Премия Рунета-2020
Россия
Москва
-2°
Boom metrics
Общество22 ноября 2010 11:33

«В детстве я драться не умел, поэтому перекусал старшеклассников. Только девочек не трогал»

Нацист Вячеслав Дацик дал интервью «Комсомолке» в норвежской тюрьме

В дверь тату-студии, расположенной неподалеку от центра Осло, позвонили. Хозяин пошел открывать - и все вздрогнули. На пороге стоял... Дацик. Ну или почти он. Почти точная его, рыхлая и приземистая, копия, только говорящая по-норвежски. Зовут Рони. Похож как брат. «Я, когда увидел, сам не мог отличить, где он, а где я», - днем позже веселился по этому поводу натуральный Дацик. Он еще не знал, что его друзья-подельники, помогавшие ему проникнуть на территорию Норвегии, решат приколоться и выпустят видеоролик: Дацик-де бежал из норвежской тюрьмы, убив трех охранников, и теперь направляется в Россию... Рони, изображающий Дацика, весь ролик скромно молчит, потому как ни слова не понимает по-русски. Соратники пытаются быть серьезными, но временами не могут сдержать улыбку. Халтурщики! Даже не выяснили, что главный герой только что художественно выстриг себе на макушке рыжий остров. После обыска студия выглядит неприглядно - в центре ее гора распотрошенных полицией сумок. «А кошелек с деньгами остался цел!» - не может сдержать своего восхищения хозяин тату-салона эстонский гражданин Станислав Приходько. Случись это дело в России или Эстонии - про кошелек можно было бы забыть. Станислав только вчера вышел из тюрьмы, отсидев два месяца за то, что у него нашли «забытое» Дациком боевое оружие.

Вячеслав Дацик.

Вячеслав Дацик.

Сдали Стаса свои же, по глупости. Дело было так: Дацик прибыл в Осло, перекантовался пару дней в этой самой тату-студии (она же - норвежская штаб-квартира запрещенного в России «Славянского союза». - Авт.) и пошел сдаваться в полицию. О том, как там вздрогнули, услышав клич «Слава роду - смерть уроду!», мир узнал благодаря его соратнику Олегу Неганову, которому накануне как раз подарили ручку со встроенной видеокамерой, которую необходимо было немедленно опробовать. В думах о ручке забыли обо всем остальном. А именно: пошли сдаваться без документов... Но зато с пистолетом! - Как его зовут? - невозмутимо спросила работница миграционного ведомства, кивая на грозного Дацика.

Лучшей бумажки, чем визитки тату-салона с указанием всех координат, в карманах у будущих политэмигрантов не нашлось... «Спасибо!» - вежливо поблагодарили в полиции. И приехали с обыском по указанному адресу. Нашли еще шесть стволов.

В тюрьму в результате попали все: и Дацик, и сам хозяин тату-студии Приходько, и два его помощника, Неганов и Петровский, российские граждане, совсем юнцы, переехавшие в Норвегию вслед за мамами и от скуки подавшиеся в нацисты. Быть нацистами они еще только учатся, поэтому их посадили всего на месяц. А Приходько - на два. Но он не скучал - он рисовал. Что? Взрыв гранаты в синагоге...

Кстати, не надо верить Дацику, который хвастается во всех интервью, что за каждый день пребывания в норвежской тюрьме платят по 25 долларов. Стасу, например, отвалили всего по десятке, а Олегу с Яном не заплатили вообще ничего. Поэтому они хотят судиться с Норвегией за понесенные страдания. В тюрьме Ила, где обосновался Дацик, раньше был концлагерь. Нацистские преступники в гробах бы, наверное, перевернулись, узнав, что спустя почти 70 лет в эти стены попал их единомышленник, который с радостным энтузиазмом по каждому поводу готов вскидывать в приветствии руку. Два месяца доступ к дациковым телу и мозгу для всех журналистов был закрыт, а теперь хоть каждый день к нему ходи, он только рад. Соскучился. Обстановка в тюрьме благодушная. Там все время хохочут - все, от сторожа до охранника. Начальник службы безопасности, проводя меня через рамку и попросив, как птицу, раскрыть руки, радостно предложил: «А теперь - полетели!» И веселился еще минут пять... Напротив комнаты свиданий, в которую должны привести Дацика, - стенд с просветительской тюремной литературой. Беру наугад первую книжку - про девочку Лизу, которая идет на свидание к папе. Лизин папа сидит в тюрьме, и это нормально, убеждают детей авторы. Чувствуется, что норвежское общество живет интересной жизнью. Потому Дацик сюда и стремился.

Был он весел, упитан и сыт, как Карлсон. На интервью пришел в тех же красной футболке и черных шортах, в которых засветился на российском ТВ. Больше ничего нет, сами мы не местные. На левой руке - заживающий рубец: Вячеслав в знак протеста против норвежской действительности пытался вскрыть себе вены и кровью на стене написал: NO ISOLATIUM! («Нет изоляции!») Дайте, дескать, телефон и возможность общаться с миром... - Тут еще четыре раза резать надо (чтобы свастика получилась. - Авт.), - деловито объясняет он. - А если бы кровью истек? - У меня ее до фига! В «Крестах» я по 20 часов в день по телефону разговаривал. У меня иногда конференции по 50 часов достигали! - не то пожаловался, не то похвастался он. И, похоже, говорил правду... Хотя вся остальная дациковская жизнь состоит из мифов. По ним мы и решили сделать блицпробег. СКАЗКИ ПРО ДАЦИКА - Правда, что ты вообще не чувствуешь боли?

- Все боль чувствуют, просто кому-то она по барабану. - А что будучи восьми лет от роду перекусал весь 9-й класс? - Ну не весь. Девочек не кусал. Я и на боях иногда зубы в ход пускаю. Я когда маленький был, драться-то не умел, вот и кусался. - Все-таки чемпион ты мира или не чемпион? - Чемпион. За 2005 год. Можете у мамы взять видео всех боев. - Ну а про 16 сотрясений мозга - правда? - Башку-то и так видно, вся кошеная. - А правда, что ты однажды какой-то ППС разоружил и из жалости вернул милиционерам автоматы обратно? - Я никогда ничего никому не возвращаю. - А чего ты салоны сотовой связи грабил - там же прибыль копеечная! - Кто сказал? По некоторым салонам ущерб идет 800 - 900 тысяч. Я вообще ничего не грабил, хотя по 22 эпизодам доказали мою виновность. Какие были доказательства у ментов? Что мы с моим другом нашли мешок с телефонами и встретились во дворе с человеком, чтобы их продать. АДРЕСА, ПАРОЛИ, ЯВКИ - Скажи, пожалуйста, а зачем ты, сбежав из психушки, опять пошел грабить тот же самый салон сотовой связи?

Вячеслав Дацик по нашей просьбе изображает зайчика. Очень даже мило!

Вячеслав Дацик по нашей просьбе изображает зайчика. Очень даже мило!

- Это просто прикол. На том перекрестке есть отделение милиции, в засаде сидит один усатый мент, мы над ним постоянно издевались. Этот салон мы 4 раза грабили - и 2 раза под засадой. Магазин закрывается, засада снимается, заходим - раз, и обчистили ради хохмы. Я автограф оставил, заполняя договор, честно написал - Дацик Вячеслав Орьевич - и говорю: ментам передайте - пусть денег побольше соберут, в конце месяца зайдем... - Мне не нужны звания, должности, адреса, пароли и явки. Но скажи: как ты все-таки без документов перешел границу? - Куда? (Дацик улыбается дебильной улыбкой, делая вид, что не понимает вопроса.) - Ну не к маме же ты из психушки пошел? - А че я дома-то забыл? Я был в спортзале, друзей тренировал. Я много где побывал за это время. На Украине, в Белоруссии был. И вообще никаких границ нигде не видел. - А как попал в Норвегию? - Приплыл. С Лебяги. Это военная часть под Питером, там 33-я бригада раньше квартировала. Там один дагестанец собирался одного русского лохобана в плен взять, денежку получить, а тут заместо русского лохобана приходит (заливисто смеется. - Авт.) рыжий колобок. О ХОРОШЕМ - Ты в тюрьме какие-нибудь книжки читаешь? - Да нету книжек. Я тут уже начинаю ношкать (говорить по-норвежски. - Авт.).

Это норвежец Рони, дациков брат-близнец. Отличить их можно лишь по татуировкам.

Это норвежец Рони, дациков брат-близнец. Отличить их можно лишь по татуировкам.

- Ну поприветствуй читателей «КП». Дацик с готовностью вскидывает в нацистском приветствии руку. - Тьфу на тебя! Я по-норвежски поговорить просила. А по-английски? - Да на фиг он мне нужен? Тупейший язык... - Про то, что тут сидеть шоколадно, ты уже рассказал телевидению. - Я вообще не понимаю, кто это заведение назвал тюрьмой. Спортзал, в магазин ходишь, кредитную карту в тюрьме дали. Кормят - ну вообще! В Москве не в каждой кафешке так пожрешь.

- Сколько ты сейчас весишь? - 129. Когда в Рашке сидел, был 130. - Давай все-таки Россию не будем так называть, а? - Россия - это не русское слово. Россия к слову «русский» не имеет никакого отношения. Я - русич. - Согласился бы в тюрьме провести всю жизнь? - Нет, здесь один минус. - Женский вопрос? - Конечно. И никто меня не понимает...

О ПЛОХОМ - Ты сейчас демонстрируешь завидный оптимизм. Хотелось бы видеть твое лицо, если на суде вынесут решение об экстрадиции. Что будешь делать? - Воевать будем (заметно грустнеет. - Авт.). - Ты же должен будешь как-то интегрироваться? - Я собираюсь на ринге доказывать генетическое превосходство белой расы. Надеюсь, мне разрешат выступать под флагом Норвегии. Норвежская федерация боевых искусств готова подписать со мной контракт уже в тюрьме. - Каким образом тебя достали нерусские мира сего? Вот жил хороший мальчик Дацик и вдруг возненавидел всех смертной ненавистью... - Кто сказал, что мне кто-то не нравится? Половина народу кричит - понаехали, грабят, убивают. Переведем ту же самую ситуацию в природу. Вот поляна, сидит лев, к нему приходят косули, быки, буйволы, жирафы, слоны. Разве лев недоволен? К нему пища пришла. Он только рад - приходите, я кушать буду. - То есть можно написать, что Дацик - интернационалист? - Кто? Ни в коем разе. Я расист! О ПСИХИАТРИЧЕСКОМ - Меня менты из дурки два года не выпускали. Менты умнее врачей, они мне поставили диагноз. Вот, читайте (показывает документы российской прокуратуры. - Авт.): «Также у него постоянно проявлялись грубые поведенческие расстройства, выражавшиеся в националистических высказываниях и преследовании лиц кавказской национальности». Менты заместо врачей пишут мой диагноз! - Ты специально задурил психиатров? - Наоборот! Я два года пытался доказать, что я нормальный. Одна женщина-психиатр, у которой 52 года стажа, написала, что я не могу быть выписан, поскольку я в «Крестах» головой под шконкой пробил полуметровую стену. Я могу, конечно, рукой сломать кирпич, только мне это на фиг не надо - руку разбивать о кирпичи. А в стене кирпич в 100 раз крепче. Ни один кирпич ни ногой, ни головой не пробить. Я могу красный дырявый кирпич сломать о голову, но не белый силикатный. И тем более под шконкой - как я мог пробить, я туда просто не залезу? Я, такой толстый колобочек... А ситуация была такая: я на галере оторвал перилу металлическую, дал там балбесам своим, они пробили дыру в соседнюю камеру и сделали лаз. Опера все происшествия сваливают на меня. Кто виноват: ты, Тарзан? И написали по приколу: Тарзан шел, споткнулся, головой пробил стену в соседнюю камеру под шконкой. А эксперт со стажем 52 года подхватывает: ой, он же дурак натуральный... - Почему к тебе два месяца никого не пускали? - Потому что российские спецслужбы слил. Приперлись однажды эти товарищи, попытались на меня повесить взрыв дрезины. Ну, что это будто все я по телефону организовал, когда сидел в дурке. Несколько раз еще приходили, просили информационной поддержки, ну а потом спросили: слабо Березовского и Закаева хлопнуть? Я: не фиг делать. - А каким образом тебе предлагали их хлопнуть? Кулаком по темечку? - Какая разница как? Только я на кого-то работать не собираюсь. Там-то я согласился - че, мы всегда с ментами сотрудничаем, главное - чтобы польза от них была. Я когда эту фигню норвежской полиции доложил, тут вообще все дело засекретили. У спецслужбистов офигенная версия - если спалюсь, они скажут: а, так он же дурак! О ТВОРЧЕСКОМ - Я тут, кстати, песенку написал прикольную, - говорит Дацик несколько неуверенно. Читает, рыча: «Веду я Витязей на Смертный Бой! Веду их за собой с обритой головой в последний Бой! И будем ночью за врагами приходить, и уши им на Славны ожерелия рубить. Я, как хищный зверь, по улице ночью иду и, вражий образ заприметив, тихо Бью. И вспоминаю я, как так же Славно в Брестских Лесах мои Пращуры Германцев Били. Хочу я сквозь Лета вернуться назад и сказать: «Не за то вы, Предки, Кровь свою Лили...» - далее не цитируем, потому что идет сплошное хамство... «Ха-а-а-йль», - тихонько проблеял он в конце и смущенно опустил глаза.

Вячеслав Дацик (на фото в центре) проходит принудительное лечение шашлыками в сельской психбольнице в Ленинградской области. Снимок из его личного архива.

Вячеслав Дацик (на фото в центре) проходит принудительное лечение шашлыками в сельской психбольнице в Ленинградской области. Снимок из его личного архива.

ВМЕСТО ПОСЛЕСЛОВИЯ Феномен Дацика Идем фотографироваться. - Ну что ты все вскидываешь руку или встаешь в боксерскую стойку, - упрекаю я его. - Ты нам лучше зайчика изобрази! И он с готовностью изображает нам зайчика... Будто и не он минуту назад орал в микрофон, сотрясая стены: «Русичи, витязи!» Феномен Дацика когда-нибудь, наверное, будут изучать в вузах - столько он назадавал всем загадок. Как же он все-таки сюда попал? - мучаются журналисты как в Осло, так и в Москве, пограничники и милиция с полицией. Допустим, сбежать из психушки трудности не представляло - с учетом того, что он, сидя там, вел страничку в Интернете (!), регулярно поедал с соратниками шашлыки, ездил по Питеру на джипе, а к побегу открыто готовился месяца за три. В российском посольстве считают, что он перешел границу по поддельным документам - так же, как тысячи других наших соотечественников с Кавказа. Сам Дацик утверждает, что границу Евросоюза переплыл на весельной лодке. Не исключено, что не врет: жители приграничных городков (Дацик родился и жил в ленинградских Сланцах. - Авт.) до сих пор знают множество тайных троп, тем более на относительно недавно появившейся российско-эстонской границе. Но плескаться в сентябре по отвратительно холодному и штормящему Балтийскому морю - точно не подарок. Скорее всего, он переплыл не море, а узкую речку Нарову, потом друзья под видом пьяного финна загрузили его в Таллине на паром - документов никто не спрашивает - и под видом пьяного шведа выгрузили в Стокгольме. Вменяемый он или нет? Смотря что считать нормой. Если за аномальность принимать расовые предрассудки - конечно, нет. Видимо, вопрос невменяемости был организован родственниками и напрямую связан с перспективой тюремной отсидки. Давали ли ему задание убить Березовского с Закаевым? Даже сама идея того, что не говорящий по-английски пухлый и агрессивный рыжий Дацик гонялся бы по Лондону за этими персонажами, звучит смешно. Примерно так же, как и предположить, что Дацик, прочитавший последнюю книгу два года назад, вдруг увлекся политикой и вспомнил, что собой представляют эти персонажи... Каковы его дальнейшие перспективы? На фоне того, что Норвегия предоставляет убежище всем, кто докажет, что на родине его ждут преследования, шансы остаться там вполне реальны. С другой стороны, официально ему один раз уже отказали. Адвокат Брюн Риснес, к которому Дацик обратился за консультацией, говорит следующее: «Тот факт, что он был признан невменяемым, не говорит о том, что в России его преследуют. Но он рассказывает, например, что в «Крестах» его пытали. Если это так, то он вынужден будет это каким-то образом доказать. Но главное даже не то, что с ним было, а то, что будет? Доказать, что с ним снова будут обращаться столь же жестоко, очень трудно. И Россия, и Норвегия - члены Международной конвенции об экстрадиции и обязаны помогать друг другу. Дацик - это все-таки не Березовский, для того чтобы его не выдать, должны быть очень серьезные основания».

Другой вопрос: что Дацик будет делать, если его вдруг на самом деле оставят в Норвегии? По существующим правилам его должны будут отправить в лагерь, на 99 процентов состоящий из сомалийцев, представителей как раз той расы, которую он не терпит. Либо Дацик выйдет оттуда абсолютным интернационалистом, либо все остальные ходатайствующие добровольно вернутся к себе на родину... Выступать в качестве бойца в боях без правил он, кстати, ни за Норвегию, ни за любую другую страну уже не сможет: астма, задыхается на третьей минуте. Почему мы вообще столько о нем говорим? Дело не в колоритности персонажа и не в том, что человек, обладающий нечеловеческой силой и крайне радикальными взглядами, элегантно уделал и нашу милицию, и их полицию. «Неужели это для вас такое большое дело?» - искренне изумляются работники тюрьмы, наблюдая, как к нему через день ломятся телекамеры. Что им ответить? Что вся эта история похожа на отлично скроенную пиар-кампанию запрещенного в апреле 2010 года Славянского союза, лидер которого Дмитрий Демушкин откровенно признался в интервью норвежскому телеканалу: «Законодательство нас в Норвегии устраивало, с адвокатами мы проконсультировались. Пойдем в Европейский суд, попробуем повоевать». До этого случая о них говорили и писали мало, теперь же Демушкин и КО в топе новостей.

А причина-то абсолютно банальна: просто слова «Дацик» и «нацик» рифмуются хорошо. Всем нравится...