Общество

Олег Кашин опубликовал первую статью

Он сравнивает себя с Гагариным и заявляет: "Они ведь не заставят меня замолчать"

Олег Кашин, на которого в ночь на 6 ноября было совершено зверское покушение (двое неизвестных сломали ему челюсть, голень и пальцы рук) и который проходит лечение в 36-й горбольнице Москвы, написал первую статью - она опубликована в издании "Коммерсантъ".

Напомним: знаменитый журналист специализируется на общественно-политической тематике, а следствие и коллеги Кашина считают, что нападение на него, скорее всего, связано с его профессиональной деятельностью. Поэтому (и не только) расправа с Олегом вызвала столь широкий общественный резонанс.

"....Жизнь моя, с какой стороны ни посмотри, была в те дни интересной и увлекательной, - говорится в статье Кашина. - Но кроме меня самого да врачей с медсестрами кто знал об этой жизни? Никто не знал. Настоящая моя жизнь происходила в, может быть, получасе езды от больницы.

У милицейского офиса на Петровке, сменяя друг друга, стояли в одиночных пикетах с плакатами с моим именем мои друзья и мои бывшие враги, ставшие вдруг друзьями (произношу эту конструкцию без иронии, недруги иногда могут всерьез превращаться в друзей). Печаталась газета "Кашинъ", полностью посвященная мне. На Пушкинской площади, а потом на Чистых прудах проходили митинги в мою поддержку. "Вам классического Кашина или с подписью?"- вежливо спрашивали девушки-распорядительницы у пенсионерок, стоявших в очереди за моими портретами, которые можно было прикрепить на грудь...".

"Меня... к концу второй недели после покушения интересовало только одно, - читаем в статье. - Вот был когда-то молодой красивый летчик Гагарин. Выбрали его каким-то образом космонавтом номер один, и в 27, что ли, лет он улетел в космос на час с небольшим. Вернулся - ну и все, и нет больше никакой жизни, одни президиумы, банкеты, доклады и печать обреченности на молодом красивом лице. Семь лет так проболтался, прежде чем погибнуть окончательно. Я лежал в реанимации, листал газету "Кашинъ" и думал о Гагарине и о том, как мы с ним похожи..."

А вот еще... (Прочитав этот абзац, мы понимаем, что журналист размышляет обо всем об этом все же не без легкой иронии.)

"...Но у меня перед Гагариным есть одно важное преимущество. Новогодние каникулы - великое, как я теперь понял, изобретение. Сейчас начнется декабрь, я его весь, наверное, проболею, а потом страна станет пить. На рабочие места возвращаться будем вместе, страна после праздников и я после реабилитации. Никто не вспомнит. Никто не заметит. И можно будет нормально, как раньше, работать".

И - самое главное...

"...Они ведь не заставят меня замолчать".