Телевизор

Место встречи по-прежнему изменить нельзя

Сериалу по роману братьев Вайнеров на роду написана жизнь в веках

«Место встречи изменить нельзя» был, вероятно, последним великим телесериалом советской эпохи. Настоящее качественное зрительское кино (даром, что снятое для телеэкрана), которое с тех пор фатально разучились производить.

Напряженный приключенческий сюжет охоты милиции за бандой «Черная кошка», мастерски реализованный режиссером Говорухиным, накладывался на жанр, который американцы называют «мужским фильмом» и главное в котором - это отношения между персонажами, постоянное психологическая дуэль и «перетягивание каната».

Эти отношения были прекрасно выписаны братьями Вайнерами в романе «Эра милосердия», ставшем основой телесериала.

И сколь бы увлекательными ни были в картине погони, засады и перестрелки, сколь ни были бы сочными персонажи фона (от Горбатого до Маньки-облигации) держалась она все равно на отношениях главных героев.

Один из них – Жеглов в исполнении Высоцкого – был воплощением спорного для многих тезиса «добро должно быть с кулаками»: ради успеха он легко шел на должностные подлоги и мелкие преступления. Другой – чистоплюй Шарапов в виде Владимира Конкина – воплощал в своем светлом образе лучшие черты военного офицера и интеллигента-идеалиста.

Персонажи были выписаны, а затем и сыграны настолько объемно и убедительно, что у зрителей возникала полная иллюзия близкого с ними знакомства. Помню, например, как моя сердобольная бабушка всегда горячо откликалась на желание Жеглова отведать «супчика с куриными потрошками».

Через несколько десятилетий после премьеры картины народная любовь к героям Вайнеров и Говорухина даже вылилась в песню про «атас», окончательно зафиксировав важное место Глеба Жеглова и Володи Шарапова в российском фольклоре. Анекдотов про них меньше, чем про Штирлица. Зато про Штирлица группа «Любэ», кажется, еще не поет.

Есть в «»Месте встрече…» еще одно важное обстоятельство, гарантирующее ему жизнь в веках – по крайней мере, на наших широтах. Действие фильма происходит в послевоенные времена с ее неустроенностью, разрухой и разгулом преступности.

Это время в России тоже стало мифологическим, поскольку по сути еще не закончилось. Разрухи, разгула и разлада (в том числе в головах) в нашей стране с тех пор не стало меньше (я не гламурный московский центр имею в виду), и новых зрителей сериала, как черная кошка из-за угла, подстерегает радость от встречи с чем-то до боли родным и знакомым.