Премия Рунета-2020
Россия
Москва
-2°
Общество25 апреля 2011 22:00

России нужен суверенный ислам?

Спецкор «КП» Дарья Асламова выяснила, почему все попытки борьбы с ваххабитами в России заканчиваются провалом

Публичный суд над Кораном, устроенный в марте американским пастором во Флориде, и обезглавленные миротворцы ООН в Афганистане. Казнь священной книги через сожжение на барбекю и массовые дни гнева и протеста в мусульманском мире. Пропасть между двумя религиями - исламом и христианством - все глубже, а война все беспощаднее. Как не погрузиться в хаос и возможна ли гармония? История знает лишь один способ мирного сосуществования двух вероисповеданий - империю с ее жесткой иерархической структурой и одновременным обеспечением права маленьких народов на свой собственный, традиционный образ жизни. Российская империя в свое время дала миру уникальный образец мирного сожительства мусульман и христиан. И хотя идеал этот опорочен двумя последними десятилетиями терроризма и ненависти, отдельные оазисы великой страны все еще благоденствуют.

ПОСЛЕДНИЙ ИМПЕРСКИЙ ГОРОД

Рамадан и Пасха, зов муэдзина и колокольный звон, медресе и семинарии, новенькие мечети и старинные драгоценные шкатулки православных храмов, редкие издания Корана в книжных лавках и древние образа в серебряных окладах. Казань, столица Татарстана и третья столица России, с достоинством несет бремя имперского прошлого. В этом почтенном, зажиточном городе, набожном днем и легкомысленном ночью, еще чувствуется дух и обаяние Российской империи с ее редким даром веротерпимости, умением совмещать несовместимое и уникальным этническим многообразием. Именно здесь со времен Екатерины II, разрешившей строительство мечетей и на деле легализовавшей ислам, раскладываются карты государственного религиозного пасьянса, имя которому Равновесие.

Казань - один из немногих подлинно мультикультурных городов Европы. Халяльные кафе соседствуют с кошерными ресторанами, а японские «сушечные» - с пиццериями. Хорошенькие, грациозные, как кошки, татарочки могут пятничным утром в хиджабах отправиться в мечеть, а вечером зажечь в ночных клубах и дискотеках в столь откровенных нарядах, что где-нибудь в Саудовской Аравии им грозили бы арест и тюрьма. Подобные контрасты здесь никого не шокируют. По сочетанию светскости и религиозности Казань чем-то напоминает ближневосточный Бейрут в его самом мягком варианте, охлажденном тридцатиградусными зимними морозами.

Взрывоопасное соотношение 50 на 50 (татар-мусульман и христиан, включая русских, чувашей, марийцев, удмуртов, греков и украинцев) воспитало в жителях инстинктивное благора­зумие и умение ладить с соседями. Пять веков совместного мирного проживания - согласитесь, это срок. Пройдя сквозь перестроечный всплеск националистических страстей, Казань выжила и сохранила рассудок.

Репутация Татарстана как острова экономической стабильности и религиозной толерантности долгие годы была безупречной. Здесь необычайно высок процент межэтнических и межконфессиональных браков. Каждый пятый брак - христианско-мусульманский. (Для сравнения: в христианской Бельгии браки между двумя коренными народами - валлонами и фламандцами составляют менее одного процента! Настолько сильна и непреодолима межэтническая неприязнь.)

«Как на межконфессиональные браки смотрит церковь? С пониманием, - говорит отец Кирилл из местной епархии. - Мы никогда не отговариваем молодых людей от столь ответственного решения, а просто учим супругов жить во взаимном уважении к религии друг друга. Пусть муж-мусульманин не препятствует жене-христианке ходить в церковь, а жена не возражает против его посещений мечети. И для нас, и для мусульманского духовенства важно, чтобы в браке человек не менял веру».

В последние годы в Татарстане активно продвигается идея мягкого, просвещенного евроислама - своего рода «ислам-лайт». Трудно оценить, насколько либеральный ислам популярен в массах, но местные власти делают на него серьезную ставку.

ЕВРОИСЛАМ: ВОЗМОЖНО ЛИ ЭТО?

- Моя мечеть - это мой компьютер, а мой намаз - моя наука! Я в мечеть не хожу. Пророк сказал: весь мир - мечеть! - В голосе директора Института истории Татарстана философа Рафаэля Хакимова - вызов ученого, готового взойти на костер за свои убеждения, а в глазах - прямо-таки джорданобруновский блеск. - Мне как-то наш муфтий выговорил: ты, мол, даже на пятничную молитву не ходишь. Если у меня высшее образование, зачем мне имама в мечети слушать? Пусть сначала этот имам университет окончит, как я. Тогда он сможет что-то добавить к моим знаниям. Наука угодна Всевышнему.

- Мусульманские праведники говорили: в Судный день чернила ученого перевесят порох солдата, - замечаю я.

- А в Коране об этом сказано так: вес ученого равен весу семидесяти семи мучеников, - слышу в ответ.

Рафаэль Хакимов - местная и международная знаменитость и личность, несомненно, блистательная. Бывший политический советник экс-президента Татарстана Минтимера Шаймиева (Хакимова за глаза называли «визирем президента»), он является одним из отцов татарского суверенитета и страстным пропагандистом либерального евроислама. Среди христиан он также человек известный: Хакимов разыскал в Ватикане Казанскую икону Божьей Матери и через Папу Римского Иоанна Павла II добился ее возвращения на родину. А в мусульманской общине (умме) Рафаэль Хакимов прославился революционным манифестом «Где наша Мекка?».

«Нужно честно признаться: исламский мир оказался в стороне от магистральных путей развития человечества, - без обиняков заявил господин Хакимов в своем манифесте. - Нельзя отсталость оправдать праведностью. Если мусульманский мир отстает от христианского, в чем тут праведность? Пока арабские страны были в колониальной зависимости, то можно было обвинять во всем мировой империализм, но с тех пор прошло достаточно времени, чтобы избрать собственный путь. Однако модели развития мусульманских стран не впечатляют. А попытки создать чисто исламские государства привели их к еще большей отсталости… Исламская мысль погрузилась в схоластику. Богословы боятся модернизации ислама, боятся рационализма, якобы исключающего веру. Великий Саади спрашивал: «Как может спящий разбудить спящего?» А пророк Мухаммед говорил: «Воистину, Аллах в начале каждого столетия будет посылать умме человека для обновления религии». Что имел в виду пророк под обновлением религии? Видимо, то, что толкование Корана должно соответствовать своему времени и конкретным условиям. Ислам - развивающееся мировоззрение. В этом его сила».

Своим манифестом господин Хакимов нажил себе немало врагов в среде воинствующих богословов, но не испугался.

- А-а, пошумят и утихнут, - отмахивается он. - Ислам должен быть адаптирован к местной среде, а имамы понимать, с каким государством и с каким народом имеют дело, и уважать существующие традиции. Ну скажите, чему мы можем выучиться в какой-нибудь Саудовской Аравии или в Арабских Эмиратах? Они там все зомбированные. Выкачивают нефть и строят небоскребы да торговые центры. Знаете, как они там обучают наших студентов? Забудь русский и татарский языки, Россия - неправильная страна, она должна быть халифатом. Если ты смотришь в общежитии по телевизору российский канал, тебя выгоняют из медресе. Одного моего студента в Саудовской Аравии застукали, когда он слушал кассету с татарским концертом, и это сочли серьезным преступлением. Именно из арабских стран к нам приезжают молодые имамы, которые заявляют: ислам должен быть выше интересов конкретного народа. Если муфтий ставит себя вне народа, кому нужен такой муфтий? К тому же он противоречит Корану.

- Вы считаете, что Россия должна опираться на собственную мусульманскую мысль? - спрашиваю я.

- Безусловно. И есть на что. Вы слышали о джадидах (от арабского слова «аль-джадид» - обновление, реформа)? Это была группа татарских богословов-реформаторов, которая в начале XIX века выступила за модернизацию ислама. Джадидизм - движение за реформированный ислам под лозунгом «Вперед к Европе!».

Татары всегда были деловым, торговым народом, а зарождение капитализма поставило перед ними проблему повышения конкурентоспособности. Понадобились люди, знающие иностранные языки, бухгалтерию, географию, математику. Появились реформированные медресе, где студентов наряду с богословием учили практическим предметам. Татарские богословы открыто поддерживали новые веяния в Европе, сравнивая их с золотым веком ислама, сотрудничали с русскими либералами, ориентировались на передовую русскую культуру - собственно, все движение к Европе шло через русский язык. Джадиды создавали просвещенный ислам на базе нового мышления, с рационалистическим анализом Корана и Сунны.

Для них постижение истины, процесс самостоятельного мышления представлялся не менее важным, чем сама истина. Именно эти люди написали прекрасные учебники для медресе на татарском языке, которые были настолько хороши, что их даже переводили на арабский. Будущим имамам доходчиво объясняли: любое право на истину должно быть уравновешено правом на инакомыслие, православные нам не враги, Иисус по Корану - это пророк, а христианство - одна из ветвей религии, которую сближают с исламом общие авраамические корни. Но сегодня Саудовская Аравия платит деньги, чтобы ИХ учебники перевели на русский для наших студентов. Вы не представляете, что сейчас выпускают мусульманские издательства в Москве! Это кошмар! Как будто наши мусульмане живут в чисто исламской стране, а не в светском государстве. И никто за этим не следит. В Татарстане собственная тысячелетняя история ислама, а мы все ждем поучений из-за границы! Просвещенный «мягкий» ислам вполне прижился бы в благонамеренном и очень современном Татарстане (татары - народ прагматичный), если бы не столкнулся со своим злейшим врагом, набирающим силу, - ваххабизмом.

ЧТО ЖЕ ТАКОЕ ВАХХАБИЗМ?

В начале 90-х годов прошлого века, сразу после перестройки, Россия слишком добросердечно смотрела на ввоз чужих идей. Тогда дешевые подделки-религии плодились и росли, как грибы в августе. Страну заполонили проповедники иностранных сект, которые активно звали молодежь в некий рай человеческой общности. В ту пору никому не приходило в голову, что заразные религиозные идеи из чисто санитарных соображений должны подлежать столь же беспощадному карантину, как бациллы чумы или сибирской язвы. Идеологические зачистки были уже не в моде.

Наибольших успехов в завоевании новых душ добилось энергичное и бескомпромиссное религиозно-политическое исламское движение ваххабизм, названное по имени его основателя Мухаммада ибн Абд аль-Ваххаба. (Сами себя ваххабиты называют салафитами.) Несмотря на молодость движения (чуть больше 200 лет - а для религии это не срок), от него прямо-таки несло средневековьем. Ваххабиты (салафиты) ратовали за возвращение к истокам, во времена пророка Мухаммеда, и очищение доктрины ислама до его живой, трепещущей сердцевины. Принцип не новый, в свое время тем же путем упрощения шла европейская Реформация, чьим идеалом было возвращение к апостольскому христианству. Недаром ваххабизм называют исламским протестантизмом.

- Традиционный ислам рассматривает ваххабизм как сектантство, - говорит муфтий Татарстана Ильдус Фаизов. - И как всякая экстремистски настроенная тоталитарная секта, он деструктивен. В чем его главное воззвание? Все плохи, только мы хороши, только с нами вы попадете в рай, а со всеми остальными попадете в ад. Призыв к чистоте (хотя как религия может быть грязной?), упрощение статуса пророка, отрицание ученого наследия - это протестантский путь с его неприятием культа святых. Хотя ваххабиты призывают к фундаментализму, они противятся именно фундаментальному, научному подходу к изучению ислама.

В России веками христианство и ислам уживались мирно. На фото - мусульмане в свой праздник Курбан-байрам молятся на Олимпийском проспекте в Москве - рядом с мечетью и православным храмом.

В России веками христианство и ислам уживались мирно. На фото - мусульмане в свой праздник Курбан-байрам молятся на Олимпийском проспекте в Москве - рядом с мечетью и православным храмом.

- Если я правильно поняла, с точки зрения ваххабитов, есть только Коран, и этого достаточно, - замечаю я. - Исламскую философию, научные и бого­словские комментарии, накопленные веками, можно выкинуть на свалку?

- Верно. В чем опасность такого примитивного подхода? В невежестве. Коран похож на кубик Рубика, его надо уметь собирать. Аяты (стихи Корана. - Д. А.) рассыпаны по всей книге. Там каждый может найти себе пищу. Если все аяты собрать вместе, можно получить результат, а салафиты просто вырывают из контекста определенные высказывания и используют их во имя своих амбиций и сиюминутных целей. В сущности, они говорят: да, мы хотим вернуться к Корану, но только к тем аятам, которые нас устраивают. Помните, как были взорваны статуи Будды в Афганистане? Полторы тысячи лет мусульмане не обращали на них внимания, а тут ваххабиты решили, что идолов надо убрать. Вот вам пример опасного буквализма. Хотя в Коране сказано: не только не ругайте идолопоклонников, но даже идолов их не трогайте. Ваххабиты уничтожили также многие исторические и религиозные святыни, которые люди посещали веками и черпали там духовную пищу. Это, мол, мерзкое язычество.

Ваххабиты поступают, как Сатана. Когда Всевышний велел ему поклониться Адаму, он заявил: я поклоняюсь тебе одному, но не существу, которое ты создал. Сегодняшние буквалисты твердят подобное: мы поклоняемся только Аллаху, но не миру, который вокруг нас. Но ведь мир, прекрасный и разнообразный, - творение Господа! Ваххабиты желают его изменить. - Когда в 1998 году ваххабиты в Саудовской Аравии решили уничтожить могилу матери пророка Мухаммеда как часть кампании по борьбе с идолами, весь мир умолял их не делать этого, - говорит казанский ученый-теолог Фарид Салман. - Великие люди писали королю письма с просьбами. Не помогло. Могилу сровняли с землей и залили бензином. Есть незримый договор между властями в Саудовской Аравии и ваххабитским лобби - власть отвечает за политику, ваххабиты за религию, - и король не осмелился вмешаться. Даже когда сносили два последних дома в Мекке, связанных с жизнью пророка, власть промолчала. Удивляюсь, как они еще не уничтожили черный камень Каабы, ведь и это с точки зрения ваххабизма богопротивное язычество. В традиционном исламе огромное место занимают божьи угодники, их могилы, посещение святых мест, а ваххабиты уничтожают всякую сакральность. В Саудовской Аравии больше нечем вдохновиться и нечего почитать. Вокруг разрушенных святых мест выстроены новые идолы - шопинг-центры.

- Ваххабизм - новое явление, и, в сущности, это религиозное мошенничество на доверии, - говорит имам Валиулла-хазрат. - Ваххабиты твердят о возврате в мифическое бородатое прошлое, которого не было, в собственные выдумки. Это жесткая, тоталитарная система соблюдения буквы ислама, а не его духа. Никакого отношения к исламской демократии это не имеет. Мы видим в Саудовской Аравии лицемерное насильственное восхищение ваххабизмом, за его неприятие могут и голову на стадионе отрубить. Тысячи ваххабитских сайтов в мире существуют на саудовские деньги. И самое главное: ваххабизм всегда приходит сверху. Те, кто взорвал самолеты в Нью-Йорке, были детьми миллионеров. Салафиты никогда не работают среди бомжей или нищих, только среди чиновников, бизнесменов и в среде образованных людей. Они захватывают власть, а потом всех принуждают. В Дагестане, к примеру, ваххабизм пробивал себе дорогу после перестройки как инициатива государственных чиновников - по невежеству, за деньги или позже по убеждению. - В отношении меня ваххабиты трижды выносили смертный приговор за теологические труды евроисламского характера, - говорит казанский теолог Фарид Салман. - Но Аллах уберег. Я перевел Смыслы Корана с арабского на татарский, и за это ваххабиты меня прокляли. По их мнению, сакральные книги можно читать только на арабском. В Сунне сказано: перед концом света в каждую мусульманскую семью войдет болезнь под видом ислама, от которой нельзя излечиться ничем, кроме как Вторым Пришествием.

(окончание читайте в одном из следующих номеров)