Премия Рунета-2020
Россия
Москва
+21°
Boom metrics
Общество8 июня 2010 15:52

Почему права алкоголиков в России твердо защищены законом?

На эту и на другие темы наш спецкор беседовал с прокурором Кировской области Сергеем Берижицким [аудио] [давайте обсудим!]

Корреспондент: Слышал недавно, как на одну известную радиостанцию позвонила женщина: «сосед то и дело «запирает» во дворе мою машину. То есть, ставит свой автомобиль так, что невозможно выехать. На просьбу не делать этого, кроет матом. Он такой крутой и здоровый. Что делать?». Ведущие посоветовали со стебом, мол, проколите ему колеса… А вообще в России подобные бытовые вопросы как-то можно решать без драк и порчи имущества? Сергей Берижицкий: Конечно, женщине следует обратиться в ГИБДД, и там примут меры к этому соседу по закону за неправильную парковку. Не надо забывать, что за оскорбление граждан и порчу чужого имущества предусмотрена как административная, так и уголовная ответственность. И если люди в подобных случаях не обращаются в органы, думаю, причины как минимум две, первая - люди не верят, что правоохранительные органы смогут решить их проблемы, и вторая - в отсутствии правосознания, нравственности и морали. Право и мораль — сообщающиеся сосуды. Чем ниже культурный, духовный уровень общества, тем больше правовой нигилизм, сложнее законоприменение, тем выше преступность. Общество, где нет четких ориентиров, высоких идеалов, погружается в жестокость и хамство. Основу правосознания детям закладывают родители. Государство, учебные заведения, общественные институты подключаются позже. Ребенок, воспитанный вне понятий права, будет склонен к неуважению других и к агрессии. - Или еще пример. Недавно я получил письмо: молодая городская семья переехала в село, занялась фермерством. Вырастили они гречиху. А осенью приехали крутые ребята и повелели продать урожай по смешной цене. Фермеры подчинились и разорились. Могли они поступить иначе? - Разумеется, и в этом случае они должны бы пойти в милицию, в прокуратуру, писать заявление, потому что здесь преступление налицо… - Но люди ж боятся! Напишут заявление, а потом их сожгут! - На дворе не девяностые годы, ныне у нас достаточно сил и опыта пресекать такие попытки. Для меня, признаться, удивительно это слышать. Мы последнюю группировку такого плана взяли еще в году… - Это письмо не из Кировской области. - Да? Но и в других регионах России таких преступников наказали бы, несомненно, обратись те фермеры в правоохранительные органы. - И все же люди боятся – в любой стране. Отсюда такой вопрос: если человек обратится к вам анонимно, мол, такой-то начальник взятки берет, такой-то директор на мертвых душ зарплату выписывает, вы будете по анонимке работать?

- Обязательно будем! Если речь о таких серьезных преступлениях как коррупция, махинации, то мы включим в работу и оперативные службы, и технические средства. - То есть, прослушку, скрытые камеры? - Разумеется, по решению суда. Но проблема в другом – нет таких обращений… - Но как человек может донести до вас анонимку? Накарябать письмо левой рукой? - Во-первых, у нас есть сайт: www.prokuror.kirov.ru, и можно с какой-то почты, сохраняя в тайне свой IP, отправить письмо лично мне. Во-вторых, у нас круглосуточный телефон доверия – 65-59-05. И порой по нему звонят, но речь, как правило, идет о невыплатах на производстве. Работаем по каждому случаю, хоть и люди не называют своих фамилий. Но вот по коррупции сообщений, увы, к нам не поступает. Люди боятся, думаю, не какой-то физической мести, а так сказать контролирующих органов. Боятся потом попасть под некие гонения. Давайте признаем, что бизнес сегодня работает не всегда честно. Потому иной госчиновник может бессовестно вымогать, например, у хозяина магазина, понимая, что бизнес торговый не очень чистый. А вообще у нас много дел по дачам взяток, когда предлагают деньги водители автоинспекторам, когда предлагают врачу взятку за фальшивый больничный лист. - Интересно! Ладно, по ГАИ еще понимаю, если гаишник сдал взяткодателя, он поощрения получает. А врачами-то что движет? - Что касается сотрудников ГАИ, то у нас в области это массовое явление, когда они ловят водителей-взяткодателей. В медицине такое не столь уж часто, но бывает. - Известно, что областная прокуратура плотно работала по Марии Гайдар (вице-премьер по социальным вопросам и здравоохранению Кировской области. Дочь покойного Егора Гайдара). Что это за история? - Поступило письмо за подписью одного уважаемого человека, где говорилось о незаконном увольнении Марией Гайдар главврачей, о незаконном использовании денег из фонда медицинского страхования, о разглашении ею персональных данных своих подчиненных. Пригласили мы сразу того человека, а он, оказалось, ничего не писал! Тем не менее мы стали работать по этой анонимке. К счастью, многие моменты не подтвердились. Однако выявили несколько нарушений – законодательных актов правительства области, которые противоречат федеральному законодательству. - А на губернатора Никиту Белых жалобы, доносы поступают? У Вас с ним возникают трения? - Ни анонимок, ни официальных жалоб на губернатора мне не поступало. Мы часто встречаемся по разным вопросам, всегда находим понимание в решении проблем области. ПЬЯНСТВО НА СЕЛЕ И НЕСЧАСТНЫЕ ДЕТИ - В недавнем своем выступлении Вы сказали, что в Кировской области шесть с половиной тысяч детей живут в пьяных семьях. Их жизнь и здоровье в опасности. И что делать? - К сожалению, есть такие дети. Их можно отнести к двум группам. Одни находятся в ситуации опасной для здоровья и жизни, другие живут в среде, которая пагубно влияет на их воспитание и психическое развитие. - Так почему мы терпим все это по всей России? У нас детдомов не хватает? - Детдомов хватает и в Кировской области, и во всей России. Но проблему надо решать не строительством приютов, а работой с родителями. - Как с пьяными, бестолковыми родителями можно работать? Вы их видали? - Еще как повидал! Там, где нет никакой надежды, тогда мы применяем крайние меры, предусмотренные законом. В прошлом году, например, в Кировской области лишили родительских прав более 630 человек и около 1200 детей мы были вынуждены отправить в детдома или в другие семьи. Но там, где надежда есть – с такими родителями работают и наши сотрудники, и разные социальные службы. Конечно, не всегда получается сохранить семью, но если б кто знал как справиться с этой бедой окончательно, быть бы ему лауреатом Нобелевской премии. Интересно, что даже вроде бы несущественные ограничения пьянства дают хороший результат. Вот в области у нас принято постановление правительства Кировской области, чтобы после 23 часов не продавать крепкое спиртное, и количество преступлений в ночное время в состоянии алкогольного опьянения сразу упало почти на треть. А закон, запрещающий после 22 часов детям одним находиться на улице, снизил на треть преступления против детей в ночное время. - Не понимаю, какая разница, что водки вечером люди напьются, что бормотухи винной? - Вот, получается, что разница есть… - Может, стоит уже возродить ЛТП (лечебно-трудовые профилактории для алкоголиков и наркоманов эпохи СССР)? - Это вопрос, который все больше крутится в сознании россиян. Но ЛТП - только одна из многих мер по лечению алкоголизма. Ныне, кстати сказать, ЛТП (из стран бывшего СССР) есть только в Белоруссии и в Туркмении. Нам нынешнее законодательство не позволяет лечить людей принудительно. Есть размышление, что это свобода всякого человека – пить или не пить, лечиться или не лечиться от алкоголизма… - Так если бы эта свобода пьянствовать не являлась насилием для домочадцев пьяницы, тогда бы другое дело! - Согласен. Но это вопрос к законодателям. Сегодня все большее известных людей в законодательной власти выступают за принудительное лечение алкоголиков и наркоманов. Главный врач Ульяновской областной клинической наркологической больницы Борис Песков, например, считает, что принудительное лечение необходимо, если речь в первую очередь идет о подростках. Много их, как известно, ныне страдают пивным алкоголизмом. Понятно, насколько это пагубно для России. Тот же Песков выступает за отказ от старых режимных методов, но за принудительное амбулаторное лечение с участием психологов и социальных работников. А после лечения больной должен иметь возможность трудоустроиться. Режим полной изоляции по Пескову должен применяться в исключительных случаях, когда все остальные способы не дают результата. ТАК ВЫПЬЕМ ЗА ДЕМОКРАТИЮ! Тут в беседу вступила старший помощник прокурора Савиных Анна: - Дело в том, что ЛТП для алкоголиков и наркоманов у нас отменили при Ельцине под давлением хора западных правозащитников. Было много шума с их стороны, что мы больных людей загоняем в резервации, принуждаем работать. Правду сказать, толку от ЛТП было мало. В среднем 3, максимум 7 процентов полного исцеления. Потому что применялись самые дешевые препараты и самое примитивное кодирование. Но главная польза была в том, что алкоголика на полтора – три года изолировали. За это время его страдающая семья могла немного отдышаться, жена могла принять какое-то решение. Россия была совсем не готова отказаться от ЛТП, но мы поддались натиску западных идеологов и в результате получили столь масштабное пьянство и наркоманию. Особенно в молодежной среде. - Признаться, я не верю в успех амбулаторного лечения. Ну а если, идя на поводу у демократов, мы ныне создадим закрытые ЛТП не принудительного, а добровольного плана? Ведь многие сами, иль под давлением близких хотели бы завязать с этим делом. Пусть подписывают бумаги: согласны на добровольную изоляцию… - Так есть у нас огромный наркодиспансер, где добровольцев лечат… - Дело в том, что в наркодиспансере, как поведал мне один из ведущих наркологов области Павел Варсегов, лечат добровольцев за счет государства только 21 день. Можно лечиться и дальше за 1 300 рублей в сутки, тут уж насколько денег хватит. А по серьезному алкоголиков лечить надо долго. Я думаю, они бы могли где-то жить изолировано, заниматься сельским хозяйством и полностью себя обеспечивать. - Утопия! Это больные люди. В первую очередь больные психически. Я лично не представляю их за работой в поле или на птицеферме. - Не соглашусь я с Вами, да ладно… Давайте вопрос так повернем. Пусть нельзя по гуманным соображениям ущемлять права алкоголика, который никому не мешает жить. Но ежели алкоголик содержит впроголодь своего ребенка, подвергает опасности его здоровье, разве это не повод его изолировать? Сергей Бережицкий: - Вы предлагаете посадить в тюрьму? У нас статья за ненадлежащее воспитание ребенка, к сожалению, очень гуманная. Чтобы по ней привлечь человека, надо чтобы тот весьма постарался поизмываться над ребенком. - Зачем в тюрьму? В закрытый ЛТП, а правозащитникам скажем, что поведение этого человека опасно для жизни его дитя. В доме бывают пьяные извращенцы, туберкулезники. Холодильник пуст, ребенок голоден. Вот вам фото и видео… - Увы, но наше законодательство проводит иную линию – гуманизация, гуманизация и гуманизация… - Но ведь очевидно, что гуманизация к алкашу есть насилие по отношению к его близким. - Законодатели прописали некий механизм, который, по их мнению, должен действовать через законы по отношению к таким лицам. Другое дело, что не срабатывает, потому как в том механизме не в полной мере участвует общество. Если люди мирятся с тем, что за стенкой пьянствуют и даже истязают ребенка, и не звонят в милицию, то стоит ли говорить о торжестве закона? Есть, например, закон не продавать детям спиртное, а ведь общество в лице ларечницы тети Вали продает! А сторонний наблюдатель равнодушно закрывает на это глаза. Без взаимной работы с обществом государство этих проблем не решит. И все, что у нас присутствует: коррупция, насилие, алкоголизм и прочее – это не только недоработка правоохранительных органов, но и показатель культуры, сознательности населения. Только правовое и нравственное воспитание избавит нас от многих проблем.