Общество

Георгия Вайнера похоронили по еврейским обычаям, до захода солнца

В иммигрантской среде на смерть Георгия Вайнера откликнулись по-особенному

12 июня в Нью-Йорке умер кумир нескольких поколений советских и российских читателей Георгий Вайнер.

Несколько лет назад медики поставили ему страшный диагноз "рак", побороть который ни писатель, ни в врачи так и не смогли. Своего брата и соавтора, Аркадия Вайнера, он пережил всего лишь на четыре года.

На смерть Георгия Вайнера активно откликнулись и его многочисленные поклонники и друзья, живущие за пределами России.

Это немудрено: сам писатель более 15 лет провел в эмиграции. Местом жительства он избрал Нью-Джерси – штат на берегу реки Гудзон, отделяющей его от сердца Нью-Йорка, Манхеттена. «Русские» американцы очень любят этот пригород Города Большого Яблока, в котором за разумные деньги можно осуществить одну из составляющих пресловутой американской мечты, а именно купить или построить собственный дом. Вайнер же предпочел квартиру в многоэтажной жилой высотке, которую вряд ли можно отнести к категории элитных или престижных.

- Последние несколько лет папа боролся с раком, но наступило резкое ухудшение, и врачи из Пресвитерианского госпиталя Нью-Йорка, куда его поместили, поняли, что уже ничего не могут сделать, - рассказал «КП» сын писателя, Станислав. – Папа не мучился и отошел спокойно. Переживал ли он о чем-то в последнее время? Я думаю, что папа всегда переживал за то, что его считают писателем, из-под пера которого выходят исключительно детективы, а он был прежде всего писателем в полном смысле этого слова, а не мастером только лишь детективного жанра.

После похоронной церемонии, которая по просьбе семьи была открытой только для родных и близких писателя, у подъезда дома Вайнера собрались журналисты.

«Георгий был уникальный человек. Он все знал, все понимал. Его мудрость и любовь к близким, к окружающему миру были безграничными», сказала его племянница Наталья Дарьялова, дочь Аркадия Вайнера.

В иммигрантской среде на смерть Георгия Вайнера откликнулись по-особенному, во многой степени еще и потому, что в ней он был известен еще и как пишущий журналист и редактор (в 1992-2001 г.г. Вайнер руководил одной из авторитетнейших на тот момент иммигрантских газет «Новое русского слово»).

- Это был человек жовиальный - умница, очень остроумный. Последний раз мы встречались в Нью-Йорке, в доме нашего друга, замечательного поэта Володи Друка, - поделилась с «КП» воспоминаниями израильская писательница Дина Рубина. – Самым серьезным своим произведением Георгий считал написанный в соавторстве с братом роман «Петля и камень в зеленой траве», посвященный еврейской теме в сталинском СССР. Книга имела особенный резонанс, особенно в иммигрантских кругах, в Израиле целые главы из нее печатали чуть ли не все газеты.

Вайнера похоронили по еврейским обычаям, до захода солнца, на кладбище Mount Moria (Fairview, NJ). «… При всех тех сложностях, которые я претерпевал, будучи евреем в СССР, в любой ситуации чувствую, что у меня существует определенного рода маленькая, но обязательная миссия в этой жизни, которую я, не выполнив, не могу уйти», - сказал он в одном из интервью.

Георгий Александрович несколько раз бывал в Израиле, где живет один из его сыновей. Творческие встречи с его поклонниками, живущими на Святой Земле, организовывала сама Шема Принц – «зубр»-подвижник русской культуры в Израиле, заслугам которой отдельную главу в своей книге «Пять лет среди евреев и мидовцев» посвятил первый посол СССР и РФ в Израиле Александр Бовин.

В свой последний приезд в Израиль Вайнер признался: «Я стараюсь не обременять Всевышнего мелкими просьбами. У меня всегда одна просьба: чтобы те, кого я люблю, были живы и здоровы, в мире и благополучии». Господь услышал его молитву, ведь Вайнер ничего не просил для себя.