Премия Рунета-2020
Россия
Москва
+19°
Boom metrics
Звезды7 сентября 2009 22:00

Александр Сокуров: «Моя ненависть к нацизму неискоренима»

Премьера «Блокадной книги» Сокурова на Венецианском фестивале пришлась как раз к годовщине начала блокады - 8 сентября. Незадолго до этого выдающийся российский кинорежиссер дал эксклюзивное интервью «КП».

Премьера «Блокадной книги» Сокурова на Венецианском фестивале пришлась как раз к годовщине начала блокады - 8 сентября. Незадолго до этого выдающийся российский кинорежиссер дал эксклюзивное интервью «КП».

В эти дни Сокуров очень занят: начались съемки заключительной части его знаменитой «тетралогии власти», в которую входят ленты «Молох», «Телец» и «Солнце» - о Гитлере, Ленине и японском императоре Хирохито соответственно. Картина, к которой приступил всемирно известный российский режиссер, посвящена, однако, не конкретному историческому персонажу, а герою легенд, поэм и романов доктору Фаусту, заключившему сделку с дьяволом. До завершения этой монументальной работы еще далеко, а пока в качестве спецсобытия в венецианской программе «Горизонты» Сокуров представляет свой новый документальный фильм «Читаем «Блокадную книгу».

- Это документальное повествование по мотивам «Блокадной книги» Д. Гранина и А. Адамовича. Фильм создан творческой группой Санкт-Петербургского телевизионного канала «100», продюсером производства фильма является Олег Руднов, - рассказывает режиссер. - Я живу в Петербурге, и постоянное возвращение к теме блокады для меня совершенно естественно и неизбежно. Показ фильма в Венеции состоится 9 сентября, в те дни, когда много лет назад сомкнулось кольцо вокруг Ленинграда.

- Эта картина относится к серии ваших документальных «Элегий»? Блокада для вас, вероятно, не узкоисторическое понятие. Какой смысл вы в него вкладываете?

- По главной интонации фильм «Читаем «Блокадную книгу», конечно, продолжение «Элегий». Как я воспринимаю блокаду? Как кошмарное, дьявольское сито, через которое были вынуждены пройти люди, и, испытав на этом смертном пути то, что живым перенести невозможно, многие все же вышли живыми. Это кошмарный опыт. Я не уверен, что это не повторится. Блокада - одно из главных полей сражения с нацизмом как таковым. Блокада - это больной для всей русской истории вопрос: стоит ли победа человеческой жизни? По масштабу бедствия с блокадой несопоставимы даже атомные бомбардировки Японии. Если вообще это корректно как-то сравнивать.

- С чем связано ваше постоянное обращение к теме Второй мировой войны - и в документальном, и в игровом кино?

- Мое постоянное обращение к теме Второй мировой войны объясняется тем, что мне трудно представить себе мою Родину, Россию, без мотива круговой угрозы, без настроения ожидания новой войны. Важным для меня является также, что мой отец четыре года провел на войне с нацизмом. Я подчеркиваю: не на войне с немцами, а на войне с нацизмом. Моя ненависть к нацизму неискоренима.

- Как вы относитесь к Венеции - и городу, и фестивалю?

- Как к Чуду. С грустью сравниваю Венецию с Петербургом и вижу разительные отличия не в пользу русского города. Венеция сохраняется, оберегается, ни у кого не поднимается рука на ее реконструкции, внедрения, «улучшения»... Венецианский фестиваль - чрезвычайно заметное явление в мировой кинематографической жизни. Сколь и противоречивое. Сейчас во главе фестиваля - выдающийся деятель европейской культуры Марко Мюллер. Все надежды на него. Надеюсь, что он удержит фестиваль в рамках гуманитарных принципов. Я никогда не участвовал в конкурсных программах этого фестиваля, но много раз бывал в Венеции. Два года назад на Венецианском фестивале мне вручали премию имени Брессона.

- Насколько я понимаю, ваш новый фильм - это немецкоязычная фантазия по мотивам «Фауста» Гете. Можете ли раскрыть еще какие-нибудь «тайны» этого интереснейшего проекта?

- Да. Закончился подготовительный период нашего фильма «Фауст». Идут съемки. Это во многом историческая картина с реставрацией времени и образа жизни людей начала XIX века. Я прохожу мимо мифологии Фауста, меня интересует человеческая история. Все исполнители главных ролей - европейские актеры: из Германии, Австрии, Исландии. Наш французский оператор-постановщик Бруно Делбоннел давно хотел работать со мной. Декорации Елены Жуковой, костюмы Лидии Крюковой, продюсер Андрей Сигле. Мы благодарны за огромную помощь в работе над фильмом Фонду развития и поддержки СМИ (Санкт-Петербург) и Олегу Руднову. Съемки проводятся в европейских странах.

- Насколько я знаю из зарубежных источников, финансы на такой фильм (по данным газеты Variety, это 8 миллионов евро) в сложное время кризиса помогал собирать сам В. В. Путин.

- Да, действительно, неоценимую помощь в работе над фильмом нам оказал В. В. Путин. Да, действительно, фильм «Фауст» завершает тетралогию фильмов о судьбах людей власти («Молох», «Телец», «Солнце»). Фильм «Фауст» не является зеркалом, в котором мы видим чье-то отражение. Это художественное завершение длительного и чрезвычайно сложного пути, который наши съемочные группы проделали, создавая эти картины. Поддерживая фильм «Фауст», председатель правительства поддерживает художественные усилия российского режиссера, и я, конечно, сердечно благодарю его за это.

ЛИЧНОЕ ДЕЛО

Александр Сокуров родился в Сибири в 1951 году. В 1974-м окончил исторический факультет Горьковского университета, а в 1979-м - мастерскую документального кино во ВГИКе. Поставил картины «Одинокий голос человека», «Дни затмения», «Круг второй», «Молох», «Телец» и др. Постоянный участник крупнейших международных фестивалей - в Каннах, Берлине, Венеции, Локарно. Картина «Русский ковчег» стала хитом мирового арт-хаусного проката, заработав около 10 миллионов долларов.