Премия Рунета-2020
Россия
Москва
+29°
Boom metrics
Общество12 апреля 2011 14:23

Готова ли Россия принять сотни тысяч цыган, которых гонят из Европы?

Эта тема обсуждалась на радио "Комсомольская правда" 97,2 FM

Гости – народный артист России, председатель президиума национального совета по культуре, искусству и социальной защите цыган России, сопредседатель центра противодействия коррупции в органах государственной власти, актер театра «Ромэн», (сыграл главную роль в сериале «Кармелита») Роман Грохольский и цыганский барон Вячеслав Васильев , актриса театра «Ромэн» Наталья Серафимович и певец Иван Васильев.

Ведущие – Александр Рогоза и Елена Ханга.

Елена Ханга:

- Этим летом Николя Саркози убрал 200 незаконных лагерей таборов и выдворил из страны около 3 тысяч цыган, в основном в Румынию и Болгарию. И это вызвало бурю негодования, было очень много споров. Саркози обвинили в расизме. Вмешался комитет ООН по ликвидации расовой дискриминации. Надо сказать, что, с другой стороны, по опросам общественного мнения, 65% французов поддержали акцию Саркози и 69% поддержали ликвидацию нелегальных таборов, мотивируя это тем, что ремесло цыган в сознании большинства связано с незаконным зарабатыванием денег.

Я очень хочу узнать, что такое цыганский барон?

Вячеслав Васильев:

- На самом деле баронов как таковых нет. Есть уважаемые люди, которые живут в регионах России некоторым особняком, то есть рядом с ним еще 4-5 семей цыганских. И вот там его как богатого цыгана, видимо, и воспринимают. А русский народ, который в окружении живет, говорит: о, барон, барон. А на самом деле это Имре Кальман придумал еще, оперетта такая была «Цыганский барон».

Роман Грохольский:

- Есть цыганское слово «баро», то есть большой, старший. От этого все и пошло. Но это звание надо заслужить, оно достаточно серьезное и мощное. Поэтому им разбрасываться нельзя никому. Вне зависимости от количества народа, это в любом случае главный в клане, в семье. Семья, клан может быть и не очень большой, может быть огромной, до тысячи человек. Но обязательно он должен пользоваться авторитетом не только в своей семье, но и у окружающих кланом. Он должен быть признан этим «баро».

Елена Ханга:

- Возвращаюсь к своему вопросу. Можем ли мы принять цыган, которых выдворили из Европы?

Роман Грохольский:

- Я думаю, что Россия по своему качеству, по многим экономическим вопросам смогла бы принять. Огромная страна, огромные территории. Если речь идет о конкретной нации проживающей здесь, она бы могла каким-то образом повлиять на эту ситуацию. Во Франции были граждане не только из Югославии, но и из стран Евросоюза. И когда они говорили: у нас же паспорта, мы имеем право, - несмотря на это, были элементарно нарушены их гражданские права.

Елена Ханга:

- Вы, цыгане, готовы ли помочь своим братьям?

Роман Грохольский:

- Для того чтобы мы могли помочь своим братьям, нужна некая структура, которая бы занималась этим. Не сама по себе, как общественная организация. Собрались единомышленники, создали ее, зарегистрировали. На сегодняшний день в России не существует ни одной организации, которая бы имела непосредственную связь с руководством страны, с парламентом.

Елена Ханга:

- Вы хотите сказать, что нет депутата-цыгана, который бы представлял интересы диаспоры?

Роман Грохольский:

- Не только. Ни одного представителя в государственной исполнительной власти никогда не существовало у цыган на протяжении многих лет. В 30-х годах был создан Всероссийский союз цыган. Во всех странах сегодня существуют комитеты по делам цыган.

Елена Ханга:

- А почему у нас нет?

Роман Грохольский:

- Пока ответа нет. У нас сегодня Министерства национальностей нет, все это передано Минрегиону. Чем он занимается в национальной политике, я пока не понимаю. Нужны социальные программы прежде всего. Это здравоохранение, образование, культура.

Елена Ханга:

- Подождите. Вы граждане России. Вы хотите сказать, что у вас нет доступа к здравоохранению, культуре, образованию в России?

Роман Грохольский:

- Есть государственная программа по помощи и развитию малым народам Севера. Они не граждане России?

Александр Рогоза:

- Может быть, тут дело территорий?

Елена Ханга:

- Может быть, оттого, что вы кочуете…

Роман Грохольский:

- Безусловно, миф. Я вам скажу, что во все времена кочевало максимум 15-20% от общего цыганского населения. Все остальные жили оседлой жизнью.

Елена Ханга:

- Сегодня в России проживает от 150 до 300 тысяч цыган. Это неофициальные данные.

Роман Грохольский:

- Это официальные данные.

Елена Ханга:

- Среди цыган не проводится перепись населения по причинам того, что цыгане кочуют. Это миф?

Роман Грохольский:

- Безусловно, это миф. Сегодня практически все цыгане в России имеют паспорта, они оседлые. Вы помните пресловутый закон о прекращении бродяжничества в 57-м году. И на этом все закончилось. У нас многонациональная, многоконфессиональная страна. Мне так думается, что для того, чтобы это была мощная и сильная страна, каждой нации нужно уделять внимание.

Александр Рогоза:

- На мой взгляд, цыгане – такая группа этническая, которая очень закрыта. При всем при том, что мы знаем большое количество артистов-цыган, она недостаточно активно интегрируется в общество.

Роман Грохольский:

- Не совсем так. Я три года назад закончил Академию госслужбы при Президенте РФ. Единственный цыган за всю историю ее существования.

Александр Рогоза:

- Тем более вы сами снимались в сериале «Кармелита». Я думаю, это был такой позитивный пиар для цыган. Мне кажется, что лояльность к вам в обществе сейчас как никогда высока. Может быть, она была такой же, когда выходил фильм про Будулая.

Роман Грохольский:

- В «Кармелите» создан положительный образ цыгана, несмотря на то, что я играл злодея.

Наш совет издал вот такую книгу к 65-летию Победы – «Цыганская трагедия. Вооруженный отпор». Это о цыганах, которые воевали в Великую Отечественную войну. Герои Советского Союза - танкисты, летчики. Три Героя Советского Союза, а участвовали десятки тысяч цыган.

Вячеслав Васильев:

- В каждом регионе России живут цыгане. И для того чтобы решить наши задачи нужно идти в народ, нужно поднимать это все, нужно встречаться с этим народом в тех регионах, создавать ячейки, организации, обращать на себя внимание администрации этого региона - чтобы поддержали, чтобы помогли. Только в этом случае мы сможем обратить на себя внимание как нация.

Елена Ханга:

- По утверждению французского Министерства внутренних дел, цыганская преступность во Франции за 2009 год выросла на 138%. Должна сказать, что в нашей стране цыгане и криминал, к сожалению, в общественном сознании понятия очень связанные. На ваш взгляд, почему?

Вячеслав Васильев:

- Во-первых, хочу поздравить всех граждан-цыган России с нашим международным цыганским днем, который празднуется 8 апреля. Дай им бог здоровья. Во-вторых, все то, что сейчас происходит у нас в России, только потому, что мы как нация отстали по уровню развития от XXI века. Мы живем где-то примерно 67-75 г. То, что происходит (цыгане и криминал), только потому, что мы действительно как нация живем несколько в своем сознании, в своем понятии. И на нас администрации тех регионов, в которых мы живем, не обращают внимания. И цыганам приходится заниматься тем непотребным, к чему их приводят.

Александр Рогоза:

- В начале передачи рассказывали об институте «баро», человека, которого уважают среди цыган. Говорили, что нужно создавать ячейки, чтобы общаться с цыганами на местах. Может быть, эти самые «баро», имея такой институт влиятельный на цыганское население, и будут идти на места, общаться и убеждать?

Вячеслав Васильев:

- Мы планируем объехать ряд городов, чтобы создать ячейки в этих городах, чтобы поднять уровень социального развития цыган на местах. Чтобы та администрация, где они находятся, обратила на них внимание, помогла им где-то крышу залатать…

Елена Ханга:

- Давайте смотреть правде в глаза. Образ цыганки у нас в стране связан с гаданием и попрошайничеством, образ цыгана – с наркотиками и другими противозаконными действиями. Уровень преступности составляет до 160 преступлений на 10 тысяч человек. Это официальная статистика. И это мы не учитываем детскую преступность.

Роман Грохольский:

- Ерунда все это.

Елена Ханга:

- У нас есть звонок.

Надежда:

- Если честно, меня немного возмущают слова вашего сегодняшнего гостя, что такое часто преступное поведение цыган спровоцировано тем, что на них якобы не обращают внимания, что им нужно помогать, крыши латать. Вы знаете, в таком случае это касается и всех остальных.

Елена Ханга:

- Кого вы имеете в виду?

Надежда:

- Не только цыган, но и всех остальных наций. У меня лично случай с цыганами был не очень приятный. И я считаю, что такое их поведение, в общем, от их менталитета идет изначально и от обыкновенной распущенности и безнаказанности.

Роман Грохольский:

- А с другими нациями случаев никаких не было?

Надежда:

- Я согласна. Но я не стала бы акцентировать внимание на то, что…

Роман Грохольский:

- А почему вы акцентируете внимание именно на этой нации?

Надежда:

- Это сделали вы, потому что вы говорите, что цыгане такие несчастные, бедные. Мы все сейчас социально незащищенные. Но это не значит, что человек должен идти и продавать наркотики.

Роман Грохольский:

- Абсолютно согласен с вашим возмущением. Я не напрасно спросил, с одной ли нацией это у вас возникало. Я могу поблагодарить те средства массовой информации, которые направлены впрямую к разжиганию нашей межнациональной вражды. Весь негатив о цыганах афишируется и тиражируется в новостях, в газетах, в интернете, в блогах – где угодно. Если мы говорим о наркотиках, то скажу свое виденье по этому поводу. Я не из тех людей, которые прячут голову в песок и говорят, что такой проблемы нет. Она, безусловно, есть. Но говорить о тех масштабах, в которых это разносится, это делается элементарно, и мы все это знаем. Чтобы отвести удар от главного виновника, мы должны найти то самое заметное и переключить на него.

Елена Ханга:

- До нас дозвонился Николай Иванович.

Николай Иванович:

- За свою жизнь я ни одного работающего цыгана не видел – на стройке, на заводе, в колхозе.

Роман Грохольский:

- Я вас разочарую. Даже владельцы заводов есть цыгане, которые держат предприятия по 2-3 тысячи человек, дают работу в регионах.

Елена Ханга:

- Вы обещали назвать главного виновника.

Роман Грохольский:

- Наркотики это достаточно прибыльный бизнес. Если мы будем забираться вверх, то мы там увидим такое и с такими звездами и регалиями. В принципе проблема решается с любой преступностью, на мой взгляд, в две-три недели. Всем известно, кто, где торгует, кто привозит, как привозят, кто крышует. И при желании, при такой жесткой политической воле все это можно прекратить в неделю-две. Я в этом полностью уверен.

Расскажу пример. В одной из областей живут мои родственники. Звонит сестра и говорит: «Рома, тут пришли цыгане, начали торговать этой ерундой. Будет беда». Никто не будет разбираться, занимаюсь я или занимается кто-то другой. Попадет всем. Сожгут. Я приезжаю туда, прихожу к цыганам и говорю: «Наш клан тут живет давно, вы пришлые. Либо вы отсюда уходите, либо прекращайте. Либо я буду принимать какие-то меры. Вот вам 24 часа». Собрался и вышел. На выезде из города меня останавливают, крутят руки, говорят: ты тут такой деловой, из Москвы приехал, ты там у себя командуй, а здесь – мы.

Елена Ханга:

- Это цыгане были?

Роман Грохольский:

- Цыгане не заламывают руки. Я нажал тревожный звонок на телефоне. Через 20 минут передо мной встали навытяжку, извинились. Это к вопросу, как решать эту проблему.

Александр Рогоза:

- И чем это закончилось?

Роман Грохольский:

- Цыгане уехали оттуда. Но есть другая проблема. Кто торгует этим? Это те семьи, которые зарабатывают очень мало. Это самая низшее звено. Тысячу рублей в день. И за эту тысячу рублей в день над ними висит срок до 15 лет. Отчего? Оттого, что жрать нечего, того нет, этого нет. Когда я приходил и говорил: ребята, прекращайте, - они говорят: Роман, хорошо, мы прекратим, а семью нашу кто будет кормить? Значит, я должен тогда сказать: ребята, мы понимаем все. Я договорился с властью, она выделяет кусок земли без ничего. Мы все собираемся. Давайте построим здесь торговые ряды, еще что-то. Вот вам кредит в банке на строительство этого, на возведение фермерского хозяйства. Вот работа. И вот тогда я могу и имею право сказать: либо ты работаешь, либо я тебя сам сажаю. Выход? Наверное, да. Но одни и без помощи мы этого сделать и решить эту проблему не можем.

Елена Ханга:

- До нас дозвонился Андрей.

Андрей:

- Правильно, что «Комсомолка» поднимает эту тему. Нельзя огульно обвинять цыган. Цыгане – свободные люди, дай бог им всем здоровья. Хочу сказать, что это глобальная проблема. Это перекинулось к нам с американского континента в свое время.

Елена Ханга:

- Что, цыгане?

Роман Грохольский:

- Он речь о наркобизнесе ведет.

Андрей:

- Дурь, грубо говоря. Это побило все рекорды, все об этом знают. Бьем тревогу. Просто общая незанятость населения.

Елена Ханга:

- Может быть, проблема еще в том, что нет какой-то харизматичной личности, которая могла бы возглавить это движение.

Роман Грохольский:

- За 15-20 лет некоторые личности шагнули далеко вперед, те, которые могут разговаривать на одном языке, где угодно. Главное, чтобы слышать друг друга.

Александр Рогоза:

- В сериале «Кармелита», те актеры, которые играли цыган, все цыгане, или там были представители других национальностей?

Роман Грохольский:

- К сожалению, цыган было очень мало. В кино, как и на эстраде, и т.д., существуют определенные принципы, схемы, заносы, откаты. Поэтому где-то выгодно взять человека за 3 рубля, он будет играть цыгана, нежели взять того же Васильева или народного артиста Грохольского, которому надо платить. В результате страдает искусство.