Премия Рунета-2020
Россия
Москва
-8°
Boom metrics
Звезды31 января 2011 13:45

Режиссер Евгений КОРНЯГ: «Не хочу делать прилизанный театр»

Евгения Корняга называют и надеждой белорусского театра, и самым скандальным режиссером. На его «Не танцы» молодежь ходит по десять раз, «Кафе «Поглощение», поставленное в клубе и о клубной публике, одни нещадно ругают, другие называют прорывом.

С сегодняшнего дня его постановки обретают новую крышу. Молодой режиссер создал «Корняг-театр», правда, без собственной площадки, постоянной труппы, зарплаты. Зато с единомышленниками, публикой и, главное, множеством идей. Открывается театр сегодня спектаклем «Не танцы», который три года с бешеным успехом шел на сцене Академии искусств.

«НЕ ТАНЦЫ» - ОТВЕТ СТЕРЕОТИПАМ

- «Не танцы» были дипломным спектаклем одного курса, но спектакль живет уже несколько лет. Достаточно редкая история.

- «Не танцы» появились только благодаря тому, что ребятам было стыдно сдавать экзамен по танцу. Они меня попросили сделать несколько номеров.

- А почему стыдно?

- Танец - условный вид искусства, который работает с телом. У нас преподают хореографы или танцоры в прошлом, не понимающие, что такое актерское мастерство в танце. И получается не танец, а кривляние драматических актеров под музыку. Они не разговаривают телом, а изображают. Ребятам самим это не нравилось. Тогда я решил сделать им 3 - 4 танца. Когда они были готовы, я понял, что могу из этого сделать спектакль.

- Успех был ошеломляющим.

- Я сам не ожидал. На самом деле я преследовал свои цели. У меня были люди, готовые работать, на которых можно пробовать. Поэтому «Не танцы» состоят из разных по стилистике, жанру, языку, по восприятию номеров.

Сцена из спектакля "Не танцы".

Сцена из спектакля "Не танцы".

- А почему такая жесткая тема - насилие, агрессия? Почему не любовь, к примеру?

- Я работаю еще и хореографом в драматических театрах. Когда мне говорят, что в спектакле нужен танец про любовь, никто не понимает, почему меня начинает тошнить. Сам по себе язык танца возвышен, он уже условен. Когда этим языком начинается разговор про любовь, да еще со всеми штампами - встретились, полюбили, тут красивая поддержка - получается ужасно. Такие танцы любят те, кто смотрит сериалы. Конечно, про любовь можно сделать танец, но там я уже ищу какие-то мелочи, совершенно не любовные, когда она ему вытирает нос, а он ей подтягивает колготы. Такая «бытовуха» больше передает нежность и отношения между людьми.

Сцена из спектакля "Не танцы".

Сцена из спектакля "Не танцы".

Поэтому «Не танцы» - наш ответ стереотипам о танцах. Европа давно этим живет, а у нас есть еще это - дайте нам красоты, беззаботности. Но оказывается, нашему зрителю такое тоже нужно. У нас на каждом спектакле только 30 процентов зрителя, который пришел первый раз.

- А 70 процентов - постоянная публика? Каков тогда рекорд просмотра «Не танцев»?

- 13 раз. Очень часто слышу, как после спектакля люди говорят: «Не могу сейчас говорить. Мне надо подумать…» Это здорово. Значит, мы все сделали правильно. Хотя там очень много подсознательного, на уровне ощущений. Но борьбу с белорусской публикой ведем постоянно.

- Люди хотят, чтобы было понятно?

- Да, они не понимают кайф от того, что ты сам владеешь своей мыслью. Бывало, подходили и требовали объяснить «Что это было?», «А я правильно поняла?». Что значит, правильно-неправильно. Причем были и те, кто трактовал некоторые танцы интереснее меня.

Сцена из спектакля "Не танцы".

Сцена из спектакля "Не танцы".

ПРОЧЕЛ ВСЕ ЖЕНСКИЕ ФОРУМЫ

- Артисты должны быть вашими единомышленниками и полностью вам доверять?

- Конечно. Но когда я придумал «Кафе «Поглощение», у них была паника, истерика. Никто не знал, что получится. Я и сам не знал. Но сейчас такое количество людей, бездумно поглощающих информацию, они просматривают кучу пустых фильмов, бессмысленных передач по телевидению, читают все эти гламурные журналы...

Когда я придумывал спектакль, все это смотрел, читал, сидел на женских форумах, зато знаю «10 способов удовлетворить мужчину». Все это было прочитано. На это год ушел, а кому-то кажется, что придумано за 20 минут и за 10 минут поставлено.

- Вы сознательно отказались от сцены и ушли в настоящий клуб?

- Хотелось отказаться от четвертой стены, разделяющей актеров и публику. В «Поглощении» зритель не понимает, на каких условиях он существует, действие происходит вокруг него, и он сам выбирает, куда смотреть - в разных концах зала параллельно существуют семь девушек.

Сцена из спектакля "Не танцы".

Сцена из спектакля "Не танцы".

- Спектакль приняли далеко не все.

- Наслушался я всякого. Что это не театр, а самодеятельность, что это не искусство.

- На фестивале в Могилеве у вас даже скандал с жюри приключился.

- Критики ушли из-за того, что на них попала вода. Встали и досматривали в дверях. Критики думают, что я их буду жалеть. Какого черта? Они думают почему-то, что я буду гнаться за их мнением и не начинать спектакль, пока они не придут. Мы начали без них, для меня главное - зритель. Зрителю попадала вода - и ничего.

- Будет еще «Кафе «Поглощение»?

- Обязательно. Просто восстановить его - все равно что сделать заново. Будет замена некоторых актеров.

ЛУЧШЕ НЕ ГОВОРИТЬ, ЕСЛИ МОЖНО МОЛЧАТЬ

- У меня желание делать новое.

- Это снова будет пластический спектакль? Вы не любите слово?

- У меня есть слово в том же «Поглощении», просто я не делаю его главным выразительным средством. Но я его меньше чувствую. Если можно не говорить, лучше не говорить. Театр сегодня превратился в болтовню. Одни из лучших спектаклей, которые я видел, безречевые.

- Тем не менее вы работаете не с профессиональными танцорами, а с драматическими артистами.

- Это принципиально. Станцевать - не главное, главное - сыграть. У меня нет хореографического образования, я тело люблю и экспериментирую с ним. Я сам актер по образованию. С танцорами я бы не смог работать, не смог бы им объяснить, что хочу. Мне нравится постоянно менять правила игры. Я и мюзикл хочу сделать, конечно, его трудно будет назвать мюзиклом.

- И вы не работаете с драматургией.

- Я поставил один спектакль по пьесе «Там внутри» Метерлинка в Москве в центре Мейерхольда, где учился. И понял, что это не мое. Ведь спектакль может состоять из стула, актера и лампочки. Я хочу сочинять спектакль от начала до конца. В одном интервью я сказал: «У молодых нет слов». У меня поменялось мнение. У молодых нет желания. Они почему-то хотят быть прилизанными, аккуратными. Каким бы «Кафе «Поглощение» ни было, мне нравится эта провокация. Не знаю когда, но почему бы у нас на площадке не появиться геям, лесбиянкам, мазохистам. Есть это в мире, в Беларуси. Темы такие есть. А у нас ничего - прилизано, чисто, стерильно. В таком обществе, мне кажется, должно появляться больше маньяков, когда все скрыто и все живут в своих коробочках. Когда человек высказался, понял, что его выслушали, у него не рождается агрессия.

- Так что же будет дальше?

- Планов очень много. Заготовки есть на 15 - 16 спектаклей - идея, форма. Лежат в консервации и ждут своего времени. Сейчас мне хочется поставить спектакль настроение, продиктованный музыкой.

- Какой?

- Думаю, это будет еврейская музыка XVIIIвека. Хочу еще сделать постановку по мотивам «Ромео и Джульетта».

- Все-таки любовь?

- У Шекспира про любовь, а у меня будет про убийство любви. В Могилевском театре буду ставить спектакль на трех девушек. Сейчас пишу историю на основе сказок братьев Гримм.

- Сказки-то у них страшненькие…

- Да, это будут сказки для взрослых и только для взрослых - смешение крови и абсурдного юмора. Но вот это будет про любовь.

ДОСЬЕ «КП»

Евгений Корняг родился в 1983 году в Минске. В 2005 году закончил Белорусскую государственную академию искусств по специальность «актер театра кукол». Работал в театре кукол, в Русском театре. Учился в режиссерской магистратуре Школы-студии МХТ и ЦИМа.

Поставил спектакли C est la vie.Exercices pres du baton, Birthday party, «Не танцы», «Бесконечно», «Cafe «Поглощение».