Премия Рунета-2020
Россия
Москва
+2°
Boom metrics
Политика1 сентября 2010 22:00

Кому нужна Великая Черкесия от Сочи до Азовского моря

Спец. корр. «КП» Дарья Асламова попробовала выяснить, кто стоит за организациями, призывающими отобрать у России весь Краснодарский край и пару-тройку республик Северного Кавказа под новый политический проект - Великую Черкесию. Окончание [обсуждение]
Источник:kp.ru

Начало в номере за 1 сентября. ПОПЫТКА РАЗВОДА, ИЛИ РОКОВЫЕ СЪЕЗДЫ В ноябре 2008 года в Черкесске прошел «судьбоносный», как выражались в советское время, Чрезвычайный съезд черкесского народа, на котором впервые был поднят главный для черкесов вопрос - объединение Адыгеи, Кабардино-Балкарии и Карачаево-Черкесии в одну республику. Но в официальную декларацию съезда этот вопрос удивительным образом не попал. Почему? «В 2008-м был солидный съезд, максимально легитимный, - говорит зампред гордумы Черкесска Иналь Гашоков. - Но приехали агрессивно настроенные братья из Кабардино-Балкарии и Адыгеи и испортили нам съезд. У нас есть проблема: мы так дальше жить не можем в республике. А они приехали и начали нести: единая Черкесия, геноцид черкесов на земле Олимпиады. Я говорил адыгейцам: ребята, вас там в Адыгее всего 24%, и вы даже русских в парламенте гнобите. Вам там хорошо живется, вот и живите, а у нас наши проблемы. Но кто меня слушал? И съезд поддержал жесточайшую резолюцию об объединении черкесов, которая насторожила Москву». «Нам обещали: мы вам все сделаем, только не трогайте Конституцию, - говорит председатель черкесского общественного движения «Адыгэ Хасэ» Мухаммед Черкесов. - И мы пошли тогда на поводу у Москвы: изменили жесткую резолюцию на мягкую. Но больше у нас веры нет, и в июне новый съезд потребовал восстановления черкесской автономии. Мы что, не имеем права на самоопределение? Мы будем за него бороться. Вы думаете, если этот нарыв не вскрывать и замазывать, он рассосется?» «Может, и рассосется, - замечаю я. - Если его не ковырять». «Но за 20 лет не рассосался! И вы не смеете приносить меньшинство в жертву большинству». «Июньский съезд черкесов и требование автономии - это шантаж власти и попытка ее расшатать, - утверждает карачаевский журналист и политолог Борис Урусов. - Это месть за то, что наш парламент не пустил в Совет Федерации черкесского крупного бизнесмена Вячеслава Дерева. Его кандидатуру прокатили. Семья Дерев полностью финансирует деятельность черкесского движения «Адыгэ Хасэ» и контролирует его. Все национальные вопросы провоцируются местной элитой, а идеи разделения КЧР витают в среде интеллигенции, а не в народе». «Приезжали сюда на съезд мальчики из Майкопа и Нальчика, - говорит депутат-карачаевец Абдуллах Токов. - Легко проследить, что эти люди не раз посещали США, где черкесская диаспора зажгла их идеей - Великая Черкесия до границы с Абхазией. На съезде 2008 года черкесы впрямую говорили: «Почему мы боимся войны? Абхазия воевала и смогла сделать собственное государство. А мы чем хуже? Нас больше, и мы сильнее». Пример Абхазии сильно вдохновил черкесов». «Черкесская автономия - это блеф, - уверен зампред гордумы Черкесска Иналь Гашоков. - Но мы должны были какой-то жупел поднять, чтоб нас, черкесов, услышали. Я пытался всех остановить: не надо требовать автономии - и стал врагом номер один. Со мной сейчас никто не разговаривает, но я понимаю условия игры. Ведь ясно, что прецедент невозможен. Если черкесы получат автономию, пойдет цепная реакция по Кавказу. Но мы не можем больше ждать, когда нас кто-то услышит». ЧЕГО ХОТЯТ ЧЕРКЕСЫ? Невозможного. Заур Дзеукожев, зампредседателя общественного движения «Черкесский конгресс» из Адыгеи, рисует мне карту Объединенной Черкесии в составе России: лучшая половина Краснодарского края, включая все Черноморское побережье, Адыгея, половина Карачаево-Черкесии, половина Кабардино-Балкарии, солидный кусок Ставропольского края, включая знаменитые курорты Ессентуки, Минводы, Пятигорск, Кисловодск. По замыслу, Великая Черкесия должна выйти к морю и получить общую границу с родственным абхазским народом. «Это наши исторические территории, которые Россия обязана предоставить черкесам согласно резолюции ООН 2007 года о коренных народах, - говорит Заур. - Россия, правда, эту резолюцию не ратифицировала, но сути дела это не меняет. И не пытайтесь выставить меня экстремистом. Мы согласны на то, чтобы быть частью России». «А что делать остальным народам, проживающим на этой территории?» - спрашиваю я. «Да пусть живут. Никто их не трогает». - «А если они не хотят жить в Великой Черкесии?» - «Мало ли что! Коренной народ здесь мы!» -«Но для изменения границ согласно закону нужен референдум во всех регионах, на которые вы претендуете. Ясно, что такой референдум вы проиграете!» - «Да плевать нам на референдум! Нам не нужны три республики - мы хотим жить все в одной. И Россия должна решить наш вопрос».

Сегодняшние черкесы в национальных костюмах - горы и кони все те же, поменялся лишь флаг.

Сегодняшние черкесы в национальных костюмах - горы и кони все те же, поменялся лишь флаг.

«Хорошо, предположим невозможное! - говорю я. - Все четыре субъекта согласились на создание Великой Черкесии, или Россия, положим, изменила Конституцию в угоду черкесам. Где гарантия, что это новое мощное образование останется лояльным России, а не начнет собственную игру?» - «Мы благодарный народ!» - «Но вы уже нам гадите. Вы обратились к враждебной Грузии с просьбой признать геноцид черкесов, вы выступаете против Олимпиады в Сочи!» «У нас свои национальные интересы, и, если мы в составе России, это не значит, что мы ваша собственность, - заявляет Заур. - Мы обратились к Грузии не для того, чтобы признать нашу независимость, а чтобы признать геноцид». Процитирую обращение руководства «Черкесского конгресса» Адыгеи к правительству Грузии, которое гуляет в Интернете: «...18 лет назад во время грузино-абхазской войны 1992 - 1993 гг. мы были по разные стороны баррикад, гибли с обеих сторон, на радость сторонним провокаторам, кавказцы. В РЕЗУЛЬТАТЕ ЭТОЙ ВОЙНЫ НЕ ВЫИГРАЛИ КАК ГРУЗИНЫ, ТАК И ЧЕРКЕСЫ, В ВЫИГРЫШЕ ОКАЗАЛАСЬ РОССИЯ!!! ТАК ДАВАЙТЕ ЖЕ ВМЕСТЕ ВЫНЕСЕМ УРОК С ТЕХ ПЕЧАЛЬНЫХ СОБЫТИЙ, РАЗОРВЕМ ЭТУ ПОЛИТИКУ «РАЗДЕЛЯЙ И ВЛАСТВУЙ», БУДЕМ САМИ СОБОЙ УПРАВЛЯТЬ, А НЕ БЫТЬ УПРАВЛЯЕМЫМИ СО СТОРОНЫ!» Эти пламенные, нарочно выделенные авторами послания строки оставляют мало надежды на то, что Великая Черкесия будет преданна России. Но вопрос территорий - это еще цветочки. Ягодки - требование репатриации миллионной черкесской диаспоры на историческую родину, разумеется, за счет России. «Главная проблема - это реабилитация нашего народа, 90% которого проживает в изгнании, - заявляет зампред адыгейского движения «Черкесский конгресс» Заур Дзеукожев. - Обязанность России - обеспечить им возможность вернуться. Россия - правопреемница Российского государства и СССР. Те ошибки, которые совершила империя, должнa исправить». «Но Россия не считает Кавказскую войну ошибкой, - возражаю я. - И потом: вы всерьез думаете, что Москва возьмет на себя возвращение адыгов, чьи семьи уже 160 лет живут где-нибудь в Турции или Иордании, людей с чуждым нам менталитетом? Да я как налогоплательщик и рубля не дам на это гиблое дело! Они даже не говорят по-русски!» «Они говорят на адыгском, этого достаточно, - заявляет Заур. - Был совершен геноцид черкесов. За преступление надо отвечать». «Но Россия не признает геноцид, и ни одна страна не признала! Даже Грузия не рискнула!» - «Еще не вечер! Мы обратились в Европарламент. Когда геноцид признают ТАМ, мы будем с вами разговаривать по-другому!» Видный черкесский политик из Кабардино-Балкарии, председатель общественного движения «Хасэ» Ибрагим Яганов - человек пылкий, но более прагматичный, чем одержимый Дзеукожев. Однако и он настаивает на репатриации черкесской диаспоры. «Почему нас на этнической территории осталось меньшинство? Потому что нет хороших условий, чтобы этнос развивался», - говорит Ибрагим. «Если вы думаете, что люди только в хороших условиях размножаются, так это ерунда, - замечаю я. - Посмотрите на Пакистан или Афганистан - нищета полнейшая, а в семьях по семь-восемь детей. Или на цыганок, рожающих прямо в кибитках на ходу. Напротив, любой демограф докажет вам, что люди при высоком уровне жизни менее склонны жертвовать комфортом ради увеличения количества детей, чем при низком». «Пусть так. Но если редкая птичка пропадает, вокруг нее создают специальный ареал, чтобы она выжила! - восклицает Ибрагим. - А тут целый народ! Кто-нибудь делает какие-нибудь подвижки, чтобы его сохранить?» «Странная постановка вопроса, - пожимаю я плечами. - У нас и русские мало рожают, однако я не слышала, чтобы русские кричали: создайте особые условия для размножения! Я уж не говорю о множестве малых народов на территории страны, у которых те же проблемы. Почему же мы должны создавать тепличные условия только для адыгов в ущерб их соседям?»

Горный козел - символ Домбая, самого известного курорта нынешней Карачаево-Черкесии.

Горный козел - символ Домбая, самого известного курорта нынешней Карачаево-Черкесии.

«Но неотъемлемое право любого народа, независимо от его численности, - бороться за место под солнцем, вот мы и боремся, - заявляет господин Яганов. - Я против того, чтоб постоянно плакать о геноциде. 101 год стоял Кавказ против России. Разрозненные мелкие кавказские народы удерживали такую махину! Я горжусь той борьбой. Но Олимпиада, которая пройдет на наших родовых землях, дает нам возможность поднять вопрос о репатриации адыгов в Россию». «Вы и вправду думаете, что богатые, успешные черкесы из той же Турции или Иордании распродадут все и вернутся на неспокойную кавказскую землю? Поедут только лузеры». - «Нет, эти лузеры нам самим сто лет не нужны!» «Ага! А как бы вы назвали человека, который готов бросить могилы пяти-шести поколений предков и всю родню ради мифической родины? - спрашиваю я. - Вспомните Абхазию, которая объявила целую программу по возвращению диаспоры домой. И что? При-ехали единицы, хотя им давали и землю, и жилье». КТО РАСЧЕСЫВАЕТ ЧЕРКЕССКИЕ БОЛЯЧКИ? К любому человеку из Москвы люди на Кавказе идут «за правдой», излагая свои необыкновенно запутанные дела и реальные или мнимые обиды. «Сколько нужно терпения и философского спокойствия, чтобы распутать местные интриги!» - в сердцах пожаловалась я карачаевскому журналисту Борису Урусову. «Советская империя вникала, разбиралась, и ничего - не жаловалась, - с легкой обидой заметил он. - Кавказ требует от России оставаться империей, а Россия не хочет, устала от этого. Она хочет стать обычным государством. Империя наднациональна, и национальное, этническое, религиозное в ней отступает перед общностью. Империя дает малым народам возможности, которые они не могут получить в маленьких национальных государствах, в то же время многого лишает. Империя успешна только при наличии мощного центра и умении нащупать правильный баланс в тонком межнациональном деле. СССР это удавалось, России пока нет. Кавказ - это естественный географический предел России и ее демографический резерв. Без Кавказа Россия не империя. А конфликты и войны? Что ж, это неизбежно там, где бок о бок живут молодые развивающиеся страстные народы. Европейцы сколько крови друг другу выпустили, прежде чем пришли к единой Европе! Что касается черкесской проблемы, это совместный американо-грузинский проект. Грузинская конференция о признании геноцида черкесов была попыткой вбить клин между абхазами и черкесами, они об этом прямо пишут на своих форумах. Ведь именно благодаря чечено-адыгскому кулаку Абхазия сумела выиграть войну. И, безусловно, грузины мстят России. «Кавказ - уникальный опыт совместного проживания людей свыше ста национальностей и различных религий бок о бок, не теряя себя и не растворяясь друг в друге, - говорит уполномоченный президента КЧР по связям с религиозными организациями Евгений Кратов. - Столетиями люди вместе живут. У других империй были колонии, и они развалились. Россия уникальна тем, что Кавказ и малые народы - не колонии. Авторитет федерального центра здесь всегда был высок. На Кавказе традиционно уважают сильную руку. Здесь авторитет реальной власти всегда был выше авторитета закона. Это ни хорошо и ни плохо. Это факт. Кто-то может плеваться, но за деньгами и решениями апеллируют к кому? К Москве. Вот тебе характерный элемент местного уклада: создают общественную организацию и ходят просить на нее денег у государства. Совсем как в 20-е годы, когда молодые республики слали письма в центр: «Дайте побольше денег и не мешайте строить независимость». Но письменность, развитие языка и литературы, сохранение и обогащение культуры, уроки государственности, создание национальной интеллигенции - все это кавказские народы получили благодаря «проклятым большевикам», т. е. тому же центру. После перестройки люди покатались по миру, посмотрели и поняли, что, кроме России, они никому не нужны и только в рамках Российской Федерации они могут реализовать свою идентичность, а не поодиночке. Черкесская же карта в преддверии Олимпиады разыгрывается скорее снаружи, а изнутри поддерживается людьми, которых обделили при раздаче портфелей». «Я черкес, но мне не нужна супербанановая республика под названием «Великая Черкесия», - говорит зампред гордумы Черкесска Иналь Гашоков. - Я говорю и думаю по-русски и отлично знаю, как западные спецслужбы раздувают проблемы с Олимпиадой на Кавказе. И знаю, что фонд «Джеймстаун», поддерживающий упертых «американских» черкесов, - типичная цээрушная организация». «Я два года назад был в Америке, был в Гарварде, на конференциях в Калифорнии, - рассказывает член общественного движения «Хасэ» Кабардино-Балкарии Ибрагим Яганов. - Поездил, поговорил с земляками и понял, что нас хотят использовать, как 150 лет назад. Тогда были разборки между Россией и Турцией, и мы чуть не сгинули, а сейчас между Россией и Америкой. То, что осталось от нас, может опять сгинуть. Ничего хорошего для нашего этноса я не увидел и уехал. Туда теперь поехали по той же программе ребята из Майкопа, и им ту же рубашку примеряют. У меня иллюзий нет: Кавказ как территория всегда будет под чьим-то колпаком. Если не российским, так турецким или американским. А я по-турецки не говорю. У меня образование и менталитет - российские, и я мечтаю о развитии своей нации в пределах России. Одно для меня ясно: если русские не займутся черкесским вопросом, им очень скоро займутся другие». Ждем ваше мнение на эту тему!