Звезды4 мая 2011 5:00

«Утомленные солнцем-2. Цитадель»: Сказка о паучке и мышке

Кинообозреватель «КП» стал одним из первых зрителей второй части

Жанровая природа первой серии, «Предстояние», была не совсем ясна. Картина непонятно зачем выдавала себя за реалистическое произведение. Оттого многие критики лихорадочно выискивали в ней фактические неточности, которых, разумеется, было с избытком — как и в любом художественном произведении.

Тогда еще было непонятно, что по жанру «УС-2» - это фильм-сказка. Указанная в названии Цитадель (ее штурмуют дважды, и это, без сомнения, лучшие сцены фильма) явно принадлежит пространству мифа. Слово «Сталинград» в фильме не звучит ни разу - все претензии по части фактов, таким образом, снимаются автоматически. Есть былинная крепость, которую не в состоянии взять даже былинные герои - до тех пор пока им не помогут симпатичные представители сказочной фауны. Паучок, не вовремя повисший на мушке немецкого снайпера, и его ручная белая мышь, после смерти хозяина подорвавшая ко всем чертям несокрушимую крепость.

В «Цитадели» штрафнику Котову наконец-то вернули генеральские погоны

Также в картине действует комар («Наш комар, пусть сосет!» - разрешает герой Андрея Мерзликина) и бабочка (она кружит вокруг персонажа Олега Меньшикова, символизируя его мятущуюся душу). Некоей животностью наделены все главные положительные персонажи фильма: контуженная Надя мычит, Маруся (Толстоганова, ранее Дапкунайте), как попугай, щелкает клювом. Котов, поранившись, лакает кровь (собственную) и способен, потянув носом, издалека по запаху учуять своего недруга Митю. Ну, и само собой, в его распоряжении волшебный железный коготь, который он пускает в ход в минуту опасности. Если бы на то была авторская фантазия, Котов бы мог запросто сразиться с Росомахой из «Людей-Х». И, само собой, одержать победу.

Даже товарищ Сталин (Максим Суханов, чей грим в новой серии не стал лучше, играет его стопроцентно-сказочным вурдалаком) понимает величие Котова. Вернув ему генеральские погоны, отец народов требует от Котова бросить на взятие Цитадели 15 тысяч людей, вооруженных деревянными палками. В отличие от всего остального, в эту часть сказки верится легко: ее неоднократно делали былью. Но Котову удается избежать человеческих жертв, благодаря отмеченным выше усилиям представителей отрядов членистоногих и грызунов.

Никита Михалков с дочерьми

Фото: Мила СТРИЖ

Второй фильм дилогии заставляет по-новому посмотреть на фильм первый. После чудесного покорения Цитадели, путешествие девочки на мине вовсе не представляется верхом абсурда.

Константин Эрнст, пробегая мимо Татьяны Михалковой и Аллы Пугачевой, сделал певице «рожки» - на радость обступившим ее фотографам.

Остается лишь сожалеть, что в полном объеме сказочный лад в картине не выдержан. Масштабные батальные эпизоды, неортодоксально трактующие историю Великой Отечественной, сменяются сценами бесконечных дачных разборок Котова с Марусей и Митей. Извивам этих отношений нет конца, драматургия фильма в них вязнет и проворачивается на месте (эти сериальные страсти, иногда абсолютно немотивированные, будут полностью явлены в телеверсии). Психология этих отношений для пользы «УС-2» должна была бы полностью остаться в старом фильме 1994 года: сказочному эпосу она не только не нужна, но и противопоказана. Но Михалков побоялся резко оборвать связи с фильмом, принесшим ему «Оскара». В результате чего - полное непонимание «Предстояния».

Исполнительница роли жены комдива Котова Виктория Толстоганова и режиссер картины Никита Михалков

… В последнем эпизоде «Цитадели» Котов неожиданно предстает танкистом. Вместе с Надей и парочкой полюбившихся ему штрафников, ныне тоже танкистами, он направляется брать Берлин (действие застает его на сказочной развилке, где ему является Инна Чурикова в эпизодической роли старушки). В столице фашистской Германии уже окопались, с нетерпением поджидая Котова, «наши» жучки и паучки.