Общество

Европа устала от интернационализма

Собкор "КП" в Северной Европе предлагает поговорить о «национальной идее», нелюбви к иностранцам и желании финнов пожить по-фински

Одна за другой теряются основные ценности прошлого века. В Европе нынче приходит каюк интернационализму. Никакая хваленая толерантность уже не может сдержать первобытные инстинкты, освобожденные из дальних углов сознания многолетней усталостью. «А нам плевать! – дают понять датчане, шведы, норвежцы, финны, французы, – Достали нас и умные иностранные слова, и морды иммигрантские, а от брюссельской капусты тошнит. Попроще бы чего... Свечной заводик выстроить, пару ветряков воткнуть в пейзаж, на худой конец взбодрить на подвиги наночастицу – и зажить своим домком...»

На днях в абсолютные лидеры «отрясания предрассудков» вышла Финляндия, мощно поддержав голосами на парламентских выборах совершенно, казалось бы, пустозвонную партийку популистского толка. Собственно, ни один из лидеров во время предвыборной кампании не сказал, что нужно делать для выхода из кризиса и уменьшения госдолга, но «Истинные финны» по крайней мере четко определили, чего делать не надо: давать деньги кризисным «ленивым» странам типа Греции и Португалии, содержать армию европейских бюрократов и кормить лососевой икрой иммигрантов, «оседлавших» социальную систему. Собственно, против иностранцев как таковых они ничего не имеют, или, по крайней мере, зуб на них еще не заточили до нацистской остроты, но людей чужого племени, сидящих на пособиях, равно как и бродящих по стране без пособия, вида на жительство и официального рабочего места на дух не переваривают.

Тимо Сойни, возмутитель спокойствия финской политики

Тимо Сойни, возмутитель спокойствия финской политики

Фото: АП

Взлет национального самосознания охватил самую массовую категорию населения: «середняков», живущих тяжелым трудом и перманентно чувствующих себя недооцененными хозяевами страны. Именно по ним кризис ударил с наибольшей силой, заставив задуматься о том, что «пора избавляться от балласта». Ясно, что одним криком жизнь не переменишь, но переманить на свою сторону избирателей лидеру «Истинных финнов» Тимо Сойни удалось. Замах он продемонстрировал ошеломительный, пообещав, например, что его партия приложит все усилия для того, чтобы страна вышла из ЕС.

Остальное можно обозначить простым перечислением. Те, кто сочувствует Сойни, не любят: свою финскую элиту, банкиров-кровососов, евро, антикризисный фонд и шведский язык. Поясняю: «Истинные финны» хотят отнять привилегию шведского меньшинства: с какой стати тратить десятки миллионов евро на поддержание в стране параллельного языка, на котором разговаривают всего 6% населения? По их мнению, муниципалитеты вправе сами выбирать, какой язык вводить в программу обучения. Восточные коммуны, к примеру, уже подали заявку в правительство о замене шведского на более «практичный» русский язык.

Несмотря на то, что по количеству голосов (19%) «Истинные» вышли лишь на третье место

после «капиталистов» (Коалиционной партии, набравшей 20,4%) и социал-демократов (19,1%), Европу затрясло. Общая валюта нырнула, Еврокомиссия слетелась на экстренное заседание, переживая уже не только за будущее Португалии, но и за судьбу всего Союза. Швеция ахнула по «своему» поводу: ущемление шведоговорящих и отказ от двуязычия несет большие беды, как считает министр иностранных дел Карл Бильд, назвавший результаты выборов «первоклассной драмой». Оставшись без языка скандинавской группы, финны просто перестанут понимать соседей по полуострову, то есть «собратьев по северному единству». Но тут уж, конечно, не до шведов: вся Европа на кону с ее интеграцией и прочими «-циями».

Да, еще десяток лет назад Тимо Сойни в собственной стране смешали бы с грязью минут за пятнадцать. Достаточно вспомнить, что ЕС, собственно, задумывался как гуманнейшее образование. Самые страшные войны в мире, включая две последние, затевала именно Европа. В пятидесятые годы инициатива давних врагов, Франции и Германии (ФРГ), была в первую очередь попыткой избежать новых конфликтов путем объединения и частичного «срастания» экономик. То есть это был вовсе не экономический, а скорее «медицинский» проект, направленный на предотвращение кровопролитий. Теперь же потихоньку начал проявляться эффект Вавилонской башни с ее двунадесятью языками, усугубленный кризисом, «болезнями роста» и решением европарламентариев увеличить себе зарплату на 1,5 тыс евро в месяц.

С одной стороны, России такой поворот ничем не грозит. В частности, с Финляндией, может, отношения даже потеплеют, причем на исключительно деловой и взаимовыгодной основе. Но в общем и целом как-то неуютно. Разум подсказывает, что массовое наступление национализма никогда ничем хорошим не кончалось. А оно массовое: вес набирают и «Шведские демократы» с нацистскими корнями (якобы обрубленными), и датская «Народная партия» (и беженцы, и Евросоюз причисляются к разряду «чужой ноши»), и много еще всяких других. Грубо говоря, страны прагматизируются, норовят разбрестись по будкам и скалятся на чужих.

Хотя теоретически мир должен семимильными шагами гуманизироваться, дабы не сожрать самого себя.

И как же, в конце концов, мечта об эсперанто?