Премия Рунета-2020
Россия
Москва
+13°
Boom metrics
Звезды24 мая 2011 17:19

Никита Михалков - "КП": "Мне очень грустно, что вопрос мигалки искусственно и неуклюже заслонил то, что по-настоящему должно волновать всех"

Режиссер рассказал журналисту Анне Балуевой о том, как он будет жить без спецсигнала

В редакцию «КП» попало письмо известного режиссера, адресованное Министерству обороны.

В нем затрагивались волнующие его проблемы военного образования, а подытоживало письмо решение Михалкова оставить пост председателя общественного совета при Министерстве и - соответственно - лишиться авто с мигалкой, ставшего притчей во языцех...

- Никита Сергеевич, любое ваше телодвижение делит людей на два лагеря: сейчас все решают, что было раньше - яйцо или курица. Очень многие говорят о том, что сначала встал вопрос о мигалке, а потом появилось ваше письмо министру Обороны с просьбой освободить вас от должности.

Режиссеру и актеру без авто с мигалкой не привыкать - в своей фильмографии он испробовал разные способы передвижения: пешком  («Я шагаю по Москве»), на конях, в поездах...

Режиссеру и актеру без авто с мигалкой не привыкать - в своей фильмографии он испробовал разные способы передвижения: пешком («Я шагаю по Москве»), на конях, в поездах...

- Давайте сейчас абстрагируемся от всего вообще и на секунду задумаемся. В том-то и беда и ужас, что всех интересует не корневая суть того, о чем я говорю - в том числе и в письме Министру обороны, а возня с мигалкой – «раньше мигалка или раньше уход?» или «раньше уход или раньше мигалка?». Давайте размышлять логически, обращаясь к фактам. Я четыре года был председателем Общественного совета при Министерстве обороны. Последняя плановая ротация была всего четыре месяца назад, и я вновь единогласно был избран на эту должность. А сегодня, при поднявшейся буче, Министерство обороны говорит о том, что это новая плановая ротация. Какая ротация? В феврале мне Министерство обороны публично заявило, что мигалка законна. Тогда какие основания у них сейчас у меня эту мигалку снимать? Я что, нарушал что-нибудь? Или есть нарекания на моего водителя? Ничего этого нет. Тогда что? Блогосфера? Но как Министерство обороны может быть зависимо от истерики в блогосфере и отменять свои же решения под ее нажимом? Тогда и все остальные армейские вопросы нужно решать, советуясь с блогосферой: с кем воевать, чем вооружаться, идти в атаку или нет. Но смешно было бы это предполагать. Это же все-таки Министерство обороны России! Поэтому сообщения о том, что аж несколько недель назад я получил уведомление о незаконности полагающегося моей должности спецсигнала, это по достоверности подобно «плановой ротации».

Никита Михалков: Я не хочу быть свадебным генералом

Никита Михалков: Я не хочу быть свадебным генералом

И по-честному, все это меня очень удивляет и огорчает, но зато дает довольно ясную картину: такое яростное и разнообразное обсуждение одной строки в моем письме про мигалку, ставшую уже притчей во языцех, очень осознанно и планомерно отвлекает от остальных 2,5 страниц моего текста, под каждым словом которого - и я в этом уверен! - подписались бы подавляющее большинство наших соотечественников. При том интересный факт: полностью, без изъятий, письмо опубликовано, судя по всему по недосмотру, во всех региональных изданиях кроме Москвы. Абсолютно страусиная политика - чем дальше от начальства, тем менее страшно. Но разве это нормально?

- Ненормально

Никита Сергеевич привычен к самым разным транспортным средствам: в «Сибирском цирюльнике» он передвигался на коне...

Никита Сергеевич привычен к самым разным транспортным средствам: в «Сибирском цирюльнике» он передвигался на коне...

- При том, что я не собирался это письмо делать открытым, это было внутреннее дело, которое касалось меня и моих отношений и с Советом, и с Министерством обороны. 16 мая это письмо мною написано, а через неделю начались комментарии. Теперь у меня уже нет другого выхода, кроме как сказать: коли так ребята, давайте говорить прилюдно и начистоту, а для этого перво-наперво опубликуйте полостью мое письмо, чтобы люди могли спокойно и объективно делать выводы. И тогда, я уверен, вопрос о мигалке будет волновать только тех, кого волнует чужая мигалка, а не судьба российской армии.

- Но все же, что бы вы предприняли для того, чтобы изменить положение вещей с военным образованием? Это ваша тема, она давно вас волнует.

- Невозможно строить будущее офицерского корпуса при том, что демилитаризация этого корпуса происходит с младых ногтей, когда в военных училищах предлагается не носить форму, мало того, суворовцу по окончании училища предлагается решать, кем ему быть – может быть, военным, а может быть, и юристом, а может, и банкиром. Человек, который приходит учиться воевать, должен знать, куда он пришел. И я как считал, так и считаю, что позиция «я им плачу, а они будут воевать» применительно к русскому характеру это совершеннейшая химера.

- Вы знаете, кто приходит сейчас в нахимовцы, в суворовцы?

- Это не имеет особого значения. Если человек пришел учиться для того, чтобы стать в результате русским офицером, вне зависимости от его национальности, это значит его жизненный выбор. А когда его подвергают еще одному искушению, то в конце концов он скажет: да не хочу я вашу армию, давайте я лучше пойду в юристы, или в менеджеры, или еще куда-нибудь. Это же неправильно.

- Но вы бы с чего начали все менять - с денежных вливаний или с кадровых перестановок?

Я не профессионал в этом и не хотел бы вступать сейчас в такого рода обсуждения. Я говорю как гражданин своей страны, которому небезразлично ее будущее и основа ее защиты - российская армия.

...а в обычной жизни - на машине с мигалкой. Теперь, правда, с проблесковым маячком ему придется расстаться.

...а в обычной жизни - на машине с мигалкой. Теперь, правда, с проблесковым маячком ему придется расстаться.

Фото: РИА Новости

- Но вы же занимались этой темой?

Безусловно. Слава богу, я снимал картину «Сибирский цирюльник» именно про это. Про то, что называется «офицерская честь». И это меня глубоко волнует. А когда все это сводится к тому, что было сначала – яйцо или курица, мигалка или уход, - это мелко и стыдно.

- Никита Сергеевич, вы не торопитесь с выходом из Общественного совета при Минобороны?

Я уже вышел из него. Мое заявление подписано. Это не спонтанное решение… Я год думал. И у меня было время, чтобы присмотреться к тому, что происходит, и сделать определенные выводы. Изменить ситуацию я не могу, а быть свадебным генералом мне не хочется. И мне очень грустно, что вопрос мигалки искусственно и неуклюже заслонил то, что по-настоящему должно волновать всех. Мелко очень это все. И не по-военному.

- Отказ от должности вам освободит время. Это с одной стороны. А с другой - как вы без мигалки, успеете ли всюду? Опять молодость, «шагаю по Москве»?

- Да, но когда я шагал по Москве, у меня не было даже одной тысячной тех обязанностей, которые мне приходится выполнять сейчас. Теперь я их резко сокращу, и посмотрим, кому от этого будет хорошо.

- Никита Сергеевич, мигалка-мигалкой, но внучка же у вас родилась! Какое имя выбрали?

- У нее интернациональное русско-грузинское имя Нина. Но мне важней всего, чтобы она была здоровая. А с этим, слава богу, все в порядке.

- Чем занимаетесь сейчас?

- Уже готовлю будущую картину «Солнечный удар» - в ней, кстати говоря, тоже будет поднят вопрос офицерской чести. Я давно мечтал экранизировать этот рассказ Бунина. В основе - случайная встреча мужчины и женщины, она простая и пронзительная, по накалу эмоций это непревзойденное произведение. Но это не просто любовная история, а это гибель мира русского. Гурзуф или Севастополь, 20-й год, когда советские власти обманули офицеров и казаков, пообещали им свободу и прощение, но этого не произошло. И среди этих людей находится поручик, чья история потом развивается в уездном городе.