Премия Рунета-2020
Россия
Москва
+15°
Boom metrics
Политика13 июля 2010 22:00

Почему Запад не хочет любить Россию. Часть 2

У России никак не получается исправить свой имидж. От чего это зависит: от бездействия, недостатка средств или национальных традиций? - пыталась разобраться наш обозреватель Галина Сапожникова

Окончание. Начало в номере от 13 июля с. г. Пишу статью про российский имидж, а сама параллельно разрабатываю целую партизанскую операцию. Мои заграничные друзья обычно заезжают в Москву через Питер, и каждый раз мне приходится изо всех сил отвлекать их внимание, когда мы с чемоданами крадемся мимо опухших от пьянки бомжей на Площади трех вокзалов. Какой, к черту, имидж, если ТАКОЕ живет у самых столичных ворот! В неубранных туалетах старого «Шереметьево» думается примерно о том же. И когда машина радостной козочкой подскакивает на очередной дырке, сразу почему-то вспоминаются обе российские беды. Лучшим решением было бы, конечно, исправить все эти глупости и не плодить новых, чтобы у наших критиков не осталось никаких аргументов. Даже если эта фантастика когда-нибудь и воплотится в жизнь, толку от этого не будет: система стереотипов о России в мире давно сложилась, и всем с ней удобно. Это не значит, конечно, что нужно опускать руки. Надо действовать. Как? Есть люди и страны, на которые даже не стоит тратить время. Хоть камаринскую им спляши, хоть стопку налей - ну не будут они тебя любить, и все тут. Это Прибалтика и Польша (до недавней трагедии с самолетом, по странному совпадению унесшей почти весь цвет тамошней русофобии. - Авт.). По всему остальному миру русофобский шар гуляет, как молния: то над Америкой зависнет, то в Испанию переместится, то ударит в Британию. То же самое касается и людей: существует на свете несколько клинических русофобов типа француза Андре Глюксманна, лорда Джадда и корреспондента журнала «Экономист» Эдварда Лукаса. Ни бороться с ними, ни перепрограммировать с нелюбви на любовь нельзя. Легче изменить не себя, а мир - что все страны и делают, отстегивая от своих бюджетов по солидному куску на то, чтобы сформировать достойное к себе отношение. Не так давно в этот клуб вступила и Россия, решив выделить на это благородное дело солидные средства. Куда и как эти деньги тратятся? ИКОРНО-БЛИННАЯ ПОКАЗУХА Обычно на этот вопрос отвечают так: никуда и бездарно. Кто только не писал уже о нелепых образцах советского строительного искусства, понатыканных по мировым столицам, - российских Домах культуры и науки, в которых за неимением зрителей гуляет эхо. Честно пересчитав всех, кто работает сегодня на российский имидж (МИД, фонд «Русский мир», Россотрудничество, телекомпания Russia today, два отделения Института демократии и сотрудничества - в Париже и Нью-Йорке - и еще несколько правительственных комиссий и фондов), проведя несколько дней на их сайтах, вспомнив все мероприятия (Масленицы и проводы русской зимы, салюты в честь 9 Мая, бесплатные киносеансы, конференции соотечественников, конгрессы, конкурсы и т. д.), я пришла к неожиданному выводу: для улучшения российского имиджа за рубежом делается достаточно! Даже больше, чем нужно: в одном из многочисленных буклетов «Русского мира», например, я обнаружила, что в Норвегии на российские деньги издается журнал, который за 48 тысяч евро в год знакомит российских эмигрантов с тамошней культурой на... норвежском языке!.. Министерство культуры Норвегии может уйти в коллективный отпуск и отправиться на сэкономленное на Канары. Что мы только не делаем: и блинами иностранный люд кормим, и шампанским поим, а имидж все не улучшается и не улучшается. Иностранные журналисты послушно съедают икру и важно уходят домой писать колонки о том, что Россия занимается икорно-блинной показухой. Единственное, что остается величиной постоянной, - это имидж российской культуры. Но нас с вами с ней как-то не ассоциируют. - В местном общественном мнении есть разрыв между тем, кто такие россияне и тем, что называется высокой русской культурой, - признает и Оксана Моргунова, научный сотрудник Университета Глазго, занимающаяся проблемами миграции. - И в средствах массовой информации, и в частных разговорах, и в направлении научных исследований, когда речь заходит о русских, сразу возникают стереотипы: мафия, политические и экономические скандалы, серый рынок. При этом британцы с удовольствием ходят на концерты классической русской музыки, восхищаются русской литературой, но не соотносят это ни с современной Россией, ни с теми россиянами, которые живут сегодня в Британии. Каким-то образом достижения российской цивилизации отделены в массовом сознании от россиян, которых в Британии около 300 тысяч.

Каким образом этот разрыв преодолеть? Ну не мучить же мир с утра до вечера классической музыкой? То ли обучить всех россиян играть на балалайках, то ли разговаривать с миром исключительно оперными ариями... МАЛЕНЬКИЕ ПОДВИГИ НА БОЛЬШОЙ ВОЙНЕ Прожив много лет в Прибалтике и привыкнув получать дозу русофобии к ежеутренней чашке кофе, я научилась относиться к ней, как к комариным укусам. И вот что поняла: этот бой можно выиграть только в рукопашной схватке. В этом деле не пушки требуются и не пули, а подвиг - маленький личный подвиг, который невозможно ни запланировать, ни включить в финансовые отчеты, но на который способен каждый человек, особенно тот, по кому эта вселенская нелюбовь бьет первой. Три года назад, когда все британские газеты кричали о смерти Александра Литвиненко, проклиная российское прошлое, настоящее и будущее, лично меня, например, более всего потрясла аспирантка Вестминстерского университета Юлия Светличная, которая в самый разгар полониевого скандала не побоялась созвать пресс-конференцию и рассказать миру о том, что Литвиненко был чересчур разговорчив, нуждался в деньгах и пострадал исключительно за то, что собирался шантажировать олигархов. И одно это признание стоило десятка заявлений российской прокуратуры. За те три с лишним года, что мы не виделись, Юля: а) родила дочку; б) добилась через суд, чтобы из продажи была изъята русофобская книжка «Качество свободы»; в) призвала к ответу экс-премьер-министра Гордона Брауна, встретив его на собрании лейбористской партии. («Что же вы о России-то так плохо?» - упрекнула его она. Тот страшно оживился, пообещал срочно подружиться с Медведевым и быстро ушел в отставку. Не сомневаюсь, что с нынешним премьером, Дэвидом Камероном, Юля найдет возможность поговорить тоже. - Авт.)

Наталью Николаеву, исполнительного директора британской Ассоциации русскоязычных иммигрантов, тоже никто не просил писать ответ на гнусную статью историка Лоуренса Риса в газете «Дейли мейл» о произволе солдат и офицеров Красной Армии, которые будто бы насиловали узников фашистских концлагерей (Где, интересно? Прямо у ворот Аушвица и Треблинки? - Авт.), но она это сделала в отличие от остальных наших соотечественников, которые предпочли открытой борьбе за честь страны, которая дала им образование и язык, анонимную возню на эмигрантских сайтах. «Я знаю из рассказов очевидцев, как русские, украинцы, белорусы спасали евреев и цыган от смерти на оккупированной немцами территории. Так неужели они не заслуживают доброй памяти? Я не позволю, чтобы моих родных и близких людей называли животными и варварами, я уверена, что никогда в своей жизни они не нарушили закона чести, никого не изнасиловали и не ограбили», - написала Наталья в письме в газету. Ей ответили: опубликуем, дескать, если автор исторических изысканий Лоуренс Рис сочтет нужным ответить. Он не счел, но это неважно: может быть, в следующий раз, перед тем как громко соврать, он вспомнит о том, что в Британии есть по крайней мере один человек, который не побоится ему возразить. «РУССКИЕ ГЕРОИ» В списке людей, способных постоять за Россию, не только русские фамилии. Много лет назад я слышала от знакомых историю о человеке, который полюбил Россию заочно, в раннем детстве, когда его отец принес в дом и поставил пластинку с песнями Ансамбля песни и пляски имени Александрова. И известный шотландский бизнесмен Эндрю Мак Гилл пропал, потому что ничего подобного никогда не слышал... В дикие девяностые, когда российским музыкантам нечего было есть, он их подкармливал и поддерживал, в 2000-х писал письма в газеты по поводу фашизма в Прибалтике и делал еще много чего, о чем в его аристократических кругах принято скромно умалчивать. Об одном его поступке я, впрочем, не могу не рассказать. Итак: американский журналист Альберт Аксель, долгое время проработавший корреспондентом в Москве, написал книгу «Русские герои» - о том, что Николай Гастелло совершил свой подвиг на пятый день после начала войны, а Зоя Космодемьянская перед смертью читала вслух стихи Гете. Дельная книжка, которая могла остаться не замеченной на фоне массы других, издаваемых в Великобритании. Что, как вы думаете, делает Эндрю Мак Гилл? Скупает часть тиража и начинает методично рассылать эти книги друзьям-лордам, потому что в его понимании эти слова должен прочитать каждый: «Когда новость о вторжении Гитлера в июне 1941-го облетела мир, массы русских эмигрантов, от царской семьи и представителей церкви до таксистов и интеллектуалов, включая тех, кто большевиков ненавидел, внезапно стали России симпатизировать и поднялись, чтобы оказать сопротивление. Через три дня после вторжения, 25 июня, газета «Лондон таймс» опубликовала письмо князя Всеволода, племянника Николая Второго - царя, казненного большевиками: «Несмотря на наши разногласия в прошлом, я чувствую, что славянская раса должна объединиться. Любовь к Родине означает готовность умереть, когда Родина в опасности, - это главная черта русского характера». И вот спустя почти 70 лет после того, как князь написал эти строки, я жалуюсь Эндрю Мак Гиллу на его соотечественников, намекая на то, что все его благородные акции в защиту России были напрасны: - Во время грузино-югоосетинских событий мы получили с британской стороны столько неприятных комментариев! А сколько гадостей наслушались по поводу дела Литвиненко! - Ваша пиар-система абсолютно не действует! - возражает он. - Когда случилось землетрясение на Гаити, русские прилетели первыми и работали лучше всех. И кто об этом, кроме вас, знает? Самые большие проблемы России - это плохой пиар, олигархи, коррупция и... национальная психология, - говорит он, наслаждаясь моей реакцией. Его жена Милли поясняет по-русски: - Когда Энди говорит россиянам, что любит их великую культуру, люди поворачиваются ко мне и переспрашивают: он что, шутит? А на прощание говорят: спасибо, что вы на-учили нас гордиться самими собой.

Рис. Валентина ДРУЖИНИНА.

Рис. Валентина ДРУЖИНИНА.

ЛЮБОВЬ К ОТЕЧЕСКИМ ГРОБАМ - Есть у нас такая беда - стремление к удивительному самобичеванию, особенно в историческом плане, - считает профессор и депутат Госдумы Владимир Мединский, развенчавший целую серию мифов о России и написавший об этом несколько книг. - И то, что «российская история - самая жестокая и самая кровавая», - это не гнусные инсинуации, это все мы сами придумали! Традиционная западная политика заключается в том, чтобы найти в истории положительные черты, которые являлись бы ориентиром для современников, а все негативное заретушировать, оставить профессионалам. Если вы возьмете английский учебник по истории, то в нем будет написано о том, что Елизавета Первая разбила испанскую армаду и заложила основы британской империи. А про то, что при ней десятками тысяч казнили людей без суда и следствия, вы прочитаете только в монографиях для Оксфордского университета. Да на фоне Елизаветы Первой Иван Грозный был овечкой. Гуманнейший из людей! На протяжении последних смен эпох мы делаем все, чтобы забыть историю, которая была ДО. Так было после 1917 года. Мы все оплевали, облили грязью, зачернили. И по-другому большевики поступить не могли. Потому что иначе возникал вопрос: если все было более-менее нормально, чего вы забыли в Зимнем дворце 25 октября 1917 года? А до этого Петр Первый объявил всю предыдущую историю Руси косностью. Екатерина дискредитировала Петра III. Павел I не очень хорошо высказывался в адрес Екатерины. Хрущев уделал Сталина, Брежнев - Хрущева, Горбачев - Брежнева. И у нас это выработало национальную привычку к историческому самобичеванию. - Неужели с этим ничего нельзя поделать? - Самое обидное, что остальной мир этим занимается, не имея исторической почвы и материала. Истории США всего 200 лет, и за это время американцы создали колоссальное количество положительных мифов. Как-то я был в Риме в составе большой делегации. Ходил по развалинам Колизея вместе с пожилым американцем, директором крупной фирмы. Я, большой любитель римской истории, говорю: «Как бы мне хотелось на машине времени перенестись сюда, чтобы посмотреть, как жили эти люди, но желательно сенатором, а не рабом». А он надувается и говорит: «Чего тут можно узнать интересного у этих бестолковых итальянцев? Есть только один период, в который я хотел бы переселиться и, возможно, даже навсегда». Тут он выпрямляется, молодеет лет на двадцать и говорит: «Я бы хотел оказаться в том критическом моменте мировой истории, когда в одном месте в одно время собрались десять самых гениальных, талантливых и оказавших самое большое влияние на жизнь планеты Земля людей, которых когда-либо рождала Вселенная!» Я спрашиваю: «Вы что имеете ввиду?» Он: «Это Филадельфия, подписание конституции и акта независимости США»... Насколько же человек убежден в том, что его история - самая лучшая! А мы с тем же успехом убеждены, что мы самые кровавые и что ничего хорошего у нас быть не может... ПОЭТОМ МОЖЕШЬ ТЫ НЕ БЫТЬ «Недавно мы были в Египте на книжной ярмарке. Один египтянин, переводчик Чехова, подошел ко мне и сказал: «Зачем вы принесли нам эту черную весть о том, что России скоро не станет? Нам это горько и страшно слышать». Оказывается, один наш молодой писатель приехал и объявил: Россия погибла, ее больше нет...» - рассказала мне поэтесса и журналист Лидия Григорьева, живущая в Лондоне.

«Почитаешь на интернет-сайтах вас, россиян, и оторопь берет: что за национальная забава - поливать свою страну? По любому поводу. Ни белорусы, ни эстонцы, ни итальянцы - никто! - не занимаются таким садо-мазо. Вы ищете национальную идею? Она проста: полюбите свою страну со всеми ее болячками, коростами, в том числе и историческими. Ну любите же вы своих детей - с выпавшими зубами, раскрашенными зеленкой во время ветрянки, врунов и драчунов, тырящих мелочь по карманам...» - написала из Латвии журналистка Ирина Литвинова. А самые пронзительные слова о том, КАК может любить русская душа, вложенные в уста Тараса Бульбы, написал малоросс Николай Гоголь. Есенинское «Лицом к лицу лица не увидать. Большое видится на расстоянии» - точно об этом. Не любить самих себя и свою страну россиян учат уже три столетия. Собственно, весь курс школьной литературы от Пушкина до Достоевского, не говоря уж о Герцене, Некрасове и Салтыкове-Щедрине, построен на нигилизме по отношению к государству. «Невозможно заставить весь мир вас полюбить, пока вы сами себя не полюбите» - вот так вкратце выглядит рецепт улучшения российского имиджа, которым со мной абсолютно одинаково делились в Британии, Америке и Европе. Но за изменение национальной психологии сто сорока пяти миллионов человек не возьмется, пожалуй, ни одно пиар-агентство в мире.