Звезды

Ну и какой же без Джима Моррисона Doors?

В Москве прошел концерт Рэя Манзарека и Робби Кригера - это все, что осталось нам от культовой группы из знаменитых хипповых "шестидесятых"

Только плохой человек не поверит мне - я дорзоман по самые пятки. А они сверкали, когда я опаздывал на концерт. Прошло уже сорок минут с тех пор, как на сцене московского "Крокус Холла" некто очень похожий на Джима Моррисона его же голосом выводил знаменитые хиты.

Я это увидел, когда с трепетом ворвался в зал. Ни дать, ни взять - Моррисон вылез из своей уютной парижской могилы, чтобы зажечь в Москве. Зрелище завораживало. Но буквально через песню... Это не то, чтобы чары расстаяли. Это как бывает в тех сказках - вот видишь прекрасную девушку, а потом бац - а в зеркале отражается мертвецкая старушенция.

Только на сцене были такие ладненькие, сухонькие старички. Клавишник тех самых "Дорз" Манзарек и автор бессмертной "Light my fire" гитарист группы Кригер. Кроме Моррисона в "Дорзе" еще был и барабанщик - Дэнсмор, но он считает подобные концерты извращением. Так вот - эти двое (ну что сказать) - они были прекрасны. Мастерство, талант! Они наняли очень похожего на Моррисона чувака из одной лос-анджелеской группы, барабанщика нашли неплохого. И вот как будто "Дорз". Да вот только какой это "Дорз" без Джима?

Пока со сцены звенела трель электрооргана, я с тревогой думал: ну что не так? Ведь все же по-честному. Манзарек еще накануне всем в интервью говорил: концерт приурочен сороковой годовщине, как умер Моррисон. Мол, приходите вроде как на поминки. Споем песни ставшие гимнами у "детей цветов"...

"Ай лав ю, ребята!" - с хорошим таким уральским акцентом заорал мужик лет сорока в соседнем ряду. И я сразу понял, что не так.

Во-первых, я и тот, кто на сцене выдавал себя за Моррисона, мы оба были чертовски трезвы. Я бы добавил - омерзительно трезвы для подобного случая. Короче, ни настоящий Моррисон, ни я, который бы пошел на его концерт, такого бы себе не позволили.

Во-вторых (хотя это и вытекает логично из первого), все вокруг было какое-то стерильное, прилизанное. Повзрослевшие хиппари сидели в удобных креслах, их постаревшие кумиры тоже не особо хулиганилы со сцены. Вот был бы Джим! Подумалось мне, а потом взгрустнулось. Очевидно, что я опоздал на этот концерт не на сорок минут, а на сорок лет. Впрочем, как и все, кто был в зале...