2018-02-21T20:17:44+03:00

Вячеслав Тихонов: Я до сих пор жалею, что плохо сыграл Болконского

Вячеслав Тихонов уходит из кино [архивное интервью]
Поделиться:
Комментарии: comments3
Изменить размер текста:

Дата публикации :05 ноября 1998

А напоследок любимый народный артист дал интервью корреспонденту «КП».

- Я ослышалась или вы на самом деле сказали, что нынешняя ваша работа в фильме «День победы» - последняя?

- Увы. У меня нет желания больше сниматься в кино. Не хочется предавать, не хочется делать что-то недостойное ролей, которые уже сыграны. Не хочется падать – всеми предыдущими ролями планка поднята слишком высоко. Пришло новое поколение, их интересует совсем другое, у них вкус изменился. А у меня пустота одна на душе от этих реклам - они не мне адресованы. Мне 70 лет, молодость вернуть нельзя, к сожалению, а то я с удовольствием ее бы вернул - даже то трудное время. И тех мальчишек, с которыми мы познавали жизнь - и что такое дружба, и что такое предательство, - но все это осталось там, во дворе, в детстве.

- А мне-то мечталось, что вы расскажете ту замечательную историю, как вас небрали в институт из-за отсутствия актерского таланта.

- Расскажу. После 10-го класса я дерзнул пойти в Институт кинематографии,хотя родители были против.

Отец - он работал в ткацкой промышленности механиком по машинам - говорил:«Мальчик должен заниматься мужским делом». Мама же отвечала: «Ты вспомни, какие годы мы пережили. Мальчик должен идти в Тимирязевскую академию, поближе к продуктам. Неизвестно, как жизнь повернется».

В результате я сказал, что хочу быть артистом.

Надо знать молодежь - она в этом возрасте упрямая. Я это потом еще раз вспомнил по своим детям: по сыну Володе, которого, к сожалению, уже нет, и по дочке Ане - она живет в Москве, я стараюсь всячески о ней заботиться. И тем не менее я все-таки сдал документы в Институт кинематографии. И меня... не приняли! Но я все равно оказался в числе студентов, потому что был недобор мальчиков: ребята чуть старше меня воевали, а мужских ролей в кинематографе больше.

Меня взяли на один испытательный семестр.

- ...И оставили на всю жизнь, чтобы все было, как в кино: сотни ролей, и ниодной отрицательной!

- Только седьмая по счету моя картина – «Дело было в Пенькове» - сталатрамплином, после чего на нового актера обратили внимание и стали предлагать интересные роли, хотя до этого была уже «Молодая гвардия» (в этом году ей, кстати, исполняется 50 лет!).

Директором «Мосфильма» в то время был очень влиятельный режиссер Иван Пырьев, который снимал «Кубанских казаков» и «Трактористов». И когда ему показали кинопробы (а он всегда этого требовал от молодых режиссеров), то, увидев меня на экране, спросил: «А это кто?» Ему ответили: молодой актер товарищ Тихонов. «Да что вы, он не русский, он же грузин!» – возразил Пырьев.

На следующей картине он снова придумывал мне какую-нибудь национальность -никак я не укладывался в его понятие русского человека. И только Ростоцкий осмелился взять меня на роль тракториста, деревенского парня, хотя я - человек городской, всю жизнь прожил среди рабочих, даже не станке поработать успел.

- Что вы говорите? А посмотришь на вас в «Войне и мире» - так кажется, вы срождения только серебряными приборами и пользовались.

- Этот роман меня привлекал необыкновенно. Если молодые люди делятся на тех, кому нравится Пьер Безухов, а кому князь Андрей Болконский, то я относился к последним. Сергей Бондарчук, наметив на роль Пьера себя, искал Болконского. И я, будучи с ним знакомым – мы снимались в «Молодой гвардии» вместе и вместе учились, - подошел и спросил: «Сергей, а каким ты себе представляешь Андрея Болконского?». Он посмотрел на меня и сказал: «Ну что ты, Болконский совсем другой!»

Вопросов больше не было. На роль утвердили Иннокентия Смоктуновского, который вскоре от нее отказался, потому что в это время Козинцев в Ленинграде начинал «Гамлета»...

Потом утвердили Олега Стриженова. Но и он отказался.

А в это время мы показывали отснятый черновой материал Екатерине Фурцевой,тогдашнему министру культуры. Просмотрев очередную партию, она вышла в коридор и увидела Бондарчука: «А что это я слышала, вы на роль Болконского никак не найдете актера? Ну-ка пойдемте, я покажу вам Андрея Болконского». Вернулись в зал. Она просит снова показать черновой материал и хитро на него смотрит: «Ну как - видели Болконского?» Тот честно говорит: «Нет, не видел». «Мы вам, товарищ Бондарчук, поверили, звание народного артиста дали, а вы не хотите доверить эту роль Тихонову?» - выговорила она ему...

Разве смел он ослушаться министра? Так я получил приглашение на роль.

Дистанция между Андреем Болконским, описанным Толстым, и Вячеславом Тихоновым, приехавшим из Павловского Посада, была огромной. Когда я впервые надел лосины и ботфорты, то не смог шага шагнуть - ноги были, как костыли. Мучился я с этим героем четыре года. Все это время нигде больше не снимался: боялся, что другая роль помешает глубже проникнуть в характер и образ мыслей этого человека. Но когда картина была закончена, я не был доволен своей работой: мне казалось, что у Толстого точнее и что мне ничего не удалось.

- Зато манеры остались. Вы нарочно собираете качества своих героев: изысканность Болконского, интеллигентность учителя Мельникова из «Доживем до понедельника», достоинство Штирлица. Так?

- Если бы. В картине «Они сражались за Родину» мой герой, Николай Стрельцов, убегает из госпиталя после бомбежки не в тыл, не домой, а на фронт и разыскивает свою часть, которая отступает. Находит и, счастливый, становится в строй, не будучи способным воевать, потому что он оглох. У Шолохова написано: он мучительно заикался. Это легко написать, но как это перенести на экран? Я стал задолго до съемки искать дома это заикание. Дочка из школы придет, а ей говорю: «Ну к-к-как, Аня, т-тебя сегодня с-с-спрашивали?» Вначале она смотрела на меня странно. Когда это повторилось: «Ну как - ты сы-сыта, или е-е-еще?» - она спросила: «Папа, а чего ты со мной так странно разговариваешь?»

Пришлось объяснить. Проходит два дня, и я чувствую, как она начинает заикаться тоже...

- У бабы Ванги случаем не по этому поводу были?

- У Ванги мы были во время проката «Семнадцати мгновений» - фильма, который (шучу) лишил меня фамилии. Мы втроем с режиссером Татьяной Лиозновой и Юлианом Семеновым решили к ней поехать. Сидим.

Вышла переводчица: у кого тут из вас цветочное имя? Юлиан встал и бодро пошел. Вышел он оттуда уже другим. Мы к нему: что она тебе сказала? «Бойтесь правого переднего колеса в своей машине... Ты понимаешь, что я его действительно собирался ремонтировать? Откуда она могла это узнать?»

Второй пошла Татьяна. Через некоторое время тоже выходит вся в белых и красных пятнах. Наконец подошла моя очередь. Она попросила: дайте ваши часы. Взяла и очень долго держала их в руках, будто пытаясь что-то понять. Потом вдруг сказала: «Приедете домой – купите будильник. Это будет память о Гагарине, он вас любил». Мы с ним были знакомы, но я не могу сказать, что он меня любил. И только уходя, в спину, я услышал голос переводчицы: «Вы будете играть военные роли».

Она угадала: после ее предсказания я девять лет не снимал военную форму и играл исключительно полковников и генералов!

- За 10 последних лет мы через что только не прошли. Вроде ко всемупривыкли. Что вас может тронуть сейчас?

- Как ни странно - природа. Удивительно, но раньше, когда я столько разъезжал, не обращал на нее внимания. А сейчас когда остаешься с ней один на один, понимаешь, что только природа и не предаст.

ИСТОЧНИК KP.RU

Еще больше материалов по теме: «Вячеслав Тихонов: досье KP.RU»

Понравился материал?

Подпишитесь на ежедневную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

 
Читайте также