Звезды21 мая 2009 2:00

Александр Олешко: «Заводить семью «по расписанию» не собираюсь»

Популярный актер рассказал нам о своих многочисленных проектах и планах на личную жизнь.

Популярный актер рассказал нам о своих многочисленных проектах и планах на личную жизнь.

Проведите эксперимент - «день без Александра Олешко». И если в вашем доме работает телевизор - эксперимент обречен на провал. Даже если вам есть что посмотреть вместо «Большой разницы» (скажите потом что именно, - очень интересно. - Авт.), если вы равнодушны к проекту «Две звезды» (никогда не поверю!), вас не радуют «Папины дочки» (опасный синдром...), то вечером перед сном вам все-таки придется увидеть Александра, который стоит с парой смешариков в программе «Домашние сказки». Дети такое не пропускают... Или сами сорветесь, оказавшись в проекте «Слава богу, ты пришел!».

- Как вам удалось организовать такое «нашествие» на телеэкраны?

- Мне сложно объективно оценить «масштабы бедствия» - я не успеваю смотреть телевизор. Но это чудеса телевидения - в «Слава богу, ты пришел!» я снимался всего 8 - 9 месяцев. Но эти программы повторяют уже 2,5 года! То же самое и с другими проектами, фильмами - вот и кажется, что меня показывают везде. Но, если честно, никакой эйфории от происходящего у меня нет, ничего особенного я пока не сделал.

- Скромничаете?

- Ни капельки. Все это лишь репетиция, подготовка к чему-то большему и настоящему. Есть хорошая фраза: «Биография артиста складывается не только из тех ролей, которые он сыграл, но и из тех, от которых он отказался». Я отказываюсь очень от многого. И первым пунктом стоят сериалы по 150 тысяч серий.

- Боитесь, что все это в халтуру превратится?

- Конечно, главное - это качество. Пока я качественного сериала в 150 серий еще не видел. Даже в «Папиных дочках» я появляюсь фрагментарно и дозированно. Хотя это тот самый случай, когда мне хотелось бы появляться чаще...

- Роль Аллигатора нравится?

- Я ее очень люблю. Сначала, по сценарию, это был совсем другой человек. Но я не хотел играть профессию, я хотел играть человека, отягощенного деньгами и ответственностью, но ироничного, тонкого, любящего детей, мультфильмы. Можно сказать, что я оправдал в глазах общественности не очень светлый образ олигарха. Мне даже звонил один знакомый олигарх, говорит: «Чего-то ты меня неправильно играешь?» Я отвечаю: «А почему ты решил, что я тебя сыграл? Это собирательный образ».

- Вы замечательный комедийный актер, а вот замечательных комедий у нас что-то не густо...

- У нас их просто нет. Я был бы востребованным артистом в 60 - 70-е и даже 80-е годы. Я думаю, что с Данелия, Гайдаем и Рязановым у меня бы обязательно был творческий роман. Но я живу сейчас.

- Тем не менее вы звезда?

- Это ужасно пошло называть любого человека из телевизора звездой. Глобальная катастрофа - все вдруг стали звездами. Такого количества звезд быть не может. Настоящая звезда недосягаема, она даже после смерти прекрасна и незабываема. А звезда сериала «Израненный ангел» - это смешно. Звезды - это Ростропович, Солженицын, Никулин...

- Тяжело вам, наверное, с такими высокими планками? Звездой «Израненного ангела» куда проще стать...

- Смысл вашего вопроса: вы там сидите на десятом этаже, а на втором проще. Но я-то на десятом уже! Просто мои потребности чище, шире, выше, глубже, разнообразнее и интереснее. Господи, земля-то еле дышит уже. Ракеты, самолеты, нефтяные дыры, еще какая-то фигня! Весны никто не видит - все о курсе доллара думают! Я тоже о нем думаю, конечно. Но и о весне тоже.

- Участие в «Двух звездах» много времени отнимает?

- Много, но и удовольствия масса. Это авантюра, пучина, в которую мы нырнули. Но не утонули же! Плывем! Хотя умные люди видят, что у нас с Викой Дайнеко не совпадают голоса. Мы с ней из полярных миров. Но это и интересно, когда два разных человека соединяются. Да, у нас бывают откровенно неудачные номера. Но в такой ситуации постоянно попадать в десятку невозможно.

- А на коньки вас так и не уговорили встать?

- Я очень боюсь разбиться и не уверен, что у меня получится. Так зачем идти туда?

- А на «Большие гонки» вы поехали, хотя быки поэкстремальнее льда.

- Мне это нужно было для преодоления собственного страха. Где я и где спорт? Где я и где быки в клетке?

- Далеко?

- По разные улицы! Я - как Фигаро: ленив до самозабвения, трудолюбив по необходимости. Думаю: зачем мне это надо? Лучше полежу на пляже. Потом решил: хочу себя проверить. Но Ольгу Слуцкер еще в Москве предупредил: «Никогда в жизни не войду в клетку с быками». Она отвечает: «Тебя никто и не просит». Прилетаем на остров рядом с Мадагаскаром, и Ольга сразу ставит в известность: «Я тебя вписала на конкурс с быками». Возразить у меня даже язык не повернулся, пошел в клетку... Могу шрам на ноге показать. Но еще я получил кайф, радость, адреналин. Это как прививка. Теперь, когда в жизни возникает сложная ситуация, я колеблюсь, думаю: спокойно, ты уже к быкам ходил. И это помогает.

- Участие в таких шоу - это часть профессии? Без этого нет популярности?

- Есть артисты, которые категорически отказываются ходить на телешоу, считают это недостойной игрой. В этом есть доля правды, но мне интересно иногда ходить на телевидение, отвечать на вопросы. И пока интересно, я буду туда ходить. Сейчас интересное время - вспомните людей, которые были популярны полтора года назад. Многих фамилий вы даже не вспомните! Поток лиц, круговорот. И в этом потоке остаются навсегда только истинно творческие личности. И мне не страшно быть забытым.

- Вы сказали, что очень разные с Викой Дайнеко. Тяжело общаться «с человеком с другой планеты»?

- Для каждого из нас это общение, этот проект - это урок. Я со своей стороны этот урок усвоил, что с ней произошло, не знаю. Главное, что мы сумели ради дела многое преодолеть и сохранить нормальные человеческие отношения. Вика - бесспорно и однозначно - талантливый человек. И голос у нее от Бога. Его обязательно надо беречь и развивать. В силу разницы в возрасте я чувствую какие-то вещи чуть-чуть вперед, а она пока сама себе не доверяет. А это необходимо - доверять себе. У нее есть все, чтобы быть не просто певицей, а актрисой на сцене.

- Вы легко находите общий язык с людьми?

- Если это талантливый человек, то безусловно. Если нет - то трудно.

- Чтобы узнать талантливый или нет, надо пуд соли вместе съесть?

- Нет, я сразу чувствую. У меня нюх. Это понятно по первой фразе, по первому взгляду.

- Не боитесь, что амплуа юмористического актера - это приговор?

- У меня - нет, слава богу. Только представьте: утром человека показывали в роли олигарха, вечером он разыгрывал гостей в «Слава богу, ты пришел!», а на канале «Культура» этот же человек, но совершенно неузнаваемый ведет социально-молодежное ток-шоу. А потом укладывает детей спать в программе «Смешарики» уже как Смешурик. 9 Мая поет на сцене Кремля песню «Журавли», а через день появляется в проекте «Большая разница» в образе Ренаты Литвиновой... Какое тут амплуа? В каждом из этих жанров я нахожу свою органику и ту территорию правды, где я не вру. В любом из этих жанров мне уютно. И это счастье.

- Но есть еще финансовая сторона вопроса. Вы можете себе позволить отказаться от чего-то?

- Если вы через третьих лиц попытаетесь узнать мои гонорары, то поймете, что я более чем адекватный человек. Они даже занижены, если сравнивать с другими. Иногда мне говорят: «Ты что, с ума сошел за такие деньги на сцену выходить? Надо в пять раз больше!» Однажды мне показали смету людей, которые на мне зарабатывают. Под меня давали баснословные суммы! А я даже не знал! Нет, как любого нормального человека меня интересуют деньги. Но я пришел в профессию не для того, чтобы построить себе дачу или дом в Лондоне. Просто я без этого жить не могу. Но, вот только начал разбираться в финансах, кризис пришел.

- А агента завести не пробовали?

- Пробовал. И не раз. Но они все время либо забывают обо мне, либо еще хуже... Слаженной команды у меня нет. Раз в полгода я говорю людям «до свидания». Надоедает - и деньги платить, да еще и делать все самому. Люди забывают о своих обязанностях, зато прекрасно помнят о дне зарплаты...

- Как реагируете на публикации в «желтой прессе»?

- Реагирую... Буквально на днях прочитал: «Александр Олешко борется с облысением». Вроде как моя прямая речь: «Волосы выстреливают из меня, как у дикобраза иглы!» А чуть раньше был заголовок: «Репутацию Олешко портят красивые девушки?» И дальше текст - мол, пришел на вручение премии Муз ТВ, меня попросили сфотографироваться с девушкой в купальнике, а я сказал, что веду детскую программу, и отказался. И пошел пить водку. По пунктам: водку я последний раз пил, наверное, зимой, когда заболевал. С теплой картошкой и селедкой. И я действительно не хотел фотографироваться с девушкой в купальнике, которая как раз водку и рекламировала.

- У вас есть слабости?

- У меня были вредные привычки, как и у любого человека. И они где-то есть в зачаточном состоянии, но вовремя погашенные, потушенные, забытые. Я прошел через них очень коротко, хотелось разобраться в мире. И это совершенно не мой путь. Однажды понял, что вполне могу опуститься на дно вместе с совсем неправильными людьми, которые жили беззаботно от пятницы до пятницы, от клуба к клубу. Это самое простое и примитивное - скурить мозг, снюхать сознание и загубить свою жизнь. Мне интереснее быть бегуном на длинную дистанцию, чем за три-четыре года активной молодости все прогулять. Причем инвалидом можно стать необязательно физически, но и духовно. Примеров вокруг масса!

- То есть ночная жизнь не для вас?

- Совсем. От бокала вина я засыпаю. И, если честно, когда прихожу в клуб, мне как-то неловко становится, я стесняюсь. На меня все сразу смотрят...

- Стесняющийся артист - это нормально?

- Совершенно нормально. Самые интересные и смелые артисты в жизни стеснительные и закомплексованные люди. Я не такой уж закомплексованный и стеснительный, но во мне все это есть. И профессия дает возможность вырваться, преодолеть это. На работе я могу все, а в жизни пятьсот раз подумаю, прежде чем что-то сделать.

- На ваши пародии в шоу «Большая разница» герои обижаются?

- Нет, пока никаких претензий не было. Знаю, что Эвелина Хромченко у Андрея Малахова очень мной интересовалась. Владимир Меньшов встретил - стал обнимать, говорил какие-то потрясающие слова о проекте, о моем участии в нем... Честно говоря, я сомневался сначала - стоит ли участвовать в этом проекте. Многие же любят рассуждать, что театральному актеру недостойно светиться в телевизоре. Но мне это интересно, и я это делаю. Пародиями я пытаюсь показать людям, что они на самом деле глубже, интереснее, масштабнее, чем те образы, которые они себе придумали.

- То есть пародия - серьезный жанр?

- Как раз нет. Любой студент театрального вуза может делать пародии. В этом нет ничего выдающегося. И, когда начинается некая эйфория, я думаю, что же они так радуются? Изобразить другого - просто, а сам ты кто? У тебя есть имя и фамилия? Для меня пародия - это вторичный жанр.

- Не хотелось бы поучаствовать в импровизационном проекте типа «Прожекторперисхилтон»?

- Так я же был там гостем. В одну субботу Мики Рурк, потом я, потом Хью Джекман. Достойная компания (смеется). Я посидел с ребятами и понял: еще полчаса - и я готов вести шоу! Состав у них, конечно, потрясающий. Ваня Ургант, Светлаков, Гарик Мартиросян и Саша Цекало - мой телевизионный отец. Когда у меня не было никакой работы, я к нему пришел и сказал: «Саша, я очень хочу делать что-то. Я больше не могу сидеть дома. Комедий нет». Так я попал в «Слава богу, ты пришел!». Он меня порекомендовал на роль олигарха в «Папины дочки» и как ведущего в «Смешарики». Потом пригласил в «Большую разницу». Низкий ему поклон.

- Юмор на нашем ТВ вас устраивает?

- Меня вообще наше телевидение не очень устраивает. Хотя я могу сказать, что оно при всех недостатках очень интересное и разнообразное по сравнению с тем, что показывают в других странах. Но мне хотелось бы, чтобы на телевидении появилось побольше теплоты, доброты и искренних интонаций.

- Да что вы! Это в «Доме-2» мало искренности?

- Про это есть замечательный анекдот. «Если уж раскрасили Штирлица, давайте «Дом-2» сделаем черно-белым и немым».

- «Смешарики» - вклад в искренность?

- Я с детства мечтал вести «Спокойной ночи, малыши!». Даже приставал к Ангелине Вовк, истязал ее просьбами мне помочь. Тогда не получилось. Но пришло время, и я стал вести «Смешарики», пока из-за кризиса этот проект не закрыли.

- Вы так трогательно к детям относитесь. А какие-то цели в плане семьи строите?

- Конечно.

- Не хотите об этом говорить?

- Я про это могу говорить бесконечно. Я жду полного совпадения. Когда не только я буду любить или меня будут любить, а когда я буду понимать, что мы не можем друг без друга. Когда это абсолютно взаимное чувство, в котором есть взаимопонимание и уважение друг к другу, а не просто страсть. Все, что сильно горит, быстро сгорает. А есть момент проникновения друг в друга и невозможности жить друг без друга. В моей жизни хоть каждый день можно найти историю, когда можно себе ни в чем не отказывать. Без проблем удовлетворить себя и беседой, и сексом. И каждый вечер будет необыкновенно разнообразен! Но я не пользуюсь этим категорически. Я жду именно такого полного проникновения. Когда мы узнаем друг друга. Когда пройдет ток.

- И это точно будет?

- А то!

- Мы с вами примерно ровесники, и мои друзья, те, что до сих пор не женились, соглашаются, что с каждым годом сделать это все сложнее.

- А я это никак не связываю ни с возрастом, ни с взрослением. Это все глупости, стереотипы. У каждого человека все случается именно в то время, когда должно случиться. И у каждого это разное время. А жить по плану - мне уже 23, значит, надо жениться или выходить замуж, а в 30 вроде надо иметь детей... Что значит надо? Все произойдет тогда, когда должно произойти. И если сейчас этой волшебной встречи нет, значит, я сконцентрирован на работе, на том, что я делаю. Я, как сеятель, разбрасываю вокруг семена, и они в разных местах прорываются и всходят. Посмотрим, что получится!

«Большая разница», пятница, 22 мая/вечер, Первый канал

«Две звезды», воскресенье, 24 мая/вечер, Первый канал