Колумнисты

В огороде и в Киеве

Международно знаменитый российский документалист Виктор Косаковский показал в Венеции снятый в Аргентине, Чили, Китае, Новой Зеландии, Африке, а также на Байкале и Гавайях фильм «Да здравствует антиподы!»

В основе картины — спортивный интерес персонажа Луиса Кэрролла: что будет если проткнуть Землю и выйти с другой стороны? что происходит на противоположном конце Земли? Как показал фильм Косаковского, ничего особенно интересного. Во-первых, «чистых» антиподов не так уж много, поскольку все-таки большую часть поверхности земли составляет вода. А где с обоих концов суша — там пасутся овцы и люди живут.

В забытом богом аргентинском местечке — мост еле-еле стоит и по нему раз в час проезжает дребезжащий драндулет, а на другом конце, в постиндустриальном китайском Шанхае — самый длинный в мире мост и машин на нем просто не счесть! В горной испанской местности много тысяч лет лежит пузатая каменюка, а на новозеландское побережье зачем-то выбросился похожий на нее, каменюку, суицидально настроенный кит. У нас на Байкале тетенька с заехавшей из города в гости дочкой любуются чарующей озерной красотой, а в чилийской Патагонии дяденька глазеет, наоборот, на величественно парящих в небе кондоров.

Что будет если проткнуть Землю и выйти с другой стороны?

Что будет если проткнуть Землю и выйти с другой стороны?

Очень деликатно, не прессингуя, Косаковский рифмует крупные планы морщинистой слоновьей кожи (Ботсвана, Африка) с кадрами ползучей черной лавы, извергнутой вулканом на Гавайях. Столь же деликатно, с почтительного расстояния отслежены трагические судьбы животных (умершего кита распилили и закопали, убежавшую из дома собаку поглотила вулканическая лава). Некоторый перебор крутящихся камер, призванных подчеркнуть мотив сходства противоположностей, можно оправдать стремлением автора создать максимально доходчивый зрительский, но при этом интеллигентный фильм. Заманить зрителя в кино на документальный фильм — задача не из легких, и Косаковскому, чью технически безукоризненную, великолепно, на широкую европейскую ногу снятую картину показали в Венеции сразу после «Мартовских ид» Джорджа Клуни, это точно удалось.