Премия Рунета-2020
Россия
Москва
+4°
Политика30 мая 2011 22:00

Дневник прапорщика, победившего дедовщину: О пользе застолий в казарме

Заметки командира роты. Часть 4

Продолжение. Начало в номерах «КП» за 24, 25, 26 мая с. г. CОЛДАТСКАЯ ПРОКУРАТУРА Отдельный разговор - о мобильных телефонах (они сдаются старшине роты по описи). Это личная собственность каждого. Покушение на нее карается строго: я к тому, что иные деды одно время пытались отобрать аппараты у молодняка. Такие старики не только получали «червончик» подтягиваний на турнике, но и лишались на время права пользоваться своими телефонами (тоже действенное наказание). Еще страшнее наказание - за вымогание денег на оплату разговоров слишком болтливых стариков. Это уже попахивает уголовщиной. Тут обязательно разбирательство по полной форме, объяснительные, показания свидетелей. Эдакая ротная военная прокуратура. И «суд» на собрании личного состава. Действует. Свои мобильники солдаты и сержанты получают в субботу вечером и в воскресенье сдают. Пытался я разрешить бойцам всегда носить мобильники с собой, но начали играться - пришлось отобрать. Если нужно поздравить кого-нибудь в неустановленное время - никаких вопросов. ПРЯНИКИ В ДОЛГ А еще у нас ротный магазин есть. Разрешается брать в долг (солдатам до 25 - 30% денежного довольствия). Есть и, так сказать, «общественный завмаг» (обычно - сержант), есть и комиссия выборная. Ротный «завмаг» все курирует, мое дело - внезапно назначать ревизии. Ну и контроль расходов. К деньгам магазина никто из командиров не касается, в том числе и я - это дело общественной комиссии. Закупки строго по чекам и отчет. Вот сейчас кто-то скажет: «А как это все связано с дедовщиной, с поведением людей вообще?» А очень связано! Порядок в душах начинается с порядка там, где человек живет. ХИТРАЯ АНКЕТА Бич армии - мелкое воровство. Грешат этим и старослужащие, и молодые. Из-за этого случаются разборки. Мы эту заразу изжили с помощью анонимного анкетирования. В анкете - вопрос: «Кого подозреваете?» Солдаты и сержанты указывают фамилии. Далее - беседы с этими «фамилиями», не привлекая внимания, мимоходом, о том, что есть данные. Все, воровство чаще всего прекращается и человек, почти уличенный, остается чист. Кстати, об анкетировании. Я проводил его ежемесячно. Это позволяет дополнительно «замерять давление» в коллективе роты. Но проводил анкетирование не так, как я видел это по телевизору: майор-психолог рассадил всех в классе, по трое за каждый стол, раздал листы - отвечайте на вопросы. Ага, ответят! Держи карман шире. И это профессионал работает? Я делаю так: пустая открытая канцелярия роты. Там на столе лежат чистые анкеты с вопросами и опечатанный ящик с прорезью для «голосования». По очереди заходят солдаты и заполняют анкету, потом бросают ее в ящик - остальные сидят, смотрят телевизор. Доступа, кроме меня, к заполненным анкетам нет ни у кого, даже у командиров взводов. И об этом знает рота. Однажды новый командир части сказал мне: - Да они вам, Иван Юрьевич, никогда не напишут честно! Пришлось показать мое досье. Там все было как на духу. Кстати, досье я держал за семью печатями. Ведь, попав в чужие руки, это может выстрелить в человека! ПРОЩАНИЕ С ДЕМБЕЛЯМИ И об увольнении в запас. Это праздник! Увольняемые накрывают за свой счет (плюс часть денег из ротного магазина) стол для личного состава роты, обычно в субботу. Дело сугубо добровольное, но это статус, однако. Как-то один призыв не захотел, ну и что - дело добровольное. Как вариант: закуплены продукты, в том числе лимонад. В столовой части наварили вареников (готовые купили) и в 20 часов сели за столы в классе подготовки наряда. Я в очередной раз (первое поздравление в день опубликования приказа в строю роты) поздравил увольняемых с приказом, поблагодарил и, конечно, посетовал, что мал сейчас срок службы, но это, дескать, не ваша вина, вы выполнили свой долг перед Родиной. Сказал о том, что все, кто просил рекомендацию для поступления в вуз, получат ее, а потом каждому вручил письмо с поздравлениями родителям. Вот одно из них: «Здравствуйте, уважаемые Алла Григорьевна и Валерий Васильевич! Пишет Вам командир роты, в которой проходил службу Ваш сын Сергей. 31 марта состоялся приказ министра обороны об увольнении в запас военнослужащих, выслуживших установленные сроки службы, в числе которых и Ваш сын. Сергей достойно отслужил в Вооруженных силах России и будет уволен в запас согласно Федеральному закону «О прохождении военной службы». Моя командирская благодарность Вам за воспитание сына - достойного защитника Отечества. Спасибо Вам! С уважением И. Паршиков (естественно, живая подпись и печать части)». Вручая бойцам такие письма, я вспоминал смешное и курьезное о каждом, произошедшее в период службы с ними, - в классе стоял хохот. Ведь приятно вспоминать. Не обошлось и без ошибки, перепутали письма двум солдатам. Сначала были обещаны кары писарю роты, но потом разобрались. Тут же возник вопрос: - А можно такие письма женам? Несколько человек в роте женаты. - Конечно, можно, даже нужно! Если человек, разумеется, служил на совесть. Поздравляя переведенного ко мне из другого подразделения на исправление солдата (за неуставные отношения), я сказал: - Володя, ты у меня уже три месяца, и я рад, что слышу только хорошее о тебе. В том числе и от бывшего твоего командира (Володя после перевода к нам некоторое время ездил к ним механиком на бывшем своем «броневике». Знаешь, что он сказал о тебе? Он сказал: «А твой боец молодец!» Обрати внимние - «твой». Хотя у него ты отслужил гораздо больше, чем в роте. И я очень рад за тебя!»... Мне показалось, что после этих слов у солдата крылышки на спине стали прорастать... Кроме этого, в день увольнения отслужившим вручается красочно оформленный приказ министра обороны - на обратной стороне их фотографии с шуточным уклоном пишутся добрые пожелания командиров, сослуживцев. Плюс диск ДВД с фото- и видеоматериалами о службе.

В комнате досуга роты и старослужащие, и молодые солдаты гоняют чаи на равных. Командир сделал все, чтобы и здесь дедовщиной даже не пахло...

В комнате досуга роты и старослужащие, и молодые солдаты гоняют чаи на равных. Командир сделал все, чтобы и здесь дедовщиной даже не пахло...

КУДА БОЙЦА НИ ЦЕЛУЙ... Тут мне недавно офицер в звании майора говорит: - Да ты их в ж... целуешь! - О чем речь? - Вот я курсантом напился, так меня ротный отму...л так, что до сих пор помню! Отвечаю: - А у меня они вообще не пьют! Ему крыть нечем. Хотя правды ради надо сказать, что пару раз в увольнении мои выпивали. Но кара следовала незамедлительно. Поэтому дешевле было быть трезвенниками. В армии ходит поговорка: куда солдата ни целуй, везде попа! И это тоже верно. Поэтому, кроме уважения командира, они должны бояться его разозлить, и это тоже верно. Итог: грубых нарушений в роте практически нет, вернее, очень мало. За все время моей службы - ни одного уголовного дела! Тьфу-тьфу, не сглазить бы! Это сейчас хорошо говорить, а сколько нервов пришлось потратить, чтобы все вот так наладилось! Прежде всего должен быть коллектив единомышленников, который со временем у меня появился (хоть и бурчат иногда). Это взводные - старшие прапорщики Сергей Филин, Геннадий Лежепеков, старший сержант Сергей Коновалов. И, конечно же, мой главный помощник и друг старшина роты Михаил Николаевич Ильюшин, которого в дальнейшем в должности заменил старший сержант Анатолий Маценко. Большое спасибо им всем! КАК САЛАГА ДЕДОВ ВОСПИТЫВАЛ Еще вспомнился случай об антидедовщине. Был у меня солдат Коля Меленчук, нормальный солдат, однажды в наряде написал письмо друзьям и забыл этот листок в парке боевой техники, а начальник гаража прочел и рассказал мне. Врезалась в память фраза. «Скоро в часть придут «духи»! Будет кого шугать», - так писал Коля. И действительно, попадает ко мне «дух» по фамилии Федоров, ниже среднего роста, крепенький такой! И пошли синяки под глазом, причем у дедов! Сначала - у Коли, на второй день - у рядового Еремина. Разбираюсь, а это, оказывается, Федоров такой воинственный оказался. Что только я не делал - наказывал, беседовал, предупреждал. Бесполезно! И тут поступает команда: отправить группу военнослужащих на Дальний Восток служить. Включил я Федорова в список от греха подальше, а то ведь весь взвод «перештампует». И на прощание предупредил: - Федоров, не успокоишься - сядешь! Прошли годы, и однажды в городе кто-то наваливается на меня сзади, обнимает и орет: - Товарищ старший прапорщик, как я рад, что вас увидел! Оглядываюсь. - Федоров?! Откуда?! Пошел разговор, и в конце он сказал: - А ведь вы были правы, сел я на два года в дисбат! Вот так иногда слова сбываются... А вот еще письмо моего бывшего сержанта, сейчас он офицер: «Вспоминаешь все буквально по минутам. Вспоминаю, как во время прохождения службы мой повседневный быт был наполнен дисциплиной. Даже прохиндей Лодкин как-то пожаловался: - Ох, у вас тут и уставщина - жесть! А я - ему: - У нас не уставщина, а дисциплина! Да, действительно Ваши методы воспитания в самом деле были очень эффективны. И вообще, слушая рассказы друзей, отслуживших в армии, и даже друга-одноклассника, который теперь капитан и командир роты, понимаю, что служил в части, близкой к образцовой. Что мешает внедрять такие методы другим командирам? Равнодушие, как Вы правильно подчеркнули. Хорошо, мне повезло с ротным. Это не лесть. Мне нет смысла льстить. Я благодарен Вам за то, что год не прошел впустую. С уважением Шапаренко Д. А. (высшее образование, служил год)». Счастье командира - получать такие письма... Продолжение следует.