Звезды

Филипп Киркоров: Если придется уйти со сцены, заведу детей!

Откровенное интервью певца

Люди странно устроены. На Манежной кипят сражения, в деле о Кущевской всплывают все новые факты. А в рейтингах статей по-прежнему лидирует скандал с Киркоровым с почти гамлетовским вопросом: бил или не бил? Напомним: конфликт между Филиппом и помощником режиссера 29-летней Мариной Яблоковой произошел на репетиции концерта «Золотой граммофон». Правда, версии этого конфликта у сторон резко расходятся. Марина Яблокова утверждает, что артист ее оскорбил и избил, таскал за волосы... И демонстрирует синяки от побоев. Филипп Киркоров публично кается, но уверяет, что ногами никого не бил... Тайны только множатся с появлением пленки с записью происшедшего. Такое впечатление, что обе стороны не хотят ее демонстрировать. При этом сторона Яблоковой, еще не видя пленки, заявила, что это подделка. Откроем правду: мы в редакции - спасибо коллегам с телевидения - пленку видели. Если то, что на ней изображено, - правда (а запись выглядит достоверной), то особо не о чем и говорить. Марина и артист злобно переругиваются на сцене, она обзывает его неприличным словом, он ее в злобе толкает, она отлетает - но даже не падает. Он вслед бьет ногой по воздуху. К ним бросаются стоящие рядом коллеги. Все. Таких конфликтов на съемках фильмов, клипов и т. д. - замучаешься перечислять. Хотя, конечно, ситуация певца не красит и ведет он себя неподобающе. Но не настолько, чтобы гнев всего общества обрушился на его голову. Мы решили пригласить Филиппа в редакцию и расспросить.

Пока Филипп только мечтает стать отцом. (На съемках шоу «ДОстояние РЕспублики».)

Пока Филипп только мечтает стать отцом. (На съемках шоу «ДОстояние РЕспублики».)

Что это было? - Филипп, мы хорошо относимся к вам и вашему творчеству. Но есть поступки, которые невозможно оправдать. В жизни часто бывают ситуации, когда нерадивого на твой взгляд работника хочется прибить. Но ведь обычно никто этого не делает... - Поверьте, мне очень стыдно, я готов еще раз публично извиниться перед женщиной. Я виноват. Не имел никакого права, как бы меня ни провоцировали, поднимать на нее руку. Другое дело, что, на мой взгляд, нельзя так оголтело, не проверив, устраивать травлю... Я извинился, я виноват, но меня продолжают топтать... - Мы потому вас и пригласили, что нам показалось: из этой ситуации хотят сделать такую большую акцию наказания всемирного злодея, в которого вас решили превратить. В персонаж, на который можно спустить весь народный гнев. Чтобы все поднялись на борьбу с Киркоровым. И он был показательно наказан. Но все же ваш скандал - не самая большая проблема сегодня в обществе...

- Я не могу оправдывать свой поступок тем, что вы сказали. Я считаю, что я виноват и должен искупить свою вину и перед этой девушкой, и перед всеми теми, кто во мне разочаровался, чьи чувства я задел, обидел. - А что конкретно было? - Я нахожусь в двойственной ситуации, потому что практически готово мировое соглашение, по которому мы больше это не комментируем. - Но за что именно вы извиняетесь-то? Сначала Марина говорила, что вы ее таскали за волосы, били ногами. А в программе «Центральное телевидение» на НТВ она уже говорила, что за волосы вы ее не таскали, ногами не били. Где правда? - Те диагнозы, которые Марина в справке сначала предоставила - черепно-мозговые травмы, - они просто несовместимы с двумя днями полноценной ее работы, когда она после всего уехала со мной на гастроли. Но я пришел к вам не с целью опровергать слова Марины. Если бы я даже пальцем ее тронул, я бы так же раскаивался. Потому что я даже этого не имел права делать, как бы она себя ни вела. Я перед ней виноват. - И все же - били или не били? - Когда мне все кругом твердят, что я это сделал, я уже сам в это поверил. В рассказах добавлялись все новые и новые подробности, я был в шоке! Я подумал, что схожу с ума: «Неужели я мог сотворить ТАКОЕ?!» Каково же было мое удивление, когда я увидел пленку с видеозаписью, на которой ничего подобного нет, в чем меня убеждали... Боже, как я сожалею, что нельзя отмотать время назад и поступить по-другому... Я раскаиваюсь, что не сдержался, приношу извинения. Но, согласитесь, разница между «не сдержался» и «жестоко избивал» - как небо и земля. В разговор вступает директор певца Геннадий Рыбак: - После инцидента я пошел, извинялся перед Мариной. Мы с ней сидели в Большом Кремлевском дворце наверху в кафе и разговаривали. Она сказала: «Я тоже была неправа, я знаю». Это было вечером в тот же день. А на следующий день она уехала в Питер, где спокойно отработала с Филиппом и другими артистами.

Не согрешишь - не покаешься... Кадр из передачи «Пусть говорят».

Не согрешишь - не покаешься... Кадр из передачи «Пусть говорят».

О врачах - Филипп, почему вы тут же уехали в Израиль? - Я должен был разобраться в том, что со мной происходит. Поэтому я и отправился на обследование в Израиль. Я не мог обследоваться здесь, потому что мой каждый шаг - особенно теперь - фиксируется папарацци. Я не хотел публичности в этом деле. - Ну и что вам сказали врачи? - Сказали, что у меня синдром хронической усталости и что мне надо отдыхать. Я действительно приехал в депрессии. Я не спал ночами, не ел. Я загнал себя в ужасную ситуацию, и тут же меня начали просто добивать. Морально настолько все это тяжело, что я уже не понимал, где правда, где неправда. И когда мне показали пленку, и когда я увидел, что я не делал этого... - Сейчас сторона Яблоковой заявляет, что пленка поддельная, фальсифицированная. - Я не хочу ни с кем спорить, я не хочу ничего доказывать. Самое главное, что я и мои близкие друзья знают истину. Почему я хотел бы мирового соглашения: я не боюсь никаких санкций, наказаний. Большего самобичевания в моей жизни уже быть не может. Но я хотел мировое для того, чтобы это все закончить. Мне невыносимо возвращаться к этому снова и снова. Но если соглашение мы не подпишем - то пленка уйдет на экспертизу. И что будут говорить люди, которые утверждают, что это монтаж? - Но вы же можете подать встречный иск, что вас оклеветали, подорвали деловую репутацию? - Я устал от всего этого. Устали мои поклонники, устали мои родители. Я не хочу суда. Потому что в этой ситуации я виноват сам. Кому нужна шумиха - Да, вели себя явно не по-джентльменски. Но не вы первый срываетесь - то Меладзе камнем в беременную женщину угодит, то Ярмольник журналистов побьет, то еще кто-то пьяный начудит... И что-то никаких народных волнений. А тут в Интернете адвокат Яблоковой устроил всеобщее голосование: как и на сколько наказать Киркорова. Правда, деньги обещают перевести на благотворительный счет. Гуляют призывы объявить вам бойкот. Кому все это надо? Неужели скромной служащей Марине? - Я уверен, что Марина сама не рада тому, что происходит. И что она вообще бы начала эту кампанию против меня. К сожалению, Марина является орудием в руках людей, которые сейчас хотят меня уничтожить. - В народе уже гуляет версия, что вас не любят Пригожин и Басков. Мол, Киркоров на корпоративах у них отбивает деньги. И вот перед Новым годом хотят убрать конкурента. Действительно у вас какие-то личные счеты с Пригожиным, с Басковым? Когда вы с ними успели поругаться? - Когда? Когда я в музыке и на сцене сделал что-то такое, что последние 25 лет заставляет зрителей приходить на концерты, заполнять залы до отказа. Я не хочу обсуждать никого из вышеназванных и их поступки. Пусть все зло останется на их совести. Я их прощаю. Они живут по волчьим законам. Здесь не прощают успеха. А за триумф готовы уничтожить любыми путями. Я сегодня никого не осуждаю. Сегодня к вам пришел не для этого.

Яблокова раздора?

Яблокова раздора?

О Шевчуке и «розовой кофточке» - Филипп, но ведь вы сами постоянно подбрасываете дров в этот костер. То вы деретесь с Шевчуком, то оскорбляете знаменитую теперь «розовую кофточку», то судитесь с дамами, вскрывшими вашу почту, то разбиваете камеру журналистов... - Да я знаю, что почему-то всегда оказываюсь в чем-то виноват, даже если не виновен. Наверное, карма у меня такая по жизни. Кстати, это у меня с детства. Когда вскрыли мою почту и я написал заявление, я не знал, что это сделали женщины! Но когда узнал, то на суде просил простить обидчиц. Я не могу остановить суд! Я только попросил о снисхождении из-за их матерей. Я не святой... Да, я подрался с Шевчуком - потому что он мне хамил, потому что он меня оскорблял. Чтобы постоять за свою честь, за честь моей жены на тот момент, за честь моей семьи. Я так устроен, я с детства не люблю, когда на меня повышают голос. Да, я артист, я даже в этом случае не имел права поднимать руку на Шевчука, но в конце концов любой мужик меня поймет. Вы говорите про драку с журналистом. Извините, когда бесцеремонная, опять к сожалению, журналистка после выступления врывается ко мне в гримерную... А я в этот момент переодеваюсь после выступления. И в это время врывается камера и начинает меня снимать... Какая реакция у меня должна быть? Но я никого не бил, я просто изъял камеру, и мои помощники передали ее на канал. - А «розовая кофточка»? - Но зачем вспоминать то и говорить о том, о чем столько сказано. Права она была или неправа. Провоцировала ли она меня или нет, я не имел права вступать с ней в перепалку и повышать на нее голос. Все-таки передо мной была женщина. Поддержали Кобзон и Пугачева - А для вас были какие-то неожиданности в реакции коллег? - В моей жизни прошел человеческий аудит. Для меня полным откровением стал звонок и поддержка певца Стаса Михайлова. Он позвонил и сказал: «Филипп, я хочу вас поддержать, потому что да, вы совершили оплошность, но то, что происходит, это просто травля!» Людмила Марковна Гурченко мне сказала: «Филипп, я готова с тобой встать на сцену, давай делать дуэт. Я не побоюсь тебя поддержать. Я сама испытала, что такое 15 лет запрета. Только не уходи со сцены, не дай возрадоваться тем, кто этого ждет!» Мне позвонил Иосиф Давыдович Кобзон, сказал: «Филипп, ты не имел права - если тебе дали титул определенный в тусовке, ты должен так себя и вести. Но то, что происходит, это запредельно...» - А Алла Борисовна? А Максим Галкин? А Кристина Орбакайте? - Спасибо им за то, что они в эту трудную минуту со мной общаются, разговаривают. Я сейчас один, со мной нет никого, мне важна поддержка дорогих мне людей. Это Алла, Кристина, Максим, Валя Юдашкин, Илья Резник. - И что сказала вам Пугачева? А то сейчас молва разнеслась, что, мол, небось Филипп и на Аллу руку поднимал, вот она и ушла. - Я на Аллу никогда в жизни руки не поднимал! И спасибо Алле, что она оказалась рядом в ту минуту, когда нужно было оказаться. Она меня не гладила по голове за то, что я сделал. Она меня назвала нормальными человеческими словами, которыми она обычно меня называла, когда я делал какие-то глупости по жизни. Я и сам сейчас себя так называю... Но я благодарен Алле, что она в этот тяжелый момент рядом со мной, что поддержала так, как мне было нужно. - Алла Борисовна и раньше вас умела усмирять... Вам этого не хватает сейчас? - Любому человеку, который один, нужен кто-то рядом, чтобы его усмирял. Особенно если это мужчина холостой. Если человек одинок, то он, к сожалению, делает вещи, которые никогда бы не совершил, если бы было рядом плечо. Что касается моей семьи - отца и моих родственников, - вот что я никогда не прощу людям, которые устроили на меня такую чудовищную травлю: это то, что мой отец уже неделю лежит с сердечным приступом в Новгороде и находится в очень плохом состоянии. - Ну, может, все же вы тут виной?.. - Конечно, я. Я и не отрицаю! Первое, что случилось, я позвонил папе и сказал, что я совершил непростительный поступок, и попросил у него прощения за то, что я не оправдал его надежд... Он меня по-отечески простил и понял. - Говорят, что некоторые артисты написали письмо с требованием лишить вас звания народного артиста. - Я узнал об этом от Тины Канделаки на программе «Нереальная политика». Да, такое письмо было представлено на подпись Иосифу Давыдовичу Кобзону. - Его реакция уже известна? - Это письмо он разорвал... - Вам могут объявить бойкот? - «Бойкот» для меня страшное слово знаете с какого времени? Когда я прочитал книгу Железнякова, а потом посмотрел фильм «Чучело». Это страшно. И вы помните эту ситуацию с героиней. И к чему это все может привести. Меня пугает только это. Но я приму в своей сегодняшней ситуации и это. За все в жизни приходится платить. - И вы реально потеряете в деньгах? Или выиграете? Ведь многим на корпоративах захочется посмотреть на того самого Киркорова, который подрался... - Ну вот и вы про деньги... - Но скандал-то с «розовой кофточкой» по вам ударил? - Я ударил сам себя. Я просто на год ушел со сцены тогда. Потому что я не мог выходить на сцену. Вот тогда я понял, что, если я еще немножко не выйду, я умру. Потому что без сцены я погибаю. Я думал, что это выход из ситуации. Я не испытал на себе вырезания или неприглашения. Я сам себя тогда изъял из эфира отовсюду. А сейчас я понимаю, что уйти не смогу. Потому что я не выдержу, я умру. Меня просто не станет. Сцена - это единственное мое спасение и лекарство. Это сейчас моя единственная семья. О детях - А на чем вы сейчас остановились в мировом соглашении? В какой стадии переговоры? Сколько с вас требуют? - На данный момент мне это не важно. Это дело адвокатов. Я виноват, что я замахнулся на женщину, и приношу ей в очередной раз извинения. Если ее это устраивает и она выставит мне какие-нибудь условия, чтобы прийти к пониманию и прощению, я буду счастлив. Я бы хотел, чтобы это мировое соглашение поставило большую жирную точку, прекратить всякие разговоры - кто прав, кто виноват - и продолжить жизнь. И чтобы каждый из нас сделал соответствующие выводы и жил дальше: в любви и радости. В согласии и гармонии с самим собой. - Не можем у вас не спросить о вашем отцовстве, о котором сейчас пишет пресса. - Пока слухи о моем отцовстве сильно преувеличены. Если верить слухам, то у меня недавно родился ребенок. А на самом деле дочь родилась у моих друзей. У меня была бэк-вокалистка. Один раз перед ее отъездом в Америку, когда мы с ней вместе пошли в кино, папарацци нас сфотографировали. И тут же написали, что Филипп с беременной подругой вышел в свет. В августе родилась у моих друзей девочка Ева. И написали, что это мой ребенок. Хочу сказать: к сожалению, это не моя Ева. И я, если честно, испытываю неловкость по отношению к родителям этой девочки. Поэтому, пользуясь случаем, заявляю, что это не мой ребенок. Но надеюсь, что в ближайшее время моя мечта исполнится. И у меня родится мой ребенок. И если мне все-таки придется уйти со сцены после этого всего, то тогда я займусь, может быть, именно этим. - Вы так говорите, как будто он сам по себе у вас родится. Кандидатура мамы уже есть? - Сейчас существуют все медицинские возможности, чтобы это случилось. - То есть жениться заново вы не хотите? - Жениться надо по любви. Но, как поется в песне: «Но, что ни говори, жениться по любви не может ни один король». - Но вы же были женаты. - На королеве. Планка слишком высока. Потому что Алла - мудрейшая женщина. А раз уж теперь нет рядом со мной близкого человека, может, будет маленький близкий человек, которому я посвящу жизнь. - И если суммировать сказанное... - Еще раз говорю, я не оправдываю себя. Но я еще хотел бы донести один месседж. Почему я так хочу это мирное соглашение. Чтобы у меня не было возможности, даже в юридическом плане, продолжать разговаривать на эту тему. Я хочу призвать всех - больше не развивать эту тему дальше. Призвать остановиться. Заглянуть в себя, внутрь, наверное, поумерить жестокость в нас самих. Потому что на моем месте может оказаться любой человек. Нельзя вот так за один раз перечеркнуть все 25 лет всего того, что было сделано мной на сцене, все хорошее и доброе. Такое всенародное покаяние - оно нелегко мне дается. В Америке это нормально. Приходит на главное шоу Наоми, Микки Рурк, Перис Хилтон - надебоширила, нахулиганила, пришла. У них это в норме. А у нас не было прецедента, потому и отношение настороженное. Я рассчитываю на здравый смысл и разум людей, моих друзей, моих поклонников, просто посторонних людей - посмотреть на эту ситуацию и увидеть ее с другой стороны. Не оправдывая мой поступок. Но и не преследуя меня за него всю жизнь. - Трудно возразить - наказание должно быть адекватно содеянному. - Поэтому я и пришел к вам сегодня. Видит бог, я искренен. Но мне сейчас непросто.

Адвокат Киркорова: «Яблокова подала в суд. Ей придется ответить за клевету!»

Марина Яблокова отказалась от мирового соглашения с Филиппом Киркоровым [эксклюзив]

Мировой суд Пресненского района Москвы принял к производству заявление телережиссера Марины Яблоковой с просьбой о возбуждении уголовного дела по статьям «побои» и «оскорбление» в отношении Филиппа Киркорова. (подробнее)