Общество17 декабря 2010 23:30

Сельчане возненавидели фермера за то, что он построил им дорогу

Фермер из Тверской области придумал дешевый способ строить грунтовые дороги, но властям его опыт не нужен

Про таких говорят: «У него шило в одном месте». Олег Гурковский из той породы людей, которые жаждут усовершенствовать мир. Но мир почему-то сопротивляется. Чиновники критикуют его за самоуправство, а сельчане называют местным чудаком. Хотя и довольно полезным в хозяйстве. Гурковский - мастер на все руки. Так что ежели что надо починить, к нему все бегут. Вот и дорогу к деревне Олег взял и построил сам: без чьей-либо помощи и на свои деньги. Но благодарности ни от кого не получил. Сельчане восприняли это как должное, а чиновники - как вызов... ИЗ ИНЖЕНЕРОВ В ФЕРМЕРЫ Олег Гурковский - коренной москвич. Квартира на Ленинском проспекте, машина, взрослые обеспеченные дети. Казалось бы, живи себе тихой пенсионерской жизнью, получай «лужковскую» надбавку, проводи все лето на даче. Ан нет. Не выносит душа инженера ни столичной суеты, ни спокойной старости. Вот и придумал себе на пенсии занятие. Овец да свиней разводить в Тверской губернии. В деревне, где нет ни дороги, ни газа, а до магазина - почти час езды. - Мне нужен challenge (в переводе с английского «вызов». - Прим. ред.), - объясняет Гурковский, который любит вставлять английские слова в русскую речь. В фермеры он подался случайно. По образованию Олег Анатольевич - инженер по вычислительной технике. В конце 80-х был на переднем крае науки - занимался разработкой автоматизированных систем управления. Он и сейчас рассказывает об этом с горящими глазами. И гордится, как представлял на ВДНХ свою первую ЭВМ размером с несколько платяных шкафов. За что получил в подарок новенький «Москвич». Потом работал в одной из московских сотовых компаний. Но дефолт 98-го и сложные отношения с начальством вынудили его досрочно уйти на пенсию. Без дела Гурковский быстро заскучал, поэтому решил вложить все скопленные деньги ($5000) в совершенно новый вид бизнеса. Тем более что в начале 90-х он купил 30 соток земли в деревне Зеленцино, что на границе Московской и Тверской областей. - Осенью 1999-го я принял решение организовать фермерское хозяйство, - рассказывает фермер. - Мысль была такая: эта деятельность должна быть стабильна, люди замену пище вряд ли когда придумают. Значит, на нее всегда будет спрос. С одной стороны, все правильно рассудил. Но уж как-то безрассудно и очертя голову во все это ввязался. Дом не достроил - гниющий покосившийся остов так и стоит на участке как символ безалаберности. Зато все деньги вложил в покупку коров и овец, а также в починку заброшенного скотного двора. В нем (для полноты впечатлений добавьте запахи комбикорма и грязных матрасов) до сих пор и живет. А денег, чтобы закончить стройку дома, сейчас у Гурковского нет. Все они ушли на другую его наполеоновскую затею. ГРУНТОВКУ - СВОИМИ РУКАМИ До фермерской истории Гурковский приезжал в Зеленцино только летом. Впрочем, почти как и все жители-дачники. Причина проста - как таковой дороги до деревни отродясь не было. Ездили напрямик через поле. Естественно, зимой и после любого более-менее сильного дождя проехать через поле можно было только на джипах, да и те застревали через одного. Дачники оставляли машины в соседней деревне, а дальше два километра топали пешком по грязюке. О том, что нужно делать дорогу, Гурковский понял, когда его трактор «Беларусь» (а он по проходимости покруче любого джипа будет), тянущий за собой прицеп с комбикормом и мешками с цементом, как-то осенью застрял на полдороге в деревню. Вытащить его удалось лишь на следующий день. - Я пошел на прием к главному архитектору Конаковского района Тверской области, - говорит Олег. - Но она сказала, что денег на строительство грунтовых дорог у нее нет. А асфальтовую к нам никто строить не будет. - Хочешь - можешь построить сам, - ухмыльнулась чиновница, взглянув на седобородого старика. Оказывается, строить грунтовые дороги можно даже без специального разрешения. Если на карте есть направление к населенному пункту, значит, и дорогу там можно проложить. Но коммерческие фирмы берут от 1000 рублей за 1 квадратный метр грунтовки. Но где в деревне на 20 домов найти 5 - 6 млн. руб., чтобы сделать 2 км хотя бы однополосной дороги? «Значит, надо делать все самому», - решил Олег. И снова пресловутый challenge. «А МЫ ПЛАТИТЬ НЕ БУДЕМ» Инициативу Гурковского соседи восприняли двояко. Кто поддержал (идейно), а кто усмехнулся (в глаза). Никому не верилось, что Олег сможет все это осилить. Но помогать при этом никто не спешил. На просьбу фермера скинуться всей деревней хотя бы на солярку для заправки трактора практически все ответили примерно так: «Утром - дорога, вечером - деньги». Все люди хоть и городские, но повели себя чисто по-деревенски. Выскочек на селе всегда недолюбливали. - Они не то что финансами, но и руками не стали помогать, - жалуется Гурковский. - Могли бы хоть лопатами помахать. А так лишь со стороны наблюдали, когда я сам что-нибудь сотворю. Но отступать Гурковский не привык. Где выпросил у знакомых, где купил на свои деньги пару тракторов, экскаватор и скрепер (устройство, которое помогает делать дорожные кюветы), а также токарные и фрезерные станки. Починил технику, сам из подручных железяк сваял недостающие детали и кинулся на борьбу с бездорожьем. Чтобы найти деньги на стройку, он даже продал почти всю свою отару овец. Честно говоря, на его месте я бы лучше дом достроил. Но у Олега другие приоритеты. Для строительства дороги он решил использовать самый удобный и дешевый способ - делать кюветы с двух сторон, а с помощью полученного таким образом песка (его в Тверской области навалом) насыпать основное полотно дороги. В этом случае дорога всегда будет сухой - вода через песок будет уходить в кюветы. В итоге почти 2 км дороги обошлись ему примерно в 100 тысяч рублей! Правда, не считая той зарплаты, которую он мог бы платить себе, но не платил. Теперь некоторые из соседей ездят на свои дачи на новых иномарках. Но давать деньги за дорогу упорно не хотят. - А за что я ему буду платить? - ругается один из соседей. - У меня из-за его кюветов теперь яма перед домом, машину не поставить. - Так без его дороги вы вообще бы сюда на машине не доехали! - недоумеваю я. - Я его не просил дорогу делать, - только и был ответ. В общем, ситуация стандартная. Делом занимаются единицы, а остальным лишь дай покритиковать. Но плюсы все же налицо. - Конечно, пришлось мостки самому делать, чтобы к дому подходить, - говорит другой сосед, Борис Николаевич, хозяин добротного деревянного дома на окраине деревни. - Но зато теперь сухо. Раньше после дождя одни лужи были и грязь по уши. ПАТЕНТ ДЛЯ ТЫСЯЧ ДЕРЕВЕНЬ Некоторые из жителей восприняли предложение Гурковского скинуться деньгами на дорогу не иначе как ультиматум. И стали жаловаться в местную администрацию. А хотел Олег простого: сделать дорогу кооперативной. То есть пользоваться ею могли бы те, кто скидывался на ее строительство и содержание (дорогу надо хотя бы пару раз в год подравнивать). А все остальные ездили бы по полю, как и раньше. В общем, нормальный экономический подход. Чиновники лишь подлили масла в огонь. Жителям Зеленцина объяснили: мол, дорогу Гурковский построил, но запретить вам ею пользоваться не может. И как после такого что-либо делать в этой стране?! - У нас тысячи деревень находятся в таком положении, - говорит фермер. - Полстраны ездит по бездорожью. И к ним никогда не подведут асфальтовые дороги, потому что это слишком затратно. А я могу предложить дешевый способ строительства грунтовок, который на порядок сокращает расходы. Гурковский даже планирует усовершенствовать свою технологию и запатентовать, чтобы потом тиражировать технологию по всей России. Но чиновники его энтузиазм не разделили. В течение года фермер обивал пороги кабинетов начальников области, но везде его футболили. То же самое сделали и со мной. В департаменте развития села областной администрации мне сказали, что такого запроса не помнят да и почти два года как сельскими дорогами не занимаются. А в администрации Конаковского района сказали, что проводят лишь ремонт грунтовок, но не их строительство. - Кому вообще в этой стране что-либо надо?! - восклицает Гурковский, остервенело кусая булочку и запивая ее колой. Тем не менее ни переезжать в другое место, ни уезжать за рубеж Гурковский не хочет. - Если честно: был бы моложе, свалил бы не задумываясь, - говорит Гурковский, которому скоро исполнится 70. - Но точку невозврата я уже, к сожалению, прошел. И устал противостоять. Особенно сейчас, когда денег нет (все запасы ушли на «дорожный проект». - Прим. ред.). - А почему в Москву не вернетесь? Нельзя же круглый год жить в хлеву?! - Я, наверное, генетически не городской человек, - грустно произносит Гурковский и отвечает почти притчей: - Мой сосед на старости лет решил продать лошадь. Мол, тяжело ему стало за ней ухаживать. Я ему: «Не продавай ни в коем случае. Лошадь - это единственное, что тебя за жизнь держит». Не послушал меня - продал, стал к детям в город проситься. Те приехали, забрали, а он как на 3-й этаж поднялся, так там же и помер. Так что никуда я не хочу. Я здесь при деле, при хозяйстве. Без меня все развалится, на металлолом растащат все мои станки и машины. Так что я еще пошебучусь-потормошусь, дорог по всей России настрою. ТОЛЬКО ЦИФРЫ Согласно федеральному бюджету в 2011 - 2013 годах правительство выделит на борьбу с бездорожьем гигантскую сумму - 18 млрд. рублей. На эти деньги обещают построить сотни километров сельских дорог. Неужели вот оно - транспортное счастье? Не совсем. Асфальтовые дороги проведут только туда, где живут не менее 125 человек, а сама деревня или поселок находятся не более чем в 5 км от существующей трассы. А если людей в деревне несколько десятков, то и не видать им дороги никогда. Ни асфальтовой, ни грунтовой. МНЕНИЕ СПЕЦИАЛИСТА Олег СКВОРЦОВ, глава Общественного совета Федерального дорожного агентства, заслуженный строитель РФ: «Никакого ноу-хау здесь нет, но в некоторых регионах этот опыт можно тиражировать» - Строить грунтовые дороги, естественно, гораздо дешевле, чем асфальтобетонные. И они в принципе удовлетворяют тем потребностям, ради которых строятся. Есть даже специальный термин - «дороги низкой интенсивности движения», которые ведут к тупиковым деревням или на предприятия. К примеру, если в день по дороге проезжает меньше 200 машин, то класть асфальт экономически бессмысленно. 45-тонная фура ведь по ней не поедет. Одной полосы там вполне достаточно. Но у нас еще в советское время была искажена политика в отношении строительства дорог. Почему-то присутствует исконное желание сделать дорогу богаче при полной нищете. По моим прикидкам, строительство 1 км грунтовой дороги обходится в несколько миллионов рублей. Ваш фермер - молодец, проявил смекалку, сделал важное дело. Но в его находке нет никакого ноу-хау. Этот механизм известен мне не один десяток лет. А прилично сэкономил он лишь по одной причине. Ему не требовалось возить песок и собственную технику за десятки километров, как это обычно делается. Тем не менее в условиях Тверской области и похожих регионов его опыт можно было бы с успехом тиражировать.

Трактор и скрепер зимуют в кювете. В свое время эту технику списали и хотели распродать на металлолом, а Гурковский починил и построил с ее помощью хорошую и недорогую дорогу.

ВЗГЛЯД С 6-го ЭТАЖА Даешь самострой! Есть такой милый фильм 70-х годов «Встретимся у фонтана». О неправильном мужике русском, который в любом селе, куда заносила его судьба, строил фонтаны. Не только красоты ради, но и освежения воздуха для. Хорошая такая советская сказка. И заканчивается счастливо. Фонтан соорудил, встретил любовь, женился... Занавес. В реальности, увы, все складывается наоборот. Скорее как в фильме Андрея Кончаловского «Курочка Ряба». Фермера с крепким хозяйством, благодаря коему все село кормится, этого же село и ненавидит. Так не проще ли сжечь все и пойти самогон пить? А не сам подожжешь, так другие помогут. Если уж в дерьме жить, так всем колхозом, как бы его в свете новых реалий экономических ни называли. История Гурковского, пожалуй, из этого ряда местечковых «фонтаностроителей». Только вместо спасибо и счастливого финала - недовольное ворчание и кляузы в администрацию, которая, между прочим, путь ему и указала: стройте, мол, сами, если надо. То есть им, естественно, не надо. Строить самому или не строить? Информация для размышления: государство с 90-х годов построило только одну трассу Чита - Хабаровск, по которой прокатился премьер Владимир Путин на «Калине». И покритиковал, между прочим. Что же до местных дорог, то за годы, прошедшие с советской власти, их количество стремительно уменьшалось. Около 750 тысяч километров покрытий сейчас заброшено. Да и от тех, которые остались, муниципалитеты и регионы пытаются избавиться. Дабы это беспокойное хозяйство не содержать, а зачастую денег на это нужно больше, чем есть в местном бюджете, - списывают километрами. Посему хочешь иметь бизнес - закатывай рукава и бери в руки лопату. Гурковский не просто сельский житель. Субъект хозяйствующий. Вполне нормальная практика, когда нефтяники, металлурги и т. п. подводят трассы к своим производствам. Фермер - не крупная компания. Но в бизнесе важен результат, а размер не имеет значения. Анна КАЛЕДИНА

ЯМБ С 6-го ЭТАЖА День без хандры Корреспондент «Комсомолки» изучал угрюмые лица в толпе и искал рецепт борьбы с депрессией и агрессией Унылый вид - наш вечный атрибут. А в разговорах -страх или забота... Не просто кошки на душе скребут - они еще закапывают что-то! - Как новая квартира? - Да фигня! Настолько кривы стены и пороги, что тараканы ползают бубня: «У нас в стране одна беда - дороги...» - Как жизнь? - Мне нужен доктор Айболит! Увы, другие типы входят в моду: пластический хирург Ай-целлюлит, чиновник Ай-берёт, фанат Ай-в-морду... Об осьминоге Пауле всплакнем: «Когда он умер, теща в голос выла! И ради светлой памяти о нем трехдневный рыбный день нам объявила...» Весь год кошмары. Смог! Акулы! СПИД! Сайт «Викиликс» пугает компроматом: немецкий аспирин в воде шипит - а наш, подлец, еще и кроет матом! В толпе случайный взгляд пробьет свинцом. Не важен месяц - март, январь ли, май ли... Да по сравнению с иным лицом и череп на пиратском флаге - смайлик! Нам праздник бы ввести - День без хандры. Наш прежний календарь пришел в негодность. Пускай хоть сутки будут все бодры и обретут уверенность и гордость! Допустим, у дороги слышишь гвалт: - Кто спер каток?! Мозги повышибаю! Как нам теперь укладывать асфальт? - Уложим как обычно. «Баю, баю...» Или в Москве японцы поутру, к примеру, скажут гиду по-простецки: - Какой большой ваш памятник Петру... - Для вас большой. Для Церетели - нэцке. Мы в этот день припомним хохоча: талантами Отчизна знаменита. Да, рожи часто просят кирпича, зато идеи - мрамора, гранита! Помойки убирать? Неверный путь! Вот наш научный опыт, мы не прячем: в лаваш покрепче мусор завернуть - и продавать, желательно горячим... Заторы? Чушь! Начальству в кабинет уже отчет летит быстрее пули: «Гаишники добились: пробок нет!» - А как добились? - Животы втянули. Довольно этой пляски на костях: «Пожар. Расстрел. Инфляция. Налоги...» Нам в этот день расскажут в новостях всю правду о провидце-осьминоге. Мол, Пауль не погиб, мы зря хандрим. «В воде нашли записку! - прокричат нам. - А в ней: «Снимаю щупальца и грим. Жду нового приказа. Анна Чапман». Всем книгам впишут радостный финал! Старик закинул невод... Что за рыба? - Ты Золотая рыбка?! Не признал... - Дед, я Муму! Но все равно спасибо. Всегда быть оптимистом - плутовство. Но вон какой-то юноша в беседке: он голову склонил лишь для того, чтоб лучше видеть ножки у соседки. Пусть горести кружат, как воронье, и пусть порой заботы рвут на части, День без хандры - не бред и не вранье, а просто тренировка чувства счастья. Бывает, видишь впереди лишь мрак. Черным-черно! И все же вывод спорный. Быть может, ты счастливчик, но дурак, заснул лицом в икре. И, кстати, в черной. Толпа в метро угрюма, как беда. А я твержу, зажатый ворчунами: «Все будет хорошо. А нет - тогда...» Тогда потомки пусть поржут над нами. Алексей СЕМЕНЦОВ