Звезды10 февраля 2011 14:50

Фразу «Муля, не нервируй меня!» для Фаины Раневской придумала Агния Барто

На канале «ТВ Центр» - премьера документального фильма о детской поэтессе

«Уронили мишку на пол, оторвали мишке лапу», «Зайку бросила хозяйка», «Идет, бычок, качается»... В советской детской литературе нет больше ничего, подобного этим этюдам Агнии Львовны Барто из книжки «Игрушки». Как говорится, в какой-то момент «ей ангел сел на плечо». В послереволюционные годы, когда отец Агнии, служивший ветеринарным врачом, остался без работы, семья оказалась на грани нищеты. По утрам девушке приходилось стоять за прилавком в магазине, а уже вечером она бежала в балетное училище. Вышло так, что на один из творческих вечеров к будущим артистам прибыл сам Луначарский, и, пока другие ученики демонстрировали балетные па, предприимчивая девушка прочитала наркому просвещения свой «Похоронный марш» памяти Владимира Ильича. Эта встреча предопределила судьбу юной поэтессы. В личной жизни у Агнии все тоже сложилось удачно. Свое первое и, пожалуй, единственное стихотворение о любви девушка посвятила «бледному маркизу», Павлу Барто из той же балетной студии, который и сам давно писал стихи. Брак с сыном состоятельных родителей был тогда единственным шансом порвать с нищетой. Барто сделал девушке предложение, она бросила танцы и решила посвятить себя семье. Вскоре появился сын Гарик, но Агния так скучала по творчеству. И Павел предложил жене стать его соавтором. В издательстве «Гиз» «Девочка-ревушка», «Девочка чумазая», «Считалочка» и прочее, совместно написанное супругами, настолько понравились, что вскоре вышли три книги. И тут Агния решила, что общего творчества больше не будет: «Я стала поэтом под этой фамилией, эта фамилия моя. А ты, как знаешь, хочешь меняй фамилию, либо не пиши вовсе». Более 20 лет Павел Барто будет писать в стол - вплоть до середины 60-х годов в Союзе писателей действовал негласный запрет на публикацию любых его произведений, что не обошлось без влиятельной на тот момент бывшей жены. Впрочем, это было позже, а тогда молодая женщина забрала сына и ушла от мужа. В новой жизни у Барто появилась и новая цель - стать самой знаменитой детской поэтессой. К первым книжкам молодой писательницы Самуил Маршак отнесся нетерпимо, а Барто ответила, что есть Маршак и подмаршачники. Осторожность и сдержанность Агния соблюдала только в общении с Корнеем Чуковским, авторитет которого был бесспорен. С трудом верится, что в начале 30-х «визитную карточку» Барто - стихотворение «Про мишку» - на собрании писателей пытались запретить. Корней Иванович был тогда единственным из детских писателей, кто поддержал молодую поэтессу, хотя к тому времени его «Айболит», «Крокодил», «Мойдодыр» уже исчезли из книжных магазинов и библиотек отчасти и по вине Барто, подписавшей среди прочих письмо Горькому о том, что сказки Чуковского не отвечают требованиям соцреализма. Агния Барто наконец-то стала самой известной детской поэтессой, когда появился ее знаменитый цикл «Игрушки». К 1937 году писать становилось все опаснее, но за Барто, как, впрочем, за Маршаком, Чуковским, Кассилем никто так и не пришел. Детская литература, была, пожалуй, единственным спасением от того страшного времени. К концу 30-х годов Агния Барто попробовала себя в новом амплуа - на экраны страны вышла снятая по ее сценарию комедия «Подкидыш» с Фаиной Раневской и Ростиславом Пляттом. «Муля, не нервируй меня!» - Агния Львовна утверждала, что эта фраза присутствовала и в ее сценарии, хотя Раневская всегда говорила, что «Мулю» придумала по ходу дела именно она. Однажды Барто позвонила актрисе: «Слушай, милочка, что это ты приписываешь себе фразу из моего сценария?», « Агнюша, так я ее сделала народной!». После развода с Павлом Барто Агния вновь выходит замуж, появляется дочь Таня («Тише, Танечка, не плачь, не утонет в речке мяч»), но семейную идиллию разрушает гибель первого сына в автокатастрофе. Пережить страшную трагедию Барто помогла работа. Поэтесса начинает ездить по приютам и интернатам, и вскоре издает поэму «Звенигород», в героях которых родители надеются узнать своих потерянных детей. А потом в «Огоньке» появляется статья «Семья соединенных поэзией», и Агния Львовна получает тысячи писем от несчастных родителей. Многим из них удается помочь, а отчет о ходе поисков Барто представляет в своей программе «Найти человека», основанной на детских воспоминаниях. В 1974 году в эфире радиостанции «Маяк» голос Агнии Львовны звучит в последний раз. Приказом председателя Гостелерадио СССР Сергея Лапина программу закрыли. Сергей Георгиевич сказал, что ему не нужны родственники: он их никогда не видел, и они разные люди. Но Барто уже успела соединить 972 семьи. А передачу закрыли, потому что родных находили в Америке, Израиле, Франции. Агнию Барто одновременно и любили, и ненавидели, ею восхищались и ее презирали. Но что сделаешь, если по судьбе этой известной детской советской писательницы (что относится и ко многим другим представителям творческой интеллигенции) как катком прошлась жестокая эпоха. «Агния Барто. Читая между строк», 17 февраля, 10.20, «ТВ Центр».