Премия Рунета-2020
Россия
Москва
+22°
Boom metrics
Политика22 апреля 2011 22:10

Владимир Жириновский: «У меня из штаб-квартир - одна двухкомнатная квартира по стране»

Самому артистичному политику нашего времени 25 апреля исполняется 65 лет

Самому артистичному политику нашего времени 25 апреля исполняется 65 лет. Накануне юбилея бессменный лидер ЛДПР рассказал корреспонденту «Комсомолки» Андрею Рябцеву о своих внуках, преемниках и выборах 2012 года.

- Владимир Вольфович, дата круглая, солидная. Праздновать будете широко?

- Люди живут плохо, а мы будем гулять? В обычном режиме, так скажем, соберу какую-то часть депутатов, актив, просто поговорить о делах...

- Друзья, наверное, будут поздравлять? Их у вас много?

- Конечно, нет. Иметь много друзей у меня как-то не получалось еще с детства. Допустим, после школы, кому по пути, шли домой вместе. С кем я шел - как-то не лежала к ним душа. Сегодняшний образ жизни вообще не позволяет иметь с кем-то теплые отношения.

- То есть кругом одни враги?

- Есть старые товарищи, с кем когда-то учились. Но это просьбы, обязательно просьбы! Помоги дочери, помоги с квартирой... Мне это противно. Одному все время с работой помогаю. Сколько я буду его тянуть, до смерти, что ли, пока он не умрет? То есть обычное иждивенчество. То же самое родственники.

- А с кем вам сегодня по пути? В политическом смысле. Вот вы недавно заявили, что нужно поддержать ливийского лидера Каддафи. Даже собирались лететь к нему на помощь…

- Речь не идет о том, чтобы поддержать Каддафи. Мы должны быть против вооруженного вмешательства во внутренние дела любой страны. А Каддафи я просто знаю лично. Раз пять я был в Ливии. И один раз он сюда приезжал, недавно, буквально года два назад.

- То есть это была фигура речи, никуда вы не полетите?

- Почему, если пригласит… Обычно мы прилетали в Джербу, он мне ГАИ присылал туда, несколько машин, там его представитель, дипломаты. И мы ехали часа два в Триполи. А сейчас кругом война, стреляют. То есть мы готовы, но пока приглашения нет.

Политика с детства

- Правда, что вам на тридцатилетие родные сделали издевательский подарок: повесили плакат «30 лет без свершений и побед»?

- Плакат я сам сделал. Я взял свои фотографии, где мне 3, 5, 10 лет, смонтировал. А жена своим почерком красивым написала: «30 лет – без побед и триумфа. Но завтра…». В конце – именно многоточие. Это был 1976 год. То есть, до того, как что-то начнется, еще оставалось 13 лет. У меня было какое-то предчувствие, что чего-то все-таки я добьюсь в этой жизни. Что да, не везет, Брежнев, стагнация, ничего не пробить, но я понимал: какие-то изменения будут.

- Очень часто вы озвучиваете идеи, которые потом реализуются на самом высоком уровне, забрасываете такие вот пробные шары. Вы советуетесь предварительно с Кремлем?

- У меня опыт просто, опыт. Совпадения и актуализация проблем. Мои высказывания всегда касались общества, я ж не консервными банками занимался! Вот жена моя, кто знает ее? Вся жизнь посвящена энцефалиту. Ну кому это надо? Кто будет ей говорить: ой, Галина Александровна, какая вы хорошая! Какой-то клещ энцефалитный… Всю жизнь посвятила! А у меня все политика была, с детства.

Меня как раз за это ненавидят: что все мои идеи, мысли оказываются в повестке дня. Взять устройство страны - пожалуйста, с 2002 года мы перешли на федеральные округа. О чем я говорил! Назначение губернаторов - я об этом говорил еще при Ельцине!

- А любят вас за что?

- За решительность и откровенность. За силу воли. У нас хромает страна после Брежнева, нету силы воли. Все слабые – Андропов, Черненко, Горбачев. Ельцин был жестковат, но не в ту сторону, в сторону разрушения. А в сторону созидания у него не получилось.

"Нет такого, чтоб пустыня"

- Вы довольно жесткий человек на публике. Вас может что-то разжалобить?

- Ну, обычные человеческие вещи. Смерть близких или даже просто гибель людей. Какая-то катастрофа. Но могу и не реагировать, чтобы, как говорится, сохранять силы для каких-то других вещей. То есть я могу это регулировать. Вот есть передача «Жди меня», там наконец родственники увиделись и понимают, как им тяжело. У меня был знакомый, муж моей сестры. Два сына приехали в один день - от радости умер человек. Видите, как бывает. Не от горя, а от радости!

- Как ваши внуки-близнецы поживают?

- Очень редко их вижу. Они меня побаиваются. Я всегда их заставляю отчитываться по учебе.

- Сколько им сейчас лет?

- Вот в июне 13. Уже большие.

- Вам бы хотелось, чтобы они пошли в политику тоже?

- Ни в коем случае. Я противник того, чтобы идти по стопам отца. Нельзя в политику, потому что ты будешь зависеть от общества, от государства, от конъюнктуры, от режима. Вон математик Перельман всех послал на три буквы.

Владимир Вольфович и в 65 даст фору молодым. И как политик, и как мужчина.

Владимир Вольфович и в 65 даст фору молодым. И как политик, и как мужчина.

- Согласно российской политической традиции о преемнике не задумываетесь?

- Я стараюсь, чтобы было несколько человек, способных возглавить партию. И они есть.

- Например?

- Ну, у нас много талантливых депутатов, активистов. Причем, не только мужчин – женщины тоже есть. Средний возраст 35-40. У нас нет такого, чтоб пустыня. Пожалуйста, выбор есть и будет! И на каком-то этапе когда-то обязательно появится новый лидер. Я только за это! И идеальный вариант - один созыв, один срок.

- Как у президента, шесть лет?

- Пять. Снизить. Всем. Пять. Депутатам, губернаторам, мэрам городов, лидерам партий – всем пять. Мы привыкли к пятилеткам. И один срок. Все! Губернаторы у нас по 20 лет сидят! Они спят и области их спят. Нужен универсальный подход: ни один гражданин не имеет права занимать руководящий пост более пяти лет.

"По любви хотят"

- У журналистов и читателей «Комсомолки» к вам есть интимные вопросы...

- Да. Пожалуйста.

- Вот моя коллега, которая буквально в вас влюблена, спрашивает: Жириновский может быть романтиком?

- Конечно. Именно в последние годы у меня к этому положительное отношение. Мне кажется, юношам и девушкам нужно так встречаться, чтобы это были более чистые свидания. Не обязательно вот только мысли физического плана. Но образ жизни, конечно, не дает мне возможности эти чувства испытать.

- То есть вам хочется любви?

- Всем хочется. Я не исключение. Другое дело, что многим сейчас не до лирики.

Допустим, где-то есть женщина, лет 35-37, она уже не выйдет замуж, но не хочет быть одна. Она с удовольствием бы родила. Но от кого она родит? Чего она будет просто так? Вот и ищет, выбирает. Все по любви хотят, и это очень хорошо. То есть, женщина, если она бедная или не смогла выйти замуж, она все равно ждет и надеется.

"Машина не моя"

- Вас раздражают разговоры о ваших многочисленных квартирах, дорогущем Майбахе?

- Нет. Я привык уже. Ведь никакого Майбаха нету! Брать - беру машины. И на ЗИЛе ездил, и на Запорожце, и на Бентли ездил.

- В аренду?

- В аренду. Или просто друзья, знакомые дают. Тот Майбах, на котором когда-то меня увидели, - он никогда в жизни миллион долларов не стоил. Я спрашивал у фирмы, они его купили за 600 тысяч в Германии. За 600! А когда я ездил на нем, ему цену в 150 никто не давал. Это никакой не новый. И не мой вдобавок. Машина не моя. У меня есть Волга – ГАЗ-21, и служебная машина. Но не езжу. Некогда ездить мне. И все-таки она неудобная. Новые машины более удобные.

- Так, а квартиры? Судя по прошлогодней вашей декларации, в собственности у вас никакого жилья нет.

- Все квартиры, штаб-квартиры, на первом этапе я оформлял на свое имя. Поэтому в декларациях 1995 года значилось, что у меня около 100 квартир.

- Это в регионах, по всей стране?

- Да. Вот у нас 89 субъектов было, кое-где было по две. Потом все перевели. На меня ничего нету. То же самое на первом этапе, в том же 1992 году – машины. На кого я оформлю? Нашел спонсора, он заплатил. Там 50 машин, уазики. Никаких иномарок! Уазики! Их сейчас всего несколько осталось. Не у меня, а у ЛДПР. Сегодня около 80 машин, уже «Газели». А из штаб-квартир - одна двухкомнатная квартира по стране.

"Я бы наказал этого Байдена"

- Ну и под занавес еще один интимный вопрос. В 2012-м году будете баллотироваться в президенты?

- Сейчас такая обстановка, когда именно такой, как я, и должен быть избран на пост президента.

- Почему?

- Вот смотрите. Байден приезжает и внаглую якобы советует не идти Путину – так писала пресса. Я бы на месте Путина наказал бы этого Байдена и вообще американцев. Я бы на месте Путина сказал: хорошо, я не пойду. И договориться с Дмитрием Анатольевичем, чтобы и он не пошел. Мы свободные выборы проводим, пусть выдвинутся те, кто выдвинутся. А это я и Зюганов! И американцы прибегут и будут умолять Путина пойти на выборы. Вот как нужно сделать. Самый опытный кандидат – это я. 20 лет за плечами. И я не сижу дома, в бане или в сельпо, я остаюсь руководителем партии. И партия 18 лет в парламенте. Я вполне могу быть кандидатом и может быть победа!