Премия Рунета-2020
Россия
Москва
+20°
Boom metrics
Политика4 июля 2011 22:00

Сдаст ли Сербия Косово ради вступления в ЕС?

После ареста Ратко Младича в Белграде осторожно заговорили о новом переделе границ и «окончательном решении» косовской проблемы

И сербские, и албанские политики начали зондировать общественное мнение громкими высказываниями. Не дожидаясь обострений, журналисты «КП» отправились по маршруту Белград - Приштина.

«Пропуск в Европу» нашли в сербской деревне

В сербском общественном сознании «сдача» генерала Младича очень четко увязалась с грядущим вступлением многострадальной страны в ЕС и НАТО. Сербы отреагировали привычно, спустив пар с помощью аэрозольных баллонов с краской. Кажется, в стране не осталось ни одной свободной вертикальной поверхности без граффити «Младич герой!». Правда, самому генералу от этой поддержки не жарко и не холодно. Мнение народа младоевропейских демократов интересует мало. Такой вот парадокс. А недовольных всегда можно запугать. В этом мы четко убедились, побывав на месте пленения генерала.

Поселок Лазарево, что в полутора часах езды от Белграда, встретил нас таинственным безлюдьем. 26 мая здесь был задержан последний ра-зыскиваемый гаагским трибуналом «военный преступник» - бывший начальник штаба войска Республики Сербской генерал Ратко Младич. Деревня сразу превратилась в место паломничества журналистов и патриотов всех мастей. А местные жители поначалу охотно раздавали интервью - сербы вообще народ не самый молчаливый. Однако почти месяц спустя от заезжих репортеров из России здесь едва ли не шарахаются. В пустой кафешке (что совершенно нетипично для Сербии) официант полушепотом задал нам направление к дому, где последние годы, не отращивая, как Караджич, бороду, не делая пластических операций и даже не меняя имени, «скрывался» Ратко Младич. Расплатившись за кофе, мы направились к своей машине, когда из припарковавшегося невдалеке «Фольксвагена» вышел мужчина в футболке с надписью Sochi. «Спортсмен» достал из багажника маленькую видеокамеру и старательно зафиксировал корреспондентов «КП», их авто и номера на нем. Затем также невозмутимо упаковал камеру в багажник, уселся за руль и, не попрощавшись, отбыл в направлении Белграда. Официант уже скрылся за дверью, лязгнув ключом в замке, и, пожав плечами, мы поехали в конспиративную резиденцию генерала, которая в реальности оказалась простым сельским домиком-пристройкой. Во дворе стояли советский велосипед «Урал» и небольшой трактор. На стук в дверь хозяин дома не вышел, как и его соседи. Правда, женщина, проходившая по пустой улице, сказала, что родственник генерала «в поле». Хотя в доме отчетливо был слышан работающий телевизор. Трое молодых парней, копавшихся в двигателе старенькой «Заставы» в конце улицы, объяснили нам причину необщительности лазаревцев. После выдачи Ратко Младича гаагскому трибуналу в поселок, дескать, приезжали сотрудники БИА (аналог российского ФСБ) и предупреждали, что особо разговорчивые селяне могут запросто загреметь в тюрьму по статье «укрывательство». Впрочем, сами парни не верят, что генерала действительно задержали в Лазарево.

Косово, сербский анклав Прилужье, пока держится. Настрой у местных жителей боевой. Дети уже «патрулируют» улицы родного села.

Косово, сербский анклав Прилужье, пока держится. Настрой у местных жителей боевой. Дети уже «патрулируют» улицы родного села.

- Его тут никто никогда не видел, - заверил нас Бронислав. Да и раньше квартиры, где мог скрываться Младич, штурмовали со спецназом. А тут даже полицейских не так много было. Просто привезли его в нужный момент и объявили об аресте. А так мы слышали, что он много лет жил на военной базе, его, видать, приберегали...

Момент подобрался действительно удачный. Многие сербские политики уже поспешили заявить о том, что последний барьер на пути вступления Сербии в Евросоюз преодолен. А на фоне этого начались беспрецедентные переговоры по Косово, урегулирование отношений с которым, как и выдача Младича, является обязательным условием для вступления в ЕС.

Переговоры между Белградом и Приштиной проходят при содействии Евросоюза, и их формат полностью расписан в специальной резолюции, принятой на Генассамблее ООН. Уже после первых раундов со стороны официального Белграда прозвучали сенсационные заявления. Сначала сербский переговорщик Борислав Стефанович поведал, что одной из тем диалога с Приштиной является возможный раздел Косово на сербскую и албанскую части. Затем глава МВД Сербии Ивица Дачич, политик очень осторожный и скупой на громкие заявления, рубанул по живому: «Полагаю, что единственное реальное решение - оставить сербов в Сербии, а другую часть, где живут албанцы, отделить. Это будет действительный механизм, который позволит решить проблему быстро. Другие варианты станут пустой тратой времени, нам понадобятся годы и десятилетия попыток разрешить возникающие малые проблемы. Таково мое мнение, несмотря на то, что оно не нравится ни Белграду, ни Приштине. Но я политик-реалист и не вижу другого решения». Борис Тадич, правда, в отличие от Дачича высказался более дипломатично: «В стремлении к решению косовской проблемы Сербия не может отказаться от защиты воли и интересов сербов в Косово и Метохии, которые не желают быть интегрированными в односторонне провозглашенное государство Косово».

В политических кулуарах Сербии поговаривают, что без отмашки сверху такие заявления вряд ли возможны. Эксперты даже сходятся во мнении, что идея раздела Косово на северную (сербскую) и южную (албанскую) принадлежит министру иностранных дел Вуку Еремичу. Молодому, подающему надежды политику с хорошим знанием английского языка. С него мы и начали официальную часть визита.

По странному совпадению офис сербского МИДа находится в десятке метров от разбомбленного самолетами НАТО министерства обороны. Немое напоминание дипломатам.

По странному совпадению офис сербского МИДа находится в десятке метров от разбомбленного самолетами НАТО министерства обороны. Немое напоминание дипломатам.

«МЫ ОБЩАЕМСЯ С ПРИШТИНОЙ»

По странному или циничному совпадению здание сербского МИДа находится точно напротив разбомбленного министерства обороны. Серые развалины ежедневно напоминают мидовцам старую формулу: «Война - это дипломатия другими средствами». Поэтому господин Еремич был крайне осторожен в высказываниях:

- Каждый имеет право на свое личное мнение, но официальная позиция правительства такова, что Сербия уважает суверенитет и территориальную целостность всех государств - членов ООН, - встретил нас в своем кабинете глава внешнеполитического ведомства Сербии Вук Еремич. - И границы могут быть изменены только по взаимному договору, а не из-за давления какой угодно стороны, как бы сильна и влиятельна она ни была. Все односторонние изменения границ, как и провозглашение независимости Косово 17 февраля 2008 года, по нашему мнению, являются угрожающими международному праву.

- При этом признание Косово - главное условие вхождения в ЕС…

- Процесс вступления в ЕС достаточно комплексный и технически сложный, - дипломатично заявил Вук Еремич (полное интервью с главой МИД Сербии читайте на kp.ru/6418). - Перед нами еще годы работы, но все препятствия мы будем преодолевать одно за другим и двигаться только вперед. Наша позиция по Косово принципиальна, тверда и основана на конституции Сербии и на международном праве, включающем в себя мнение ООН и резолюцию СБ ООН 1244. Мы готовы к переговорам о будущем статусе Косово, но рамки переговоров основаны в первую очередь на конституции Сербии, решениях сербского парламента и международном праве. Такие инструкции имеют наши переговорщики.

- В чем суть начавшихся переговоров?

- В данный момент рассматривается ряд технических вопросов, решение которых должно облегчить жизнь людям, живущим на территории Косово и Метохии. Это вопросы свободы передвижения, проблемы телекоммуникаций, торговли, энергетики. Мы общаемся с представителями Приштины так, чтобы достичь решения, которое бы не противоречило нашей позиции, которая подразумевает, что Косово - составная часть Республики Сербии. Некоторые сербские политики озвучили собственные точки зрения, может быть, мнения их политических партий, но правительство Сербии имеет одну переговорную платформу, которая основана на конституции Сербии.

Член Радикальной партии Деян Мирович считает, что «Косово уже сдали».

Член Радикальной партии Деян Мирович считает, что «Косово уже сдали».

- Но имеете ли вы влияние на эти территории?

Вук Еремич выдержал тяжелую театральную паузу. Ему не хотелось признаваться в официальных иллюзиях, выдаваемых за действительность:

- Мы заботимся о гражданах Сербии, живущих на территории Косово, независимо от того, где они живут, но, безусловно, наиболее тяжелая ситуация сложилась в анклавах на юге Косово. Мы стараемся помочь им всеми способами - финансово, экономически, посылаем стройматериалы, учебники... Мы приветствуем и гуманитарную поддержку России, которая помогает нашим гражданам в Косово...

В первую нашу командировку в Косово, в 2007 году, мы были в поселке Исток, отстроенном на деньги правительства Москвы. Сербская часть поселка была пуста. Сербы не вернулись домой, потому что одних стен и крыши для нормальной жизни недостаточно. Для этого нужен мир. Поэтому в Истоке на древних фундаментах, оставшихся от снесенных албанцами сербских домов, грелись змеи и было тихо, как в братской могиле.

Министр «нон грата»

Министерство по делам Косово и Метохии поразило своими колоссальными размерами. Правда, уже оказавшись внутри, мы с удивлением узнали, что громадина из стекла и бетона стоит уже много лет полупустая. Когда-то здание строилось для МВД Югославии. А потом такая страна исчезла с карты мира, и власти долго не знали, кого здесь разместить. Новоявленному министерству отдали под кабинеты пару этажей. В гулкой тишине дома-призрака чиновники думают о том, как удержать то, чего давно уже простыл след. Хотя косовская политика Сербии оказалась не так проста, как кажется на первый взгляд. Нынешним сербским властям пока выгодны сербы в косовских анклавах - иначе не будет предмета для торга. Поэтому правительство Сербии, к слову, ежемесячно выделяет на каждого серба в отколовшемся крае по 110 евро. На семью получается уже приличная сумма. Если в «материковой» Сербии средняя зарплата 300 евро в месяц, то в Косово на эти деньги можно жить, мало в чем себе отказывая. У нашего собеседника, министра Горана Богдановича, в Косово мать, жена, сын, дом, хозяйство. Вот только пересекать пограничную реку Ибр ему запретили приштинские власти. И в ситуации, и в нашем разговоре было что-то абсурдное. Это чувствовалось, и министр постарался закруглить разговор как можно скорее, хотя изначально сообщил, что во времени не ограничен.

Глава сербского МИДа Вук Еремич настроен на долгие годы переговоров с албанцами.

Глава сербского МИДа Вук Еремич настроен на долгие годы переговоров с албанцами.

- Господин министр, насколько достоверна информация, что сербов будут переселять на север Косово? Произойдет «размен территорий»...

- Нет, такого не будет. Как подтверждение моих слов - мы сейчас активно вкладываемся в развитие анклавов. Строим жилье, организовываем рабочие места. Нам важно, чтобы сербское население осталось в анклавах. Сербия никогда не откажется ни от Косово, ни от его святынь.

- Сейчас ваше министерство активно ведет переговоры с Приштиной и ЕС. Если не секрет, что вы обсуждаете?

- Это не политические переговоры. Все наши переговоры с Приштиной не касаются признания Косово ни де-юре, ни де-факто. Наше министерство стремится облегчить жизнь простых людей в Косово. Решить вопросы связи, телекоммуникаций, свободы передвижений, безопасности. Без албанских властей мы эти вопросы решить не можем.

Наш собеседник уже в пятый раз посмотрел на часы.

- Сейчас фиксируются какие-то инциденты, насилие, грабежи в отношение сербов?

- К сожалению, права сербов до сих пор нарушаются албанской общиной. Очень много захваченного имущества. Люди не могут вернуться в свои дома, обрабатывать свою землю. Правда, за последний год стало меньше уличного насилия в отношении сербов.

- Выставлялись ли Сербии такие условия - «прием в ЕС при отказе от Косово»?

- Я много общаюсь с европейскими политиками и ни разу не слышал от них подобных заявлений. ЕС не хочет принимать к себе государства с территориальными проблемами, но официально такие условия Сербии не выставлялись. Хотя политики из стран, признавших Косово, регулярно позволяют себе делать такие заявления. Но это лишь их частное мнение.

Министр сравнил время на наручных и настенных часах. Мы встали и откланялись.

В ЕС не хотят только экстремисты

После «постных» разговоров с министрами мы увидели настоящее пламя сербской «реальной политики».

- Это было неофициальное заявление, но произнести такие слова вслух, без одобрения президента, министр Дачич, конечно, не мог, - заверил корреспондентов «КП» член оппозиционной Радикальной партии Деян Мирович. - И никакого порицания не понес. По-моему, это был знак Евросоюзу: «Мы готовы пойти на уступки по Косово»! Думаю, это заявление - ловушка для нашей страны. Ловушка, которую организовали США и Евросоюз. После сдачи Младича заместитель голландского министра иностранных дел заявил: «Это неплохо, дальше надо говорить о Косово. Было бы хорошо, если бы Сербия подписала с Косово какое-нибудь соглашение, как с независимым государством». Вчера в Белграде был заместитель иностранных дел Германии, и он сказал, что «если Сербия хочет вступить в Евросоюз, ей нужно согласиться, что Косово - это государство». А основной лозунг президента Бориса Тадича звучит так: «И Сербия, и Косово вместе в Евросоюзе!» Это же настоящая манипуляция сознанием!

- Думаете, членство в ЕС для Сербии не так уж необходимо? Визовый режим отменен два года как. Зачем?

Горан Богданович, министр по делам Косово и Метохии, коренной косовар, которому запрещен въезд на территорию квазиреспублики.

Горан Богданович, министр по делам Косово и Метохии, коренной косовар, которому запрещен въезд на территорию квазиреспублики.

- У меня ощущение, что вступление в Евросоюз для нынешней власти Сербии - это какой-то фетиш. Потому что единственное, что мы слышим от властей: «Потерпите. Как только вступим в Евросоюз, все будет иначе!» Для серьезного человека это не аргументы. При этом фетиш активно поддерживается масс-медиа, и установки формулируются такие: «Если ты не хочешь в Евросоюз, значит, экстремист, враг Сербии, «голос Милошевича и темного прошлого».Впрочем, радикальный политик считает, что время окончательной сдачи Косово еще не пришло и для правительства будет равносильно самоубийству. Если на митинг за одного генерала Младича вышли 20 тысяч человек, что случится, если власти подарят Приштине сербские земли, святыни и в придачу 100 тысяч соотечественников? А может, косовские сербы, наоборот, хотят в ЕС? Или их в Косово уже не осталось?

Мы взяли в белградском прокате «Ситроен» канареечного цвета, благоразумно умолчав о цели нашего путешествия. Знакомые сербы решили, что мы спятили:

- В Косово? Русские? На машине с белградскими номерами? Езжайте, мы вам такие поминки устроим!

КОГДА ВЕРСТАЛСЯ НОМЕР

Министры иностранных дел Сербии и Косово подписали договор о свободном пересечении границ гражданами этих стран, обоюдном признании дипломов об образовании и удостворений личности. Договор подписан при посредничестве европейских политиков и является одним из неофициальных условий для вступления в ЕС.

(Окончание в следующем номере)

Смотрите также фотогалерею Безликий Белград