2018-02-21T23:42:58+03:00

Автор поста про «мерзотнейших старух» miss-tramell: Мне нужно было создать вокруг себя шумиху, чтобы получить эфир

Блогер Лена Миро побывала на Радио «Комсомольская правда» [видео]
Поделиться:
Комментарии: comments401
Изменить размер текста:

Сегодня в гостях Радио "КП" (97.2 FM) побывала Лена Миро, известная в блогосфере как miss-tramell, блогер, писательница, член партии «Единая Россия».

Напомним, запись, сделанная в своем ЖЖ блогершей, публикующейся под ником miss-tramell, вызвала настоящую бурю возмущений среди владельцев интернет-дневников. Рассказывая о том, как она едва не задавила старушку, miss-tramell (Елена Мироненко) предложила избавить центр Москвы от «мерзотнейших старух». А незадолго до этого девушка писала, что является членом партии «Единая Россия» и употребляет кокаин.

Александр Яковлев: Лена, вы действительно член партии «Единая Россия» или уже нет?

Лена Миро: Нет, пока еще член. И я надеюсь, я им останусь.

Яковлев: Почему? Вам так симпатична эта партия?

Лена Миро: Да.

Яковлев: А чем?

Лена Миро: Потому что это самая сильная партия на данный момент. Единственная партия, у которой я вижу четкую программу, четкую идеологию. Я не вижу ей альтернативы на данный момент. И я вижу то, что она делает, мне это нравится. Особенно в регионах.

Яковлев: А кто вам нравится больше всего? То есть за кем вы идете? Грызлов, Путин?

Лена Миро: Я иду исключительно за премьером. Я иду исключительно за Путиным.

Яковлев: А как вы к этому пришли? Вы изначально голосовали за «Единую Россию»?

Лена Миро: Да.

Яковлев: То есть с момента образования?

Лена Миро: Да. Я вступила в партию в 2006 году, по-моему, это было 29 июня.

Яковлев: Вы помните точно этот день?

Лена Миро: Да, помню. Когда мне выдали партбилет. Для меня «Единая Россия» это Путин. Я от него тащусь, он очень крутой.

Яковлев: Как мужчина он вас привлекает, я так понимаю?

Лена Миро: Как мужчина, как политик. Мне кажется, что Путин сейчас самый крутой чувак. В России – это точно.

Яковлев: А Медведев?

Лена Миро: Медведев мне нравится… Смотрите, Медведев, он симпатичный, он обаятельный, он продвинутый, он с хорошим чувством юмора, но на Путина у меня «стоит», грубо говоря. Я тянусь к сильным, я всегда примыкаю к сильным. Чем сильнее личность, чем сильнее партия, чем круче тачка, тем я буду больше любить этого человека. Я считаю, что Путин сейчас самый сильный человек в стране. И, наверное, один из самых сильных в мире.

Яковлев: То есть он вас как мужчина возбуждает?

Лена Миро: Как мужчина возбуждает абсолютно точно. Я не знаю вообще ни одного человека, ни одну женщину, которой бы не нравился Путин как мужик. Посмотрите, как он говорит. Мы, женщины, в России в последнее время очень устали от безответственности. Когда мы видим на телеэкране или в эфире слышим речи Путина, который очень четко «отвечает за базар», который может спросить, который может пойти против чего-то, который может продвинуть Россию туда-то и туда-то, сделать нам Олимпиаду или чемпионат мира по футболу, как можно его не любить.

Яковлев: А как же Медведев? Он же все-таки президент.

Лена Миро: Я сказала, что Медведев мне нравится. Но он мне нравится как человек. Он очень обаятелен, он очень продвинут во всех этих гаджетах и во всех этих интернет-сообществах, он очень либерален, он очень современен, но Путин это настолько масштабная, сильная фигура, что перекрывает все.

Яковлев: В 2012 году вы кого хотите видеть президентом?

Лена Миро: Путина хочу. Я с ним уже много лет, следую его личности, его масштабу. Это человек, который такое государство, как Россия… Вот он смело сел в этот бронепоезд и им четко, уверенно рулит. Он рулит им жестко, не жестко, красиво, не красиво – это другой вопрос. Мне кажется, он рулит им красиво. Мне кажется, он рулит им уверенно. Мне кажется, что он умеет это делать, и он делает это лучше, чем кто-либо.

Яковлев: Если бы вы с ним встретились лично, вы бы ему что сказали? Может быть, что-то предложили бы?

Лена Миро: Я бы, наверное, очень растерялась. А так я бы ему сказала, что он крутой.

Яковлев: Ничего не попросили бы?

Лена Миро: Я бы, наверное, растерялась попросить. Я бы сказала, что горжусь им. Сейчас модно быть за рубежом, например, приехать и сказать, что ты русская. Какое-то время назад, когда я жила в Лондоне, это была как-то не комильфо.

Яковлев: Давайте перейдем к теме ответственности высказываний в Интернете. Как вы считаете, в Интернете обо всем можно говорить и писать?

Лена Миро: Да, однозначно. Всё и обо всем.

Яковлев: Самый известный ваш пост: «И вдруг, откуда ни возьмись, мне под колеса кидается гнусная старуха с сумищей на колесиках. Чуть не сбила кеглю. Выдохнула. Подумалось, в принципе можно было и переехать падлу (мир бы от этого только выиграл), но обрекать себя на серьезные геморрой из-за старой … как-то глупо». Вы подписываетесь под этими словами? Это действительно вы написали, и вы так считаете?

Лена Миро: Я это действительно написала. Я написала это прежде всего как интернет-провокатор, которого очень сильно волнует одна проблема. Проблема эта называется правовой нигилизм на дорогах. Дорога это опаснейшая сфера, и здесь у нас не все так гладко и не все так хорошо. Если бы я написала это в чуть более мягких выражениях, я не думаю, что мой пост получил бы такие большие эмоциональные отклики, его бы не вывели никогда в топ, он бы не получил таких высоких рейтингов, а, значит, обо мне бы никто не знал. И не было бы у меня возможности сказать в эфире все, что я думаю по этой теме. То есть это была сознательная провокация, чтобы получить отклик и получить эфир.

Яковлев: То есть вы себя пиарили следующим образом. Вы назвали пожилого человека гнусной старухой, кеглей, падлой и старым пингвином (назовем это так).

Лена Миро: Для меня прежде всего это был не пожилой человек. Не факт, что он вообще был, не факт, что это была бабка, не факт, что этот случай вообще имел место.

Яковлев: Но вы считаете возможным старшее поколение так называть?

Лена Миро: Давайте не будем говорить сейчас про старшее поколение. Может быть, там была девка, может быть, там был дядька.

Яковлев: Вы сказали «гнусная старуха». Очевиден возраст.

Лена Миро: Это интернет-провокация для привлечения внимания к проблеме, которая называется правовой нигилизм на дорогах. И в данном случае мы не говорим о старухе, мы говорим о человека, который нарушает правила дорожного движения. И в данном случае этот человек – пешеход. Смотрите, у нас сейчас, слава богу, водителей штрафуют. Водителя можно оштрафовать, его можно посадить на 15 суток за нарушение правил дорожного движения. У него можно, в конце концов, забрать права. А вот пешеходы у нас почему-то за свои правонарушения ответственности никакой не несут. У меня, например, куча знакомых. Я не знаю ни одного человека из своих знакомых, которого бы пешего оштрафовали за нарушение правил дорожного движения.

Яковлев: Много лет назад меня самого оштрафовали. Но я переходил дорогу прямо у «Белого дома», надо признать.

Лена Миро: Значит, вы первый и единственный человек из всех, кого я знаю, кого оштрафовали пешего за нарушение ПДД. Ведь обычно как происходит? Вот идет мальчик, девочка, тетка, бабушка, дядька, проститутка – неважно. Переходит дорогу в неположенном месте, нарушает, создает аварийную ситуацию. Что бедному ГИБДДшнику делать?

Штрафовать его? Как? Устанавливать его или ее личность? У нее или у него может не быть с собой паспорта. Что ему делать в таком случае? Тащить его в околоток, в участок? А кто тогда станет за дорогой следить? И в результате пешехода, который часто, ступая даже на «зебру», не смотрит на светофор, а еще чаще вообще не ступает на «зебру», а перебегает перед машинами дорогу, действительно ставя себя в положение кегли и накладывая на водителя ответственность за свою жизнь, мне кажется, это не есть хорошо.

Яковлев: Следующая ваша инициатива. Начну с последнего «Так мы избавим центр от мерзотнейших старух и прочей нечисти в виде честных, но гордых людей без двойных стандартов, для которых существует прекраснейшая станция Бирюлево-Товарная». Вы говорили о том, чтобы сделать вход в центр Москвы платным, поставить автоматы: опустил жетончик – пройди. Это ваше предложение.

Лена Миро: Это часть моей интернет-провокации, которая была нужна (еще раз подчеркиваю) для того, чтобы привлечь внимание к действительно серьезной проблеме. Да, она выражена в такой клоунской форме, но, конечно же, никаких фейс-контролей не может быть на вход в центр Москвы. Никаких квот по 200 баксов за въезд в центр нет и быть не может. Мне это нужно было для скандала. Скандал я получила, получила эфир, а теперь имею возможность говорить серьезно все, о чем думаю. Я считаю, что весь наш центр захвачен чиновниками и конторами. И там сейчас очень сложно припарковаться. Вот, например, наш мэр Собянин. Первое, что он сделал, когда пришел, или одна из первых его инициатив, которые он сделал, когда пришел на эту должность, он отгородил… В начале Тверской была прекрасная общественная парковка, он ее отгородил для членов Госдумы. Например, у нас по Дмитровке в будний день, если вы пробовали проехать, это очень сложно. С одной стороны там стоят заборчики, парковка для работников прокуратуры, с другой стороны, по-моему, Совет Федерации. И куча контор. Если мы отбросим чиновников, в центре еще куча ресторанов. Тебе не надо в ресторан, но они захватили места под парковки. Если ты попробуешь там припарковаться, то выбежит какой-то мальчик и будет требовать у тебя убрать машину, если ты не идешь в ресторан. Собственно, почему?

Я понимаю, что невозможно всем платить за эту парковку, но можно сделать въезд в центр Москвы платным, как это в Лондоне, например, и ничего в этом страшного нет. Тогда мы очистим центр Москвы от такого количества транспорта, тогда там станет чище воздух, там будет спокойнее, свободнее нам, пешеходам, передвигаться. И, в конце концов, это не так плохо. Я вообще ратую за здоровый образ жизни. Что у нас происходит? У нас офисный люд очень неспортивен. Пусть оставят машину за пределом Садового кольца и пройдутся пешочком.

Яковлев: Вы говорите о въезде. А тут речь идет о том, чтобы вход в центр Москвы сделать платным.

Лена Миро: Я же вам объяснила. Мне нужно было создать вокруг себя шумиху, чтобы получить эфир.

Яковлев: То есть это дешевая провокация, на которую все повелись?

Лена Миро: Она, может быть, не такая уж дешевая, раз на нее все повелись.

Яковлев: Извините, а что проще может быть того, чтобы пожилых людей называть кеглями, падлами, мерзотнейшими старухами и т.д.?

Лена Миро: Еще раз говорю, это не пожилой человек. Это человек, который нарушил правила дорожного движения.

Яковлев: В этом посте вы прежде всего унижаете пожилых людей тем, что можете называть их падлами, кеглями, мерзотнейшими старухами.

Лена Миро: Нет, это не так. Если бы это был подросток, я бы назвала его прыщавым ублюдком, например. Какая разница? Я унижаю нарушителей правил дорожного движения…

Яковлев: Говоря о старухах.

Лена Миро: Потому что это старуха их нарушила в данном случае.

Яковлев: То есть все-таки старуха.

Лена Миро: Неважно. Пожилая женщина.

Яковлев: То есть все-таки пожилую женщину вы называете кеглей, падлой, мерзотнейшей старухой, а потом говорите: это провокация, чтобы все повелись.

Лена Миро: Я могла бы назвать и, скажем, молодого человека в прыщах прыщавым ублюдком. Тут главное было подобрать эпитет, который бы, скажем так, взволновал общественность. Взволновал общественность настолько, чтобы они начали бурлить вокруг этой темы и хоть немножко задумались. Потому что, если бы я написала, скажем, так: вот я ехала на машине, передо мной переходил улицу такой-то человек неправильно, на красный свет. Ну, было бы у меня по 150 комментариев. Этот пост не стал бы общественным явлением. Чтобы стать общественным явлением, может быть, и нужно сделать вокруг себя такую провокацию. Она может быть дешевой, недешевой, но результат у нее такой, что я в эфире не одного центрального канала.

Яковлев: Да, это правда. Может быть, потом перейти на Русскую православную церковь, на верующих? Ведь вы так можете говорить о любой инициативе с помощью таких провокаций. Давайте, вы в следующий раз скажете какие-нибудь «приятные» вещи о вере, о православных, о мусульманах.

Лена Миро: Кстати, вопросов веры я никогда не касаюсь.

Яковлев: То есть старушек трогать можно, а веру нельзя?

Лена Миро: Почему старушек?

Яковлев: Вы сами только что признались, что речь говорили все-таки о пожилом человеке.

Лена Миро: Да при чем тут пожилой человек, не пожилой человек? Есть нормы какие-то. Ну, не трогаем мы религиозные конфессии, например. Это опасная, скользкая тема. Что вы пристали к пожилому человеку? Знаете, у нас народ очень жалостливый, у нас люд российский очень жалостливый. Он не любит часто зрить в корень, а любит сирых, убогих и юродивых. Возвести, например, такого же правонарушителя в ранг сирых, убогих и юродивых. Хотя на самом деле мы кого видим? Мы видим правонарушителя. Действительно, была «зебра», был красный свет и был рядом пешеходный переход. Но все кинулись жалеть старушку, хотя той же самой старушке, или старухе, или мерзотнейшей старухе (я как угодно могу ее назвать) впору ходить в церковь и до конца жизни ставить мне свечку за ее здоровье. Я знаю, что вокруг меня куча автомобилистов, которых раздражает такой беспредел со стороны пешеходов.

Яковлев: У нас есть звонки.

Константин: Я с вашей гостьей даже дискутировать не хочу. Кстати, вы немножко упали в моих глазах, потому что таких людей приглашаете. По поводу того, что она сама себе противоречит, и очень много клоунских каких-то высказываний, типа я люблю Путина…

Лена Миро: А почему это клоунское высказывание?

Константин: Девушка, вы же сами себе противоречили. В центре Москвы офисы и т.д. Кто это все развел? Да ваш Путин.

Лена Миро: Мой Путин это развел?

Константин: Да.

Лена Миро: Путин, кстати, только и делает, что борется с правовым нигилизмом на дорогах.

Константин: Честно признаюсь, не стоит в следующий раз таких гостей приглашать. Это не то что провокатор, это настолько мелкая личность, которая…

Лена Миро: А почему же вы позвонили, если я такая мелкая личность? Вы бы меня проигнорировали, Константин. А вы вот звоните в эфир и сопли жуете, наезжаете на меня, на премьера. Еще на кого вы наедете?

Константин: Девушка, у вас идет словесный понос.

Лена Миро: Нет, у меня не идет словесный понос. А вот у вас идет какое-то невнятное блеяние.

Константин: Касательно Путина. Девушка говорит: я за Путина, бла-бла-бла. Знаете, когда он пришел, мне было 24 года. Я предприниматель, достаточно не бедный человек в этой стране.

Лена Миро: Какой у вас доход среднегодовой?

Константин: 30 миллионов.

Лена Миро: Пришел Путин и позволил вам иметь такой среднегодовой доход. И он для вас плохой?

Константин: Солнце вы мое! Я сейчас уеду в Польшу, там открываю фабрику.

Лена Миро: Ну и езжайте в свою Польшу, открывайте там фабрику.

Константин: Да вы дослушайте. Потому что я не могу в России эту фабрику открыть.

Лена Миро: Ну и уезжайте, ради бога. Путин пришел к власти, когда вам было 24 года…

Яковлев: Лена, к вам можно по-разному относиться, большинство вас, без сомнения, ненавидят.

Лена Миро: Не факт. У меня есть очень яркие сторонники, особенно среди женщин, которые благодаря мне потеряли вес и стали выглядеть хорошо.

Яковлев: Сколько таких женщин?

Лена Миро: Я не скажу, что это очень много, но в день я и в личку, и в блог получаю где-то от 5 до 10 благодарных писем. Все началось с того, что я написала пост о том, что жирной быть нехорошо, толстой женщине быть нехорошо, если она может быть худой, красивой и спортивной. Я начала говорить о том, что быть неспортивным – это стыдно. И начала их обзывать: свиньи, твари, жрете, кому вы нужны, вас никто не хочет, вы делаете из мужчин импотентов. Была волна просто недовольства. И, тем не менее, они это все пережили. Теперь моих постов по спорту, по фитнесу, по бегу ждут каждый день. И пишут мне о том, что спасибо, я 4 месяца назад записалась в тренажерный зал из-за тебя и похудела на 15 кг. И это, наверное, самая главная сейчас вещь и стимул, который заставляет меня и мотивирует вести этот блог дальше.

Яковлев: Вы в то же время замечательный пиар-проект, о вас очень многие заговорили. С чего все началось?

Лена Миро: Все началось с того, что я написала книжку «Мальвина и Скотина», довольно автобиографичную, но не совсем. Про меня с какими-то преувеличениями и недосказаниями, но очень честную и откровенную книжку. И начала рассылать ее по издательствам. Ее хотели купить три издательства. В результате я выбрала питерское издательство «Амфора», и они подписали со мной договор в декабре 2009 года. И сказали, что книжка выйдет в апреле следующего года. И я создала ЖЖ для того, чтобы покидать туда кусочки своей книжки. За месяц до того, как эта книжка выйдет. Я думала, покидаю кусочки из книжки, пораскручиваю немножко, и как только книжка выйдет, я это дело закрою. И издательство все откладывало и откладывало выход этой книжки. В результате она вышла, по-моему, не в апреле, а в октябре, а меня уже ЖЖ затянул, и мне уже было жалко бросать блог. Собственно, теперь он уже есть отдельно.

Яковлев: У нас звонок от Константина.

Константин: К первому вопросу относительно старых кеглей и т.п. Эта дама изучала правила дорожного движения. Что там сказано? Если ты садишься за руль какого-нибудь транспорта, то ты ответственен, потому что это повышенная ответственность, хотите вы этого или нет. Есть закон. И так же по поводу парковок. Никто не соблюдает знаки и т.п.

Лена Миро: Вы что хотите сказать, я не пойму. Вы сказали, что есть вопрос. Задавайте его.

Константин: Вы обзываете каких-то старушек.

Лена Миро: В чем вопрос ваш?

Константин: Вопрос о знании правил дорожного движения. Если даже пешеход переходит не в положенном месте, водитель ответственен.

Лена Миро: Да, я согласна. Еще раз повторю. Я согласна, что водитель ответственен за жизнь пешеходов. Но если пешеход нарушает ПДД, подвергает свою жизнь опасности и т.д., водитель, даже если он его сбивает, берет грех на душу. Посадят его, не посадят. Если это ДТП по вине пешехода, то, конечно, водителя не посадят. Но он уже взял грех на душу. В конце концов, почему ответственность лежит только на водителях? Меня это очень сильно беспокоит. Почему не на пешеходах?

Яковлев: Кирилл, вы в эфире.

Кирилл: Ситуация, конечно, смешная с вашей гостьей. Есть соблюдение Административного кодекса, и тут же нарушать его, оскорбляя в эфире других граждан, - это оригинально. А вообще-то, ребята, вам не повезло. Такое впечатление, что, пригласив эту гостью, вы наступили в кучу говна. До свидания.

Яковлев: Вы как-то написали открытое письмо Путину в своем блоге, посвященное Навальному.

Лена Миро: Да, писала.

Яковлев: Что за письмо? Уже не помните?

Лена Миро: Я помню. В Интернете были какие-то сообщения о том, что идут какие-то атаки, дос-атаки на ЖЖ, потому что преследуют Навального. Я считаю, что это сильно много чести Навальному. И никто таким образом Навального преследовать не будет. А внимание Навальному сейчас в Интернете очень и очень много. Мне он, честно говоря, надоел. Мне просто надоело, что он забивает топ. Я его не читаю, я не совсем понимаю, про что он пишет, мне это неинтересно, но меня как блогера он бесит. Просто задрали политиков вот такой.

Яковлев: Но вы сами в то же время занимаетесь политикой, поддерживая Путина и будучи членом «Единой России».

Лена Миро: Ну да.

Яковлев: Владимир Иванович, вы в эфире.

Владимир Иванович: Я доктор политических наук, профессор, участник войны в Афганистане, патриот России. Уберите этого морального урода из эфира. До свидания.

Лена Миро: До свидания.

Яковлев: Что-то можете сказать?

Лена Миро: Я уже сказала, что анонсировала этот эфир у себя в Интернете. Меня читает очень много обиженных на меня людей. Потому что я бью по больному, я задеваю их какие-то струны, а они даже не ленятся в свой выходной день позвонить и высказать мне свое неудовольствие.

Яковлев: Это всё зависть.

Лена Миро: Нет, это не зависть. Я же не столько тупая овца, чтобы говорить: ой, мне завидуют. Нет, это значит, что я затрагиваю те проблемы, которые их волнуют, когда они не могут молчать. Может быть, где-то они чувствуют, что в чем-то они не состоялись.

Яковлев: В продолжение темы цитата от вас: «Короче, вот что я предлагаю. Избранным бабенкам типа меня предоставить в пользование по отдельному мужчине, а унылым типа вас – по одному на несколько человек, в зависимости от вашего возраста, хозяйственно-бытовых навыков и сексуальных умений. А то овцы пуховые меня, оленёночка, смущаете…»

Лена Миро: Ходите недотраханными, меня, оленёночка, смущаете.

Яковлев: Не решился я процитировать полностью. Спасибо, что дополнили. Вы подписываетесь под этими словами?

Лена Миро: Как я подписываюсь? Ржу я, конечно. Это очередная моя провокация, но за ней стоит глубокий подтекст.

Яковлев: Какой подтекст?

Лена Миро: Конечно, я понимаю, что законодательно это невозможно, это неправильно и неумно, но подтекст тут такой. Тетки, работаем над собой. Тетки, не расслабляемся. Тетки, пашем в тренажерном зале. Тетки, следим за собой, учимся, читаем, становимся красивыми. Женщина не имеет права быть некрасивой. Она пришла в этот мир для того, чтобы делать его, и своим внешним видом тоже, лучше. Мне жалко, стыдно и неприятно смотреть на неухоженных женщин, которые забыли свою женскую сущность. Но при этом они чего-то требуют от мужчин. При этом у них все мужики козлы, импотенты, дебилы и т.д. Начните с себя, хотя бы похудейте.

Кстати, если уж мы начали говорить про партию. Я очень большой временной период своей жизни провела в металлургическом моногороде под названием Старый Оскол, 300 тыс. населения. Крупный металлургический комбинат, два горно-обогатительных комбината. Да, у нас мэр-единоросс, у нас в этом городе много членов партии стоит у руля. И слава богу. И не надо думать, что… Я не знаю, как выглядят члены «Единой России» и депутаты от «Единой России» там, в Москве, на московском уровне, но если мы берем вот такие провинциальные города, где ребята-металлурги, в касках… Это обычные ребята, которые пашут на заводе, на комбинате, которые занимаются спортом очень много, которые пропагандируют здоровый образ жизни. Это не забронзовевшие бонзы, ожиревшие и потерявшие голову от своих чинов и доходов. Это нормальные парни, которые делают свой город и мир вокруг себя лучше. Например, город Старый Оскол. Был этот кризис в металлургии и вообще мировой финансовый кризис. Так вот, благодаря грамотному управлению и разруливанию ситуации, как на заводе, так и в области и на уровне города, город пережил это сравнительно без потерь, люди не теряли в зарплате, люди продолжали выплачивать свои кредиты, ипотеки. И я не понимаю, почему идут какие-то нападки на партию.

Кому, собственно говоря, на Руси жить плохо? То, что делает эта либшиза, либералистические педерасты, простите за выражение в Интернете.

Яковлев: Вы считаете, это допустимо? Вы считаете, допустимо на всю страну называть сторонников той или иной партии, той или иной политической идеологии вот так вот? Вы считаете это допустимым?

Лена Миро: Я считаю, что иногда они перегибают палку. Я могу на эмоциях их так назвать. Они только критикует.

Яковлев: Вы бабушек называете кеглями, и признали это.

Лена Миро: Не бабушек.

Яковлев: Вы бабушек называете падлами. Вы людей называете мерзотнейшими старухами. Огромное количество избирателей называете тем словом, которое вы произнесли на всю страну. И вы считаете это допустимым?

Лена Миро: Я считаю, что называть правонарушителей кеглями и мерзотнейшими старухами можно.

Яковлев: Пожилых людей?

Лена Миро: Правонарушителей.

Яковлев: Это была пожилая женщина. Вы ее назвали гнусной старухой.

Лена Миро: А если бы это была молодая женщина, это что-нибудь изменило бы?

Яковлев: Может быть. Но вы пожилого человека назвали. Может быть, это ветеран войны. Откуда вы знаете, кто это такой, почему она переходила дорогу? Почему вы в принципе допускаете себе это и здесь это повторяете? Огромное количество электората, которые придерживаются критической позиции по отношению к власти, вы называете так, как вы их называете.

Лена Миро: Потому что они что делают? Они только и делают, что критикуют. Они могут только критиковать. Выдвинули бы они какие-то инициативы…

Яковлев: Поэтому их надо называть… Как вы их называете?

Лена Миро: Либералистическими шизоидами и педерастами.

Яковлев: То есть, если человек критикует, значит, он то, что вы только что произнесли? Вам не стыдно перед всеми этими людьми, перед миллионами людей?

Лена Миро: Нет, мне не стыдно. Потому что мне стыдно, когда люди от нечего делать сидят на диванах и ругают власть просто потому, что они ее ругают. Потому что модно ругать власть. Да, сейчас ругать власть модно. Но посмотрите, как Россия пережила мировой финансовый кризис. Она нормально его пережила.

Яковлев: Почему все те, кто критикует власть, обязательно лежат на диванах? Там что, нет докторов наук? Нам доктор наук звонил в эфир. Там нет ученых, нет спасателей? То есть, если ты критикуешь власть, значит, ты то, что вы произнесли в эфире?

Лена Миро: Нет, не обязательно.

Яковлев: Вы только что это произнесли. Три минуты назад. Вы сказали: они практически все… И повторили это в эфире на всю страну.

Лена Миро: А что они сделали? Они умеют только критиковать. Вы назовёте мне хоть одну партию с внятной идеологией, кроме «Единой России»?

Яковлев: У нас в стране есть только одна партия – «Единая Россия»?

Лена Миро: Нет, не только одна.

Яковлев: С внятной идеологией?

Лена Миро: Я не вижу ей альтернативы. Я вижу четкую идеологию этой партии. Я вижу четкую программу этой партии.

Яковлев: В чем? Процитируйте, пожалуйста, программу партии «Единая Россия». Вы же член партии.

Лена Миро: Я не буду. У меня нет ее перед глазами.

Яковлев: Вы не помните. Но вы за нее голосуете.

Лена Миро: Да. Я и буду за нее голосовать.

Яковлев: Вы не помните ее программу?

Лена Миро: Нет, я на память, конечно, не помню. Я вижу, как живет народ. Вот вы сидите сейчас в Москве, я сижу сейчас в Москве. У меня перед глазами целый город, Старый Оскол, в котором «Единая Россия» занимает очень прочные позиции. Вы поезжайте и посмотрите, как этот город живет. Это маленькая Швейцария.

Яковлев: Старый Оскол - это маленькая Швейцария?

Лена Миро: Да.

Яковлев: У «Единой России» нет ошибок? Она везде у нас устроила маленькую Швейцарию? Что, нет проблем?

Лена Миро: Есть. Но она берет за них ответственность. И она эти проблемы решает. А сидеть и критиковать может каждый. Вы посмотрите, что делается на местах. У меня перед глазами один этот город. Мировой финансовый кризис ни по одной из областей не ударил так сильно, как по металлургии. Я сама работала на металлургическом комбинате, я знаю, что такое, когда сталь. Он же ударил по автопрому. Например, Оскольский электрометаллургический комбинат - я сейчас там уже не работаю, но когда я работала, он поставлял высоколегированные стали на гиганты мирового автопрома.

Яковлев: И что же?

Лена Миро: И вот когда грянул кризис, конечно же, заказов было меньше. Но завод это пережил, люди это пережили, уровень жизни не упал.

Яковлев: И поэтому всех тех людей, которые критикуют, мы называем так, как называете вы их?

Лена Миро: Ну, критикуют. Сделайте что-нибудь. Выйти на митинг, выклянчить себе площадь, чтобы выйти на митинг – это проще всего. С плакатиками выйти, возле зала суда постоять, еще что-то поделать.

Яковлев: То есть коммунистическая партия, «Яблоко», «Правое дело», «Справедливая Россия», ЛДПР, внесистемная оппозиция – это всё вы называете одним словом?

Лена Миро:Нет. Я называю так критикующих, которые ничего не делают. Если они что-то делают – ради бога.

Яковлев: Вы только что сказали, что демшиза – это все …

Лена Миро: Вообще я имела в виду под демшизой тех, кто лежит на диване в Интернете, те, которые мне сейчас звонят.

Яковлев: Вам доктор наук звонил.

Лена Миро:А вы уверены? Вы видели его диплом?

Яковлев: То есть вы не верите, что это доктор наук?

Лена Миро: Во-первых, он представился профессором. Может, и есть, может, и нет. Но если он профессор и доктор наук, пожалуйста, сделайте что-нибудь полезное для государства, примените как-то свои таланты. Лежать на диване и ругать – это самое простое. Критиковать в период кризиса – это самое простое. Поднимать свои рейтинги перед выборами, например… Смотрите, проще всего поднять рейтинги, кого-то обругав.

Яковлев: Вы сами это делаете. Вы только что признали, что захотели себе поднять рейтинг, чтобы о вас все говорили. Поэтому написали «мерзотнейшая старуха», «падла», «кегли» и .д.

Лена Миро: Вы меня не передергивайте, пожалуйста. Я сказала, что хотела привлечь внимание к серьезнейшей проблеме, которая называется правовой нигилизм на дорогах.

Яковлев: Вы сказали, что хотели книжку продать и бабла заработать.

Лена Миро:Нет, книжку я хотела продать и бабла заработать еще задолго до того, как появился этот пост.

Яковлев: И поэтому вы говорили о том, что избранным бабенкам предоставить в пользование по отдельному мужчине, а унылым типа по одному на несколько человеку. Все эти оскорбления…

Лена Миро: Какие это оскорбления?

Яковлев: Вы считаете, это нормально – вот так публично выступать?

Лена Миро: Я в Интернете могу написать вот такой пост. Почему, собственно, нет? Чтобы мотивировать баб заниматься собой. Это плохо? Вам нравятся красивые женщины?

Яковлев: Конечно.

Лена Миро: Всем они нравятся. Почему не окружить мир красивыми женщинами? Я сейчас, например, с самолета. Я красивая? Я с прической, я накрашенная.

Яковлев: Вы красивая внешне.

Лена Миро: Уже хорошо. Я хочу, чтобы вокруг женщины занимались собой, а не лежали на диване, пожирая чипсы и шоколадки, и говорили: все мужики – козлы, импотенты. Да начните с себя.

Яковлев: А вы Ксении Собчак не завидуете?

Лена Миро: Нет. А зачем? Я вообще никому не завидую. У меня нет ни одного человека, которому бы я завидовала. Я, кстати, против этого борюсь. Чувство зависти разрушительно, оно разрушает. Те бабенки, толстые, некрасивые, которые пытаются оскорблять женщин, которые занимаются собой, что-то делают, чего-то достигают, они страдают от этого чувства. И вместо того, чтобы растрясти свой целлюлит, они занимаются чем? Тем, что говорят: все женщины, которые занимаются собой, проститутки, недалекие, им ничего не надо.

Яковлев: Елена, спасибо, что пришли сегодня к нам в эфир.

ВЗГЛЯД С 6-ГО ЭТАЖА

Духовный бордель

Браво! Еще один блогер добился высокого внимания глубокоуважаемого общества, доказывая, что большая часть блогосферы из интеллектуального клуба превратилась в большое болото, из которого выныривают монстры. И все больше очарованной российской действительностью публики посещает эти кунсткамеры.

А так как спрос рождает предложение, монстры, гарцующие на потеху зевакам, размножаются с такой скоростью, что слово «блог» скоро станет синонимом «духовного борделя», куда после (или вместо) работы будут тянуться скучающие от жизни граждане за новой инъекцией эпатажа. И это уже въелось в «сетевую» субкультуру. Мой приятель-блогер (не самый циничный среди своих собратьев) прием Лены Миро тоже практикует и называет просто - «г... на вентилятор» (извините). Разлетается широко, пачкает окружающих, люди возмущаются, но обсуждают, обсуждают...

Но самое противное в этой истории вообще не связано с Интернетом. Я почему-то уверен, что Миро не только ради эфира старалась. Она же понимает, что эффекта от этой провокации хватит ну от силы на неделю. Калиф на час! Нет, она искренне писала. Та Россия - с ее ржавыми «девятками», разбитым асфальтом, мужичками у подъездов, бабушками в стареньких пальто - действительно мешает ей жить. По сути, Миро, отбросив приличия, написала то, что скрывает в себе внушительная часть нашей «элиты» и примкнувший к ней «огламуренный» обыватель. Они не жалеют слабых, бедных, больных. Они жалеют только о том, что их пути все еще пересекаются. Только они помалкивают, а Миро пишет открыто.

Владимир ВОРСОБИН

Полностью эфир программы «Один на один» с участием Лены Миро 11 июня 2011 года можно послушать здесь.

Блогер Лена Миро: Я унижаю нарушителей ПДД.Блогер Лена Миро побывала на радио "Комсомольская правда" (97.2 FM).Артем БЕЛОУСОВ

ИСТОЧНИК KP.RU

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

 
Читайте также