Экономика20 октября 2009 20:01

«Если банкиры скажут правду об объеме проблемных кредитов, то они обанкротятся»

Экс-руководитель Федеральной службы по финансовым рынкам Олег Вьюгин оценил ситуацию в банковском секторе

Во вторник компания ФБК провела круглый стол на тему «Банковская система России: перспективы выхода из кризиса». Экс-руководитель Федеральной службы по финансовым рынкам, председатель совета директоров МДМ-Банка Олег Вьюгин высказал несколько эмоциональных соображений о состоянии финансовой системы.

Об устойчивости банков

- Мы не владеем объективной информацией о состоянии дел в банковской системе. Я имею в виду аналитиков, которые считаются наиболее дошлыми, аудиторов, клиентов… Даже высокопрофессиональные люди высказывают разные точки зрения. К примеру, аудитор, проработавший десятки лет в этом бизнесе, говорит: «Российские банки дышат на ладан». Другие достаточно уважаемые эксперты высказывают другую точку зрения: «Проблемы есть, но они решаемы». Где же правда, если даже люди, которые гораздо лучше меня разбираются в банковском бизнесе, не могут прийти к единому мнению?! Для меня это странно…

О манипуляциях с отчетностью

- У банкиров есть серьезный ограничитель. Если они будут говорить правду, в первую очередь, о проблемных кредитах, то встанет вопрос о капитале. Банк с большим количеством капитала может сказать больше правды. Для банка, у которого нет такого аргумента, показать реальное положение вещей означает: сказать, что он банкрот. Понятно, что ни один банк такого не скажет. Это рождает манипуляции с отчетностью. Я не говорю об обмане. Но есть много способов, даже в рамках отчетности по МСФО, регулировать эти проблемы.

Почему деньги «не идут в магазины»

- Интересную информацию огласил Центробанк: 26% кредитного корпоративного портфеля - это реструктуризация, проведенная в 2009 году. Плюс 6-7% составляют проблемные кредиты. Такого уровня реструктуризации кредитов не было в прошлые годы – было на порядок ниже. Это наводит на мысль, что в реструктуризации очень много отложенных проблем. Если сложить 26 и 6-7, то получается цифра за 30%. Не это ли реальный уровень проблем, которые существуют на кредитном рынке? Доступная отчетность банков на этот вопрос не отвечает. Это, естественно, плохо.

Есть шанс, что экономическая ситуация чудесным образом улучшится и проблемы удастся утопить в новом большом подъеме экономики. Но я вижу ситуацию скорее так. Реальный сектор сейчас не дает той доходности, которая существовала раньше. Финансовый мир пытается диверсифицировать валютные риски и получить доход на финансовых операциях. Из-за этого мы видим рост стоимости нефти. Из-за этого видим укрепление многих валют относительно доллара. Это значит, что деньги не идут в магазины. Это понятно, потому что потребители не уверены в будущем. Пока это так, они будут тратить много денег. А не будет роста потребительского спроса - не начнет подниматься производство. Это означает, что второй волны подъема ожидать очень трудно. Хотя определенный период оживления будет иметь место. Удастся ли банкам в этот период выкрутиться – вопрос открытый.

Кто будет платить за кредиты, выданные по низким ставкам

- Власти могут проводить политику купирования чрезмерных последствий кризиса. Скажем, массовое банкротство банков или предприятий. Эта политика имеет право на жизнь. Особенно если есть ожидание, что ситуация будет улучшаться. Проблемные долги и отсутствие надежного спроса не позволяют ни потребителям, ни кредиторам принять риски. При очень больших деньгах на рынке эту ситуацию прорвет. Правительство подталкивает госбанки к кредитованию по низким ставкам. Такой административный китайский способ. С государственными банками такой вариант возможен. Частные банки вряд ли к этому готовы – кто будет платить за риски? Между госбанками и властями существует необъявленый пакт: если возникнут проблему - государство будет платить. Хотя руководитель госбанка может расплатиться и собственным креслом.