Звезды16 сентября 2010 2:00

Диана Вишнева: «Отдала себя режиссеру в руки и ни о чем уже не волновалась»

Звезда мирового балета впервые снялась в кино и съездила на Венецианский фестиваль, где дала эксклюзивное интервью «КП»

Свой опыт в кино прима-балерина Мариинского театра склонна считать однократным. О фестивальных красных дорожках, понятное дело, она не мечтала. Просто дала себя уговорить режиссеру Рустаму Хамдамову. Результат - главная роль в стильной короткометражке «Бриллианты», включенной в официальную программу только что завершившейся Венецианской Мостры. «С РЕНАТОЙ ЛИТВИНОВОЙ НИ РАЗУ НЕ ВСТРЕТИЛИСЬ» - Вы впервые получили предложение сняться в кино? - Нет, предложения были - один немецкий режиссер звал поучаствовать в фильме на тему геноцида евреев во Второй мировой войне, но сценарий мне не понравился. В России приглашали в какой-то сериал. Давно хотелось попробовать, но я рада, что отказалась тогда. И что дебютировала в фильме Рустама Хамдамова... Кинопроб не было. Рустам просто сказал: «Завтра, если у вас есть время, приходите сниматься». Я отнекивалась. «Не волнуйтесь, вам понравится», - заверил меня Рустам. Я знала его как художника с тонким вкусом. Отдала себя ему в руки и потом уже нисколько не волновалась. - А как нашли время на съемки? У вас же сумасшедший рабочий график. - Что-то отменилось, что-то передвинулось. Но, главное, у меня было огромное желание. Особенно когда я узнала, что кино будет немым. Потому что заговорить в кино, казалось, я не смогу. - Как вы сошлись с Ренатой Литвиновой, также снявшейся в этой картине? - На съемках с Ренатой мы ни разу не встретились. У нас были разные съемочные дни, и в фильме мы не пересекаемся. Думала, в Венеции познакомимся, но она не смогла приехать. - В общем, мир кино вас не соблазнил. Тем не менее вы открыты для предложений. - Да, сниматься мне очень понравилось. Но все зависит от режиссера и возможности ему довериться. - Вы прилетели в Венецию из Лос-Анджелеса. Где вам уютнее? - Я - человек мира. Для отдыха люблю приезжать в Италию. Для работы жесткой и ритмичной - конечно, Нью-Йорк. Для души - родной Санкт-Петербург. Любимый город - Париж. В Берлине - друзья, любимый партнер Владимир Малахов. Куда роль позовет, туда и еду. «Я ТАНЦЕВАЛА С ИГОЛКАМИ» - Венецианский фестиваль, между прочим, открылся триллером о балете. - Тема балета вообще витает в Венеции. Здесь и Дягилев похоронен... - Однако «Черный лебедь» Даррена Аронофски рисует балетную жизнь жестокой и страшной. Этакий фильм-балет ужасов. Вы сталкивались когда-либо с балетными ужасами? Не подкладывали толченое стекло в туфли?

Вишнева в фильме «Бриллианты»: особенно Диану порадовало, что это «немое кино».

Вишнева в фильме «Бриллианты»: особенно Диану порадовало, что это «немое кино».

- Нет. Но с иголками танцевала. Не потому, что их кто-то подложил, просто костюм принесли из мастерской прямо из-под машинки, и иголки забыли вытащить. На сцене я ничего не почувствовала. Увидела их только после спектакля. Но диверсии в этом не было. - А что вам приходилось делать, чтобы получить роль? - Я подходила к художественному руководителю и все с ним обсуждала. На интриги у меня просто нет времени. И потом, я всегда очень критично относилась к себе, не пытаясь получить роль, если к ней еще не готова. - Хорошо, сами вы с ужасами не сталкивались. Но хотя бы слышали обо всем этом? - Да. Слышала. Но у нашего поколения это, по-моему, не принято. Скорее такие вещи были более распространены в советские времена. Конечно, существует борьба за роль, за первый спектакль - в большей степени в Большом театре, чем у нас, в Мариинке. Хотя судьбы танцоров ломаются везде. Но, думаю, и в мире кино все точно так же: величайшие актеры умирают в нищете, без денег на лекарства... - Кино изначально не такой трепетный и воздушный вид искусства. - В балете тоже далеко не все так ажурно и красиво. Балет - это каторга. - Что заставляет вас любить эту каторгу? - С самого детства у меня были правильно расставлены приоритеты. Мне сразу дали понять, что в каждом балетном движении есть смысл, есть тема, есть актерская задача. И ради эмоционального, пластического насыщения роли я и работаю каждый день, «точу» под нее свое тело... Эти задачи я ощутила уже в 10 лет. - В 10 лет вы вряд ли понимали то, что сказали сейчас. - На своем детском уровне понимала. В балете ведь сразу попадаешь во взрослую жизнь. А может, у меня такой склад характера. - Балет - это ваш выбор или выбор ваших родителей? - Это выбор моей мамы. Сама я не очень хотела. Но, когда попала в стены Вагановской школы, кожей почувствовала нереальную ее атмосферу. Девочки в пачках с зализанными причесочками, делающие поклоны и книксен... Все пропитано историей балета... Сразу захотелось остаться. Но с первого раза меня не приняли! - Ваша мама никак не связана с балетом? - Нет. Она всегда хотела быть балериной, но не знала, как это трудно. А увидела мои слезы, боль, переживания - и стала умолять: «Давай бросим!» - А было такое желание? - Постоянно. И после школы, и даже после первых успехов. Любой успех сопровождается трудностями, завистью. Только сделаешь шаг - тут же тебе подзатыльник. Вот почему в балете всегда остаешься учеником. Какой бы звездой ни была, будь любезна каждый день в зал, к станку. МАКАРОНЫ ПОЛЕЗНЫ ДЛЯ БАЛЕРИНЫ - В России есть балерины, готовые ради пиара принять участие в любом телепроекте, встать на коньки, заняться бог знает чем. - Все это суета сует. У меня нет на это времени. Но я никого не осуждаю. Иногда это надо для достижения благородных целей, скажем, поддержки своего фонда... Я сама открыла благотворительный фонд в Америке. Еще один регистрируется в России - для помощи нуждающимся артистам балета. - Вы бы встали на коньки ради своего фонда?

Серж О.

Серж О.

- Нет, никогда! Коньки смертельны для балерины, для формы ног. Если бы закончила танцевать - тогда да. А подвергать себя риску потерять профессию... Я еще хочу многое сделать! - В каких вы отношениях со своим телом? Устраиваете ему какие-то праздники? - Самый большой праздник - когда есть несколько дней на отдых или путешествие, когда не надо идти на урок, когда можно позволить мышцам немного расслабиться. Но... лень в нашем деле надо преодолевать. - Не бывает искушения провести весь день в постели? - Желание есть, но с 10 лет на моих плечах такая-то гиперответственность - с нею не расслабишься. - А с едой у вас что? - Это миф, что балерины вообще не едят. Конечно, период созревания - опасное время для девочек. Иногда выясняется, что эта профессия в силу генетических причин не для них. А потом начинается зверская работа. Были моменты, когда я не успевала поесть... Но с едой у меня никаких сложностей. С конституцией тела повезло, видимо. - Есть любимое блюдо? - Я всеядна, но, не скрою, люблю в Париже отведать мидий с белым вином. - Устрицы? - Нет, не люблю. А вот темный шоколад в сумке всегда. - Вы сладкоежка? - Да. Мой организм сам знает меру во всем, поэтому нет смысла в чем-то себе отказывать. В какой-то момент я понимаю: мне уже хватит. - В Италии пасту едите? - Да, паста - очень полезное блюдо для балерины. Она дает силы, а тяжести от нее не ощущаешь. Потолстеть от хорошей пасты из правильной муки невозможно. - Что еще любите? - Фрукты. Салаты. Я салаты иногда тазиками ем! ЛИЧНОЕ ДЕЛО Диана Вишнева родилась в Ленинграде 13 июля 1976 года. В 1987-м поступила в Академию русского балета им. Агриппины Вагановой. На последнем курсе была принята в Мариинский театр. Годом раньше, в 1994-м, выиграла конкурс молодых солистов балета в Лозанне. Ее стали приглашать ведущие балетные площадки мира... В 2010 году народная артистка России Вишнева станцевала «Анну Каренину» в Мариинском театре, «Даму с камелиями» в «Метрополитен-Опера» и балет La Peri в берлинском Staatsballett. В репертуаре Вишневой - не только классические балеты, но и постановки современных хореографов.

"Бриллианты" балерины Дианы Вишневой
Звезда мирового балета впервые снялась в кино и съездила на Венецианский фестиваль, где дала эксклюзивное интервью кинообозревателю «КП» Стасу Тыркину.