начала войны. Получил грант от своего американского университета, закупил аппаратуру для дистанционной ночной съемки. Собирается расставить свои камеры в горах и снять пролет заветных насекомых. Американца сопровождает его бывшая одноклассница, российская журналистка Женя.

Ее, как и меня, отправили в тлеющую «горячую точку» в одни и те же августовские дни. Фильм собственно и начинается с того, как два главных героя, по разные стороны Атлантики оформляют свои командировки. Никто не знает толком – где эта Южная Осетия, чья эта земля, какие деньги там ходят и какие визы нужны. Окраина мира, заброшенная и никому не нужная горная республика.

Съемка почти репортажная, расхожий, модный режиссерский прием, но обыденная фактура осетинской жизни поражает своей достоверностью. Всего одна деталь: войны в Южной Осетии нет уже добрых пятнадцать лет, но если здесь выпивают, второй тост обязательно будет за мирное небо. Мне показалось, что именно в этот момент, американец начал что-то понимать. Все остальное он увидел своими глазами. Что не видел сам, например, ночное наступление грузинской армии на Цхинвал, засняли его камеры.

Весь сюжет фильма закручен во вокруг этой черно-белой ночной съемки сделанной в инфракрасном свете. За съемкой охотятся грузинские спецслужбы, а фоном идут заявления политиков – наших, грузинских, западных. Американец видит одно, а слышит совсем другое. Журналистка Женя объясняет ему, неразумному: «Сейчас войны информационные! Кто громче крикнул, тот и победил!». Подтверждаю, иначе бы не выжил бы я, в грузинском Гори, якобы «дотла разбомбленном российской военщиной».

Честно сказать, с тридцатой-сороковой минуты фильма, я не уже смог усидеть в кресле перед телевизором. Шлялся без нужды по квартире, десять раз заваривал чай – не мог смотреть на эти подвалы с женщинами, старухами и детьми. Не мог смотреть на мечущихся под обстрелом людей, летящие по газонам легковые машины без стекол, горящие панельные многоэтажки, трупы под заборами, обезумевших животных на городских улицах. И обреченность без злобы, висящая в воздухе. Не хватало только сладковатой тротиловой горечи, и запаха трупов полежавших на августовском солнце.

Фактически, съемок боев в Цхинвале было очень мало – два десятка невнятных коротеньких роликов в Интернете. Как удалось воссоздать атмосферу – тайна мастеров снявших этот фильм. У них это получилось, и почти без клюквы. Им можно простить даже гранаты от подствольников, рвущиеся фонтанами багрового пламени.

Это все-таки художественный фильм, а не оперативная съемка, и не все в курсе таких деталей. Поэтому, я знаю, какое основное обвинение уже завтра предъявят режиссеру «Инферно» наши недруги. При всей фантастичности сюжета, его обвинят в излишней документальности. Лучшей похвалы от неприятеля вряд ли услышишь…

Уважаемые читатели - этот фильм, в некотором роде, знаковое событие. Впервые, Россия попробовала защитить свою точку зрения с помощью художественного произведения. Так, как это делает тот же Голливуд на протяжении многих десятков лет. Интересна ваша точка зрения на это событие, ваша оценка этого фильма.

Пишите на адрес steshin@kp.ru, оставляйте в откликах на сайте, и ваша точка зрения будет опубликована как подборка откликов или в виде дискуссии с автором заметки. До связи!

МНЕНИЕ ПРОТИВ

Наша война по западным лекалам

Ну наконец-то мы смогли ответить Голливуду. Не все же американцам снимать фильмы про «хороших» парней в Афгане, Вьетнаме или Ираке. Жаль только, что картину про нашу войну в Южной Осетии мы сняли по их, голливудским, лекалам. Поэтому и получились некоторые герои чересчур карикатурными, а отдельные эпизоды - позаимствованными со «склада» залежалых товаров кинематографа. Случайная фотосъемка и дальнейшая погоня за главными героями - совсем как во «Враге государства» (помните, там Уилл Смит со скандальной кассетой, на которой случайно записали не перелетных птичек, а убийство, все бегал от спецслужб по крышам). А еще создатели «Инферно» очень внимательно смотрели и «Черный ястреб» - про операцию американцев в Сомали, и фантастический блокбастер «Дитя человеческое».

Сняли так, чтобы понятно было заграничному зрителю? Но получили же признание на Западе «Баллада о солдате» и «Летят журавли»! Почему на них не равняться?

Говорят, что фильм о войне в Южной Осетии очень хотел снять Эмир Кустурица. Будет любопытно на это посмотреть...

Анатолий МАКСИМОВ

КАК ЭТО БЫЛО

Снимали в Абхазии

По словам режиссера фильма Игоря Волошина, то, что съемки пройдут в Абхазии, было решено сразу. Массовку набирали из местных жителей. Привлекли абхазский спецназ и бронетехнику.

- Когда люди узнавали, о чем наше кино, все старались помочь, - подхватил и второй режиссер Стас Довжин. - Многие, правда, задавали один и тот же вопрос: «Почему кино снимают не в Южной Осетии?» Но там же сейчас снег лежит! А по сценарию идет август 2008-го. Так что пришлось играть лето в Гаграх в январе.

- Говорить о локальных войнах надо смело, громко и побыстрее. Потому что та боль Осетии лично для меня вскрылась в полной мере только сейчас, - говорит Игорь Волошин.

А еще, по мнению российского режиссера, Абхазия имеет прекрасные перспективы как съемочная база для любого из киножанров.

Ромсон РОМАНИ («КП» - Краснодар»)

ВОПРОС ДНЯ

Как вам фильм?

Эдуард КОКОЙТЫ, президент Южной Осетии:

- Тема информационной агрессии, которая велась против нашей республики со стороны Грузии, обозначена четко. Но мне бы хотелось, чтобы в фильме было больше съемок из Южной Осетии. Мы могли бы еще больше рассказать, как в угоду агрессорам искажалась действительность.

Сергей ГОНЧАРОВ, президент ассоциации ветеранов спецподразделения «Альфа»:

- Я против того, чтобы так быстро делать историю. От фильма не в восторге. Рановато давать оценки произошедшему.

Валерий КАБОЛОВ, председатель Московской осетинской общины:

- Впечатление положительное. Есть некоторые неточности. Но это художественный фильм. Хотя фильм с претензией на документальный. Ощущение, будто война длилась всего один день.

Елена ДРАПЕКО, актриса, первый зампредседателя Комитета Госдумы по культуре:

- Очень хороший фильм. Динамичный и сделан отлично. Понравилось. Правда, много стрельбы. Как в американских боевиках.

Аким САЛБИЕВ, киносценарист:

- Сейчас надо делать документальное кино. А художественное - рано. Еще все не осмыслено. Олимпиус инферно - это вид бабочек. В переводе с латыни называется «олимпийский ад». Судя по названию, я думал, что фильм будет сильнее. А увидел наивный романтический сюжет о страшной войне. Фильм поверхностный.

Сергей ПОЛУШКИН, отец погибшего в югоосетинском конфликте военнослужащего Артема Полушкина, Благовещенск:

- Нормальный фильм. Неожиданно, что сделан он так быстро, но главное, там показали: Грузия - агрессор.

Ирбек БОЛЛОЕВ, руководитель Калининградской общественной организации осетинского населения «Алания»:

- Этот фильм не про войну в Южной Осетии, а про мальчика и девочку. Кино сделано для того, чтобы заработать на нем деньги. Ляпов много: люди говорят на абхазском, а не на осетинском языке.

Александр КАНЬШИН, глава комиссии Общественной палаты РФ по делам военнослужащих, ветеранов и членов их семей:

- Этот фильм - напоминание о том, к каким трагедиям может привести авантюризм негодяев типа Саакашвили. Хочется поблагодарить авторов этой работы за показ человеческих судеб, которые оказались в самом кратере минувшей кавказской войны.

Андрей РОДЫГИН, руководитель отдела пропаганды ГУ МЧС Татарстана:

- Впечатляет. Я ездил в Осетию с гуманитарным грузом. Видел своими глазами последствия военных действий. В фильме и половины не отражено, но все-таки посмотреть его стоит.

Марина, читательница сайта KP.RU, Волжский:

- Потрясающе! Смотрела на одном дыхании. Когда пошли титры, заметила, что все время сжимала кулаки так, что пошла кровь. Очень правдиво, и от этого страшно.

Кадры из фильма "Олимпиус Инферно".

Понравился материал?

Подпишитесь на тематическую рассылку, и не пропускайте материалы, которые пишет Дмитрий СТЕШИН

 
Читайте также