Звезды

Соски и челюсти

В конкурсе Венецианской Мостры классики по всем статьям проигрывают молодым

Тенденция последних лет: на главных фестивальных площадках мира самые титулованные, международно признанные режиссеры практически перестали быть поставщиками главных сенсаций - самых лучших, самых интригующих фильмов, открывающих в кинематографе новые горизонты и перспективы. Чаще всего это усталая переработка уже отыгранных сюжетов, мотивов и тем.

78-летний Роман Поланский неоднократно помещал своих персонажей в закрытые пространства («Отвращение», «Ребенок Розмари»). Сейчас он без отрыва от заточения в связи с не имеющей, как оказалось, срока давности историей с педофилией, снял симпатичную, остроумную (но никак не более) камерную комедию нравов «Бог резни», чье действие тоже происходит в одной квартире.

Прекрасный актерский ансамбль (Джоди Фостер, Кейт Уинслет, Кристоф Вальц, Джон С. Райли) честно разыгрывает комическую ситуацию разборок двух семейств, повод для которых яйца выеденного не стоит (дети подрались, потом помирились). Маски буржуазии будут в очередной раз сорваны, а в виде апофеоза Кейт Уинслет смачно блеванет на альбом австрийского художника Кокошки, над которым трясется героиня Джоди Фостер (это же станет и главным аттракционом картины).

Кадр из фильма «То лето страсти»

Кадр из фильма «То лето страсти»

На «резню» это действо совсем не тянет, максимум - на стариковское «раздражение», как подметил обозреватель журнала «Тайм».

В «Опасном методе» 68-летнего Дэвида Кроненберга доктор Юнг (Майкл Фассбендер) лупцует привязанную к кровати пациентку-мазохистку (Кира Найтли) ремнем по худому заду — по ее же, заметим, просьбе. Девушку в четырехлетнем возрасте начал поколачивать родной отец, что доставляло ей странное наслаждение. А еще, как заключает доктор Фрейд (Вигго Мортенсен), у нее «анальная фиксация» и тяга к мастурбации. Сыгранная Найтли болезненная русская еврейка по имени Сабина Шпильрейн является, как Фрейд и Юнг, реальным историческим персонажем. Вылечившись от психической болезни она уехала из Австрии в Советский Союз, где стала одним из первых врачей-психоаналитиков и была убита фашистами в Великую Отечественную войну.

Автор «Мухи» и «Голого завтрака» умудрился сделать на таком выигрышном материале очень академичный и скучноватый «костюмный фильм», тоску от которого не могут развеять даже явленные на всеобщее обозрение бледные сосцы Киры Найтли. Еще большую нагрузку несут на себе ее челюсти — актриса старательно выпячивает их в тщетных попытках убедительно изобразить сумасшествие Шпильрейн и обуревающих ее сексуальных демонов. Актерские усилия такого рода обыкновенно вознаграждаются «Оскаром», на который, по всей видимости, и покушаются Кроненберг вместе с Найтли, решившей завоевать себе славу «радикальной» европейской артистки.

"Опасный метод". Кадр из фильма

"Опасный метод". Кадр из фильма

Таковой уже давно является Моника Белуччи — одна 10-минутная сцена анального изнасилования в «Необратимости» чего стоила! В начальных кадрах нового творения 63-летнего француза Филиппа Гарреля «То лето страсти» обнаженная Моника предстает недвусмысленно раскинувшейся на ложе любви. Подобные захватывающие виды не спасли от провала эту жалкую попытку реанимации французской «новой волны». В кинематографе сейчас бушуют другие волны — именно они и делают погоду в нестабильном морском венецианском климате. О них, впрочем, в следующий раз.