Дом. Семья6 июня 2009 2:00

«Конька-Горбунка» написал Пушкин?

6 июня исполнилось 210 лет со дня рождения великого русского поэта

За горами, за лесами,

За широкими морями,

Не на небе - на земле,

Жил старик в одном селе.

Все мы с детства знаем эти строчки, возможно, лучшей сказки в стихах в русской литературе - «Конька-Горбунка», которую написал Петр Павлович Ершов.

- Автор вовсе не он! - убежден литературный критик Владимир Козаровецкий. И демонстрирует мне книжку, изданную в этом году, на обложке которой в качестве автора фигурирует... Александр Сергеевич Пушкин.

- Сказка впервые была напечатана в апреле 1834-го, следовательно, написана годом ранее - ведь сказка большая. Тогда Ершову было всего 18 лет. Мог ли он в столь юном возрасте создать такое гениальное произведение? Тем более что не сохранилось его ранних стихов.

- Но тот же Пушкин писал стихи в 18 лет?

- Да, но сомневаюсь, чтобы даже он в 18 лет сочинил бы «Горбунка». Что до Ершова, то и более поздние его стихи откровенно бездарны на фоне «Конька». Что за разовый всплеск гениальности?

- Зачем же тогда была нужна эта мистификация?

- А цензура никогда бы не пропустила эту сказку, если бы ее автором был Пушкин. «Кит державный», который в «Коньке Горбунке» перегородил «море-Окиян» - вам никого не напомнает? Да и царь в сказке тот еще самодур. А личным цензором поэта, как известно, был сам Николай I. Да и шефу Третьего отделения Бенкендорфу вряд ли бы понравился пушкинский Спальник. Но терять сказку Пушкина было жалко: гениальная же вещь. Зато произведение, вышедшее под авторством никому не известного Ершова, цензура бы не тронула.

- Почему именно Ершов?

- Выбор сделал издатель Пушкина Плетнев, который в Петербургском университете читал курс студенту Петру Ершову. У того умер отец, и юноша нуждался в деньгах. За то, чтобы подписать «Конька» своим именем, Ершов получил 500 рублей -гонорар за публикацию в журнале «Библиотека для чтения». Заметьте, если бы Ершов действительно был автором, то за все последующие переиздания при жизни получал бы неплохие гонорары. А он жил в Тобольске очень скромно, скорее даже нуждался. И когда после выхода второго издания сказки в 1841-м (Пушкин тогда уже умер) попросил издателя доплатить ему за книгу, то ему ответили: «Ничего не следовало получить и не будет следовать». И никогда Ершов в переписке не называл «Конька-Горбунка» своей книгой: он избегал таких терминов.

- Но не сохранилось, согласитесь, и ни одного письменного подтверждения авторства Пушкина...

- Писатель и литературный критик Павел Анненков утверждал: Пушкин оставил автограф первых четырех строк сказки издателю Смирдину. В описи бумаг Смирдина этот автограф значится: А. С. Пушкин. «Заглавие-посвящение сказки «Конек-Горбунок». Но он не сохранилися. Ершов в издании 1856 года отредактировал некоторые отрывки на новый лад.

- То есть руку свою к «Коньку-Горбунку» все же приложил?

- Исправления, а это около 800 строк, он сделал, скорее всего, по требованию Плетнева. Недаром же писал издателю: «Выполнил все ваши требования по тексту беспрекословно». Плетнев, возможно, так хотел отвести все подозрения от Пушкина.

- Почему же эта мистификация не раскрылось позднее, после смерти Александра Сергеевича?

- Думаю, исключительно из-за денег. Ведь тогда бы издателям пришлось выплатить вдове поэта Наталье Николаевне приличный гонорар.

ДРУГОЕ МНЕНИЕ

Ольга МЕЛЬНИК, старший научный сотрудник Пушкинского музея:

- Официально музей эту версию никак не комментирует. Что же касается моего личного отношения, то известно, Пушкин сказку читал и редактировал. Как говорится, руку приложил. Но в какой степени - это до сих пор вопрос для исследователей. В 1936-м известный пушкинист Марк Константинович Азадовский написал статью «Пушкинские строчки в «Коньке-Горбунке». Но сказать, что эта сказка от начала до конца пушкинская, мы не можем. Нет главных доказательств - автографов поэта. А сам Пушкин никогда не говорил об этой сказке как о своей. Все остальное - домыслы.

«Конек-Горбунок» действительно интонационно перекликается с «Золотым петушком». Так же, как и со «Сказкой о царе Салтане». Но здесь можно говорить о влиянии одного поэта на другого, что естественно. Что же до сравнения двух редакций сказки, то это, на мой взгляд, дело «чуткости слуха». Ершовская строка «уши в загреби берет» для кого-то звучит диссонансом, а для кого-то является свежим образом. А то, что Ершов ничего больше не написал, тоже не должно смущать: не только он является автором одной книги. Вспомним бессмертную комедию Грибоедова «Горе от ума».

СРАВНИМ

Издание 1834 года (редакция Пушкина)

На него дурак садится,

Крепко за уши берет,

Горбунок-конек встает,

Черной гривкой потрясает,

На дорогу выезжает;

Вдруг заржал и захрапел,

И стрелою полетел;

Только черными клубами

Пыль вертелась под ногами;

И чрез несколько часов

Наш Иван догнал воров.

Издание 1856 года (редакция Ершова)

На конька Иван садится,

Уши в загреби берет,

Что есть мочушки ревет.

Горбунок-конек

встряхнулся,

Встал на лапки,

встрепенулся,

Хлопнул гривкой, захрапел

И стрелою полетел;

Только пыльными клубами

Вихорь вился под ногами.

И в два мига, коль не в миг,

Наш Иван воров настиг.