2018-04-02T13:41:14+03:00

Лицей Михаила Щетинина: Уникальная школа или заурядная секта?

Здесь за один год дают среднее образование. Чудо?
Поделиться:
Комментарии: comments101
Изменить размер текста:

Лет двадцать назад эти имена гремели на весь немаленький Советский Союз: Щетинин, Амонашвили, Шаталов, Газман. Педагоги-новаторы, которых в те годы яростно поддерживала «Комсомолка». Считалось, вот когда все остальные школы станут использовать их опыт, школьники будут учиться радостно и успешно и наступит в стране образовательный рай. С той поры сохранилась лишь школа Михаила Щетинина. Да и та осела глубоко в провинции, в Краснодарском крае. У нее по-прежнему есть горячие сторонники и непримиримые противники. В конце узкой улочки в поселке Текос, что под Геленджиком, упираемся в черно-белый шлагбаум. Рядом разбросаны по распадку с десяток добротных кирпичных теремков под шиферными крышами. Стрельчатые окна, колонны, узорчатые изразцы в простенках, башенки. На одной из стен белыми камешками выложено: «Быть России вечно без ворогов». Это и есть Лицей комплексного формирования личности, как назвал свою школу Щетинин. У шлагбаума - парта, за которой сидят двое парней лет по пятнадцать. Оба в камуфляже. Один из них что-то дописывает в тетрадке. Второму машет мой водитель, и тот открывает путь. Еще из Москвы я созвонился со Щетининым. Он поставил условия: прилетаю в четверг вечером, меня устраивают в гостинице за пределами школы, все передвижения - только с его водителями: - У нас так принято!

Вот так, в  виде образов и схем, постигают ученики школьные науки.

Вот так, в виде образов и схем, постигают ученики школьные науки.

ЦЕЛОК ТЕЧЕ - Я буду говорить с тобой не как со журналистом, а как с личностью... - Один из основателей Российской академии образования Михаил Щетинин расположился за столом в своем огромном кабинете. На улице тепло, но за спиной седовласого директора, больше похожего на былинного кудесника, потрескивает камин. Неслышно появляются две девушки лет двадцати. Одна из них - секретарь - накрывает стол к чаю. Другая - референт - протягивает Щетинину мобильник. - Ты когда придешь? Только не позже! - говорит в трубку директор, а мне поясняет: - Хореограф должен на репетицию прийти, но он подрядился где-то машину разгружать, опаздывает. - Михаил Петрович, сколько у вас тут детей и сколько преподавателей? - Триста учителей. И триста учеников. Все, кто здесь есть, и преподают, и получают знания. Я не делю никого на взрослых и детей. У ребенка есть чистый образ, он стремится к совершенству. А взрослый - он уже приспособился к социальной жизни и закрыт для космоса. Ребенок - идеальный человек. Вслушайся: «Че» - это «Отче», чистота, святость, единение мужского и женского начала. «Ло» - событие, наполненное любовью, «Ве» - проникновение в круг сил, а «К» - главенство от Бога. Зачем такому «Че-Ло-Ве-К-у» взрослый? Ребенок и сам найдет правильное в своем образе, и другого кратчайшим путем выведет к пониманию. В лицее штатных педагогов, кроме самого директора, только двое: Ирина Крылова - завуч и Александр Осипов - завхоз, он же занимается с ребятами историей. Еще есть два хореографа, портниха и художница. И ни одного учителя-предметника. Суть нашумевшей методики Щетинина проста: никого ничему учить не надо. Уроки - это от лукавого. «Урочить», объясняет директор, в старину означало «сглазить». - «Сведеме процуэ целок тече», - любимая присказка Щетинина. - С древнерусского она переводится примерно так: «Все, что делается по совести, ведет к гармонии». Лицеисты «по совести» постигают предметы, тем самым стремясь к идеальному в себе и в мире. А для этого используются «погружения». Подъем в лицее в пять утра. Пробежка в лес, где на полянке - зарядка. ...На деревянной площадке, настеленной между теремками, два десятка мальчишек в камуфляже и спортивных костюмах прыгают через шесты, которые держат двое ребят лет семнадцати. - С кем-то воевать собираетесь? - спрашиваю. - Никогда не знаешь, что ждет тебя через полчаса. От прыгающих парней Ирина Крылова - бойкая брюнетка лет двадцати пяти - ведет в девчачий теремок. - Мы тоже рукопашный бой знаем и с шашками умеем, - по пути сообщает она мне. - Три дивчины вообще в казачьей «Волчьей сотне» состоят. Это такой женский казачий спецназ. Ну а, кроме того, мы и шить можем, и кирпичную кладку делать. Наших дивчин хорошо замуж берут! - Я бы такой жены испугался... - А мы женихам не все показываем. Вот домик девушек. Сами себе построили! Стены теремка нарочито неправильной формы, окна то ли двух, то ли трех этажей понатыканы вразнобой. В холле первого этажа два огромных портрета - мужской и женский - в крестьянских одеждах XVIII века. Такие домики-общежития здесь называют ассоциациями. Вот эта - «Синегорье». В каждой есть старший, обычно лет двадцати. Кроме школьников, у Щетинина обитают еще и студенты. Часть выпускников, получив аттестат, не разъезжается по домам, а поступает на заочные отделения дружественных лицею периферийных вузов, оставаясь в Текосе. Ребята ведут предметные «лаборатории», готовят еду, работают в созданных при лицее фирмах. У Щетинина есть мебельное производство, несколько строительных бригад. Одна из них тянет газопровод по кавказским горам. Заработанные деньги идут на нужды школы. На втором этаже - те самые знаменитые занятия-«погружения». В просторном зале за сдвинутыми по две партами расположились несколько «экипажей». Большинству учеников-учителей лет по двенадцать, хотя есть ребята и постарше, и помладше. Постижение предмета делится на две части. Сначала ребята разбиваются на «лаборатории» (у кого к чему душа лежит) и по учебникам и книжкам с помощью студентов пытаются постичь «единый образ предмета». Когда им это удается, «лаборанты» отправляются преподавать науки своим однокашникам. Тут возраст не имеет значения. В роли наставника может оказаться одиннадцатилетний мальчик, а в роли ученицы - шестнадцатилетняя красавица. - У нас сейчас цикл физики и математики, две недели все учат эти предметы, - поясняет Крылова. - Каждый - на своем уровне. На доске - схема, тот самый «идеальный образ» естественных наук. Ирина хвалит ребят - очень они, на ее взгляд, точно смогли увязать физику, химию и биологию в единый образ. Вообще, как я понял, сверхзадача всех «лабораторий» - вывести идеальную формулу всего человеческого знания: чем крупнее масштаб такой схемы, тем более удачной она считается. Над столом гомон - народ всерьез что-то обсуждает. Ни беготни, ни подколок - ничего, что бывает в обычной школе, когда на уроке учитель на минуту выходит из кабинета. Спрашиваю паренька лет двенадцати, который уверяет, что очень ему полюбилась биология: - Из чего состоит наш организм? - Из воды на 80%... Ну и еще из крови. Ирина морщится: - Хлопец растерялся.

У хлопцев боевая подготовка, как у спецназовцев.

У хлопцев боевая подготовка, как у спецназовцев.

ДИЕТА ДЛЯ ПРАВИЛЬНОЙ ЭНЕРГЕТИКИ На обед все собираются в просторную столовую. Когда-то здесь была заброшенная армейская казарма. Щетининцы приспособили ее под школу. На столе салаты, пирожки с капустой, щи, рыба, гречка. - Мяса мы не едим. Когда животное убивают, оно так страдает, что все его тело пронизывается негативной энергетикой. Кто ест мясо, никогда не сможет прийти к гармонии, - объясняет Щетинин и, чуть задумавшись, добавляет: - А рыбу пока что едим, но и от нее вообще-то стоит, наверное, отказаться... - Так у вас же дети с утра до вечера на ногах, много физических нагрузок - и такая скудная пища. - Им хватает! После обеда - заседания «лабораторий», тренировки по рукопашному бою, репетиции ансамбля «Колокола России», музыку и стихи для которого пишет сам Щетинин. Художники вместе с взрослой преподавательницей готовят эскизы, по которым будут расписывать печку в очередном только что отстроенном теремке. В швейной мастерской портниха объясняет дивчинам, как шить сценические костюмы. У каждого лицеиста есть роскошные наряды для исполнения русского, чеченского или ирландского танцев. В лицей привезли грузовик угля, и парни по двое таскают топливо на носилках в бункер. - Здравствуйте! - приветствуют нас со Щетининым. - Здравствуйте! - ответствуем. Прием в лицей открыт постоянно. За год сюда приезжают несколько тысяч желающих, наслышанных о необычной педагогической методике. - Никаких испытаний я не устраиваю, но с каждым беседую, - объясняет Щетинин. - Если вижу, что школьник сможет у нас учиться, я предлагаю остаться на пару недель и решить, тут он будет или вернется домой. Мне достаточно в глаза посмотреть. А еще я обычно спрашиваю про Третью мировую войну. Если ребенок «наш», то он подумает, что-нибудь скажет или меня спросит. Если он уже потерян, живет только по заданным Марьванной шаблонам, то упрется и скажет: не было такой. (По мнению Щетинина, она закончилась, когда американцы добились развала СССР. Сейчас же идет Четвертая мировая война за окончательное уничтожение России. - Авт.) Хлопцам и дивчинам, которые по своему сознанию уже бесполезные взрослые люди, мне дать нечего. Этим сразу отказываю. Учатся в Текосе ребята из Ростова, Чечни, Татарстана, Владивостока, Хабаровска, Калининграда - русские, украинцы, татары, чеченцы, говорят, был даже один японец. Меня познакомили со студентом-немцем, приехавшим из Германии. «Я из Ростова, дома в школе все было плохо, родители привезли сюда, - рассказала мне четырнадцатилетняя Лена, - а тут вдруг все начало получаться...» - Здравствуйте! - мимо нас проходят с носилками те же парни. - Здравствуйте! - склоняет голову директор. - Так ведь здоровались только что? - Ничего, лишним не будет. КАЗАЧЬЯ ВОЛЬНИЦА - Я - казак, - вещает Щетинин. - Мое дело - для страны Кавказ удержать. И вообще думать о России. Сейчас будет потерянное поколение - деды нынешних подростков строили Советский Союз, а отцы разваливали. В народе произошел такой слом идеалов, веры в прекрасное, что теперь очень сложно будет. А СССР был идеальным воплощением народных чаяний. Михаил Петрович пускается в глобальные размышления о России, ее великой истории и тревожном будущем. Они построены на фактах и событиях, о которых никто, кроме текосского директора, не знает. Революция, коллективизация, индустриализация, сталинские репрессии у Щетинина превращаются в прекрасные и гармоничные события, которые абсолютно ложатся в энергетику космических сил и божественную волю. Попытки спорить бесполезны - на каждое возражение он выдает новый заворот смыслов и подтекстов. ...С 2003 года школа Щетинина живет без госфинансирования. Как поведал директор, ему предложили перейти из федерального подчинения в региональное, а он гордо отказался: - Был бы слишком плотный контроль. В июне того же года в пожаре сгорела большая часть строений. - Я еле упросил: дайте нам времени до ноября, - вспоминает Щетинин. - Мы с ребятами за лето отстроились заново и начали учебный процесс. Так сохранили лицензию. Сейчас у лицея лицензия, полученная в 2006 году. Она дает право выдавать аттестаты гособразца. Как уверяет новатор, среднее образование методом «погружения» можно постичь всего за один год. Правда, начальных классов нет, принимают к Щетинину после четвертого класса. Уже три года лицеисты сдают Единый госэкзамен. - Тестовая оценка знаний глубоко чужда российскому менталитету, но я согласился на ЕГЭ, чтобы ребята могли учиться в вузах, - объяснил Щетинин. Лицей год от года богатеет. Раньше ребята спали на двухъярусных шконках, теперь у каждого - кровать и тумбочка, шкаф - один на комнату. В корпусах мраморный пол с подогревом. В каждой ассоциации стоит телевизор (его включают только для того, чтобы посмотреть новости). В актовом зале хорошая аудиотехника. Ученики обеспечены спортивной формой и рабочей одеждой. А вот компьютеры под запретом. - Надо понимать суть, а не нажимать на кнопки, - рубит директор. Зато у большинства ребят есть мобильники. «Позвонить домой и рассказать о делах можно, - комментирует Щетинин, - а подолгу болтать - это пустое». Никто не мешает нажаловаться родителям на тяготы жизни и, собрав вещички, уехать восвояси. Но уходят от Щетинина по доброй воле считанные единицы. P.S. Вернувшись в Москву, я позвонил в Российскую академию образования, чтобы выяснить, как педагогические умы относятся к детищу академика. - Для деревни нужен универсальный преподаватель, - ответил мне завотделом экспериментальных школ РАО Таймураз Тимиров. - Подготовку таких педагогов мы будем отрабатывать на базе школы Щетинина. А недавно принято решение: с 2011 года лицей в Текосе будет финансироваться как экспериментальная площадка РАО.

В кабинете Щетинина стены увешаны грамотами и дипломами. Здесь и благодарности от местных властей за помощь в субботнике и от казаков за возрождение славных традиций.

В кабинете Щетинина стены увешаны грамотами и дипломами. Здесь и благодарности от местных властей за помощь в субботнике и от казаков за возрождение славных традиций.

СПРАВКА «КП» Михаил Петрович ЩЕТИНИН родился в 1944 году в Дагестане. В 1973 году заочно окончил Саратовский пединститут по специальности «музыка и пение». Играет на баяне. Был директором музыкальной школы в Кизляре. В середине 1970-х годов в поселке Ясные Зори Белгородской области создал школу-комплекс, где основное внимание уделял гармоничному развитию личности за счет сочетания учебы, работы на земле, музыки, пения и хореографии. Потом перебрался на Украину. До 1986 года был директором школы под Кировоградом, где пытался создать школьный агропромышленный комплекс в рамках эксперимента Академии педагогических наук СССР. Результаты были признаны неудачными. Опыт работы на Украине и в Белгородской области описал в книге «Объять необъятное». Это единственная педагогическая публикация Щетинина. В 1988 году создал школу в станице Азовская Краснодарского края. В 1994 году оставил ее и перебрался в поселок Текос. Отличник народного просвещения России и Украины, заслуженный учитель России. Женат, есть сын и дочка. Но, по словам Щетинина, семья с ним не живет. ДРУГОЕ МНЕНИЕ Это чушь и святотатство! Краснодарский священник отец Алексей (Касатиков), преподающий сектоведение в местном вузе, - один из ярых противников «метода Щетинина»: - Я по первому образованию учитель физики, три года преподавал в школе, и только потом пошел в семинарию, был рукоположен. То, что делается у Щетинина, меня не устраивает и со светской точки зрения, и с церковной. Там дурят детям головы. Я, когда был у них, захожу в класс, начинаю общаться с детьми. - Батюшка, а вы знаете, зачем в церкви купол? - спрашивают они меня. - Нет, - отвечаю и жду, чем они меня удивлять будут. - Ну как же! Там торсионные поля собираются! После таких откровений я понял, что говорить мне с ними не о чем. Ранние подъемы, физподготовка, тяжелая черновая работа - и скудное питание без мяса. Разве так можно? С религиозной точки зрения у щетининцев - явный гуруизм (то есть руководитель наделяется таким авторитетом, что заменяет собой Бога. - Авт.), закрытая организация. По моим сведениям, директор старается держать своих школьников при себе и после выпуска. Решает, кому из парней какую девушку взять в жены. Большинство браков заключается, уже когда невеста беременна. И то, что он проповедует, - явная ересь. Но я бы очень со многим смирился и очень многому поверил, если бы кто-то из выпускников Щетинина чего-то в жизни добился. Так нет, все пропадают, как в болоте. Он говорит, что у его ребят высокие баллы по ЕГЭ, но оценки не называет. Если бы вдруг кто-то из моего прихода попросил благословения отправить ребенка туда учиться, я бы попытался отговорить. У современных школьников есть множество проблем. Да, образование нуждается в реформе. Нынешние дети очень плохо усваивают информацию, низкий уровень интеллекта, минимальные знания о мире. Но Щетинин - не выход. Его школа только ухудшает ситуацию. Надо искать другой путь развития отечественного образования. ВМЕСТО ПОСЛЕСЛОВИЯ Две правды педагога-новатора Эта командировка оставила двойственное ощущение. С одной стороны, принимали меня приветливо. Но все было организовано так, чтобы чужак свой нос не совал туда, куда не нужно. Что-то скрывают? Впрочем, все, что происходит в Текосе, можно трактовать с двух сторон. С одной стороны, Михаил Щетинин - явный демагог, причудливо смешивающий язычество, оккультизм, христианство, космизм и казачьи традиции. Православные иконы в холлах и вегетарианский отказ от мяса. Подзарядка энергией от космоса и «разработка интегративного курса физики, математики и астрономии». Поди пойми, как в голове у школьников укладываются рассуждения о Четвертой мировой войне и теория Большого взрыва. С другой - его методика «погружения», очищенная от словоблудия, неплохо работает. По большому счету, в чем главная проблема нынешнего образования? В том, что школа - система принуждения: жесткое расписание, четко определенная последовательность тем. Много есть ребят, которые с удовольствием бегут на уроки? Как сделать так, чтобы дети хватали учебники с желанием разобраться, что за науки в них описаны? - Мы адаптировали методику Михаила Петровича под традиционную школу, - рассказывала мне директор лицея в станице Азовская Виолетта Лукьянова. Эту школу в 1988 году тоже основал Щетинин. Уроки здесь проводят методом «погружения»: неделю изучают один предмет, следующую неделю - другой, не шарахаясь каждые 45 минут от математики к ОБЖ. Но под присмотром учителей-предметников и в рамках привычного учебного распорядка дня. Результат - ребята побеждают в школьных олимпиадах. Да, щетининцы неплохо сдали ЕГЭ по сравнению с учениками других школ края. В управлении образованием Геленджика мне дали цифры: средний балл ЕГЭ по математике в лицее Щетинина - 63,3 (по Кубани - 59), по русскому языку - 43,1 балла (41,5). Но для продвинутой образовательной методики это очень уж маловато - набранные баллы тянут на сомнительную четверочку. С одной стороны, что плохого в том, что ребята с удовольствием живут в интернате (а по сути, лицей Щетинина и есть самый настоящий интернат), который еще и сами строят? Что занимаются зарядкой и спортом, красиво поют и изучают ремесла? Что живут крестьянским укладом, вставая с зарей и укладываясь около девяти вечера? По сравнению с другими интернатами, где нравы почти что тюремные, где воспитатели боятся своих воспитанников, - просто красота. С другой - ребячий труд явно эксплуатируют сверх меры. Почему учебный год начинается у Щетинина 1 ноября? Потому что первые осенние месяцы щетининцы подряжаются убирать урожай. Причем зачастую вкалывают по взрослым нормам. Наверное, если бы не жесткая трудотерапия и накачка эклектичной философией Учителя, щетининский лицей мог бы быть примером почти что идеального устройства дома для детей, растущих без родителей. Где ребята, выходя в жизнь, умеют и обед приготовить, и ремонт в своем жилище сделать, и за себя постоять. Но щетининцы, обладая набором полезных для жизненного устройства навыками, не так легко социализируются, воспринимая жизнь сквозь призму витиеватой философии гуру. Поэтому-то многие остаются под крылом Михаила Петровича и получив аттестат. Щетинин говорит, что его ребята поступают в вузы. Но по большей части это невзыскательные местные пединституты или их филиалы, которые открыты на базе того же самого лицея. С одной стороны, Щетинин жалуется на то, что ему отказали в госфинансировании. С другой - в Интернете один из его сторонников приводит цифру: годовой бюджет общины педагога-новатора несколько лет назад составлял 19 миллионов рублей (проверить ее мы не смогли, Щетинин свою бухгалтерию не раскрывает). Сюда входят и заработки «птенцов гнезда Щетинина», и немалые пожертвования, которые приходят и от сторонников патриотически-космической философии педагога, и от бизнесменов и чиновников, которые видят в лицее прообраз школы будущего. Смотрите также галерею

Школа, в которой дают среднее образование за год.

Понравился материал?

Подпишитесь на ежедневную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

 
Читайте также