Звезды5 сентября 2011 0:56

Казарновская и Соткилава бьют по авторитету звезд на «Призраке оперы»

Солистка миланской «Ла Скалы» и профессор оперного искусства экзаменуют Киркорова и компанию

Мало где можно услышать, когда Тамаре Гвердцители подсказывают, как держать дыхание, а Валерии советуют сменить репертуар. Точнее, мало кто имеет на это право. В проекте «Призрак оперы» на Первом канале авторитетное жюри судит известных артистов эстрады по гамбургскому счету.

Солистка миланской «Ла Скалы» и нью-йоркской «Метрополитен Опера» Любовь Казарновская экзаменует Киркорова и компанию, не жалея ни эпитетов, ни самих исполнителей. Каждое выступление разбирается буквально по нотам, при этом звездам это не доставляет истинное удовольствие. И не скажешь ничего в ответ – мало того, что критика звучит из уст мастеров своего дела, так еще и назидания сверхконструктивные. Никак не обвинить в предвзятости.

Авторитетное жюри судит звезд эстрады

Авторитетное жюри судит звезд эстрады

Сосед Казарновской по столику – не менее выдающийся деятель искусств, народный артист СССР, профессор оперного искусства Зураб Соткилава. Преподаватель Московской консерватории ведет себя, будто на экзамене: фирменно скрестив руки, Соткилава ловит каждый такт арии, аккуратно двигая при этом головой. Критикует оперный долгожитель, как он себя сам называет, философски – вспоминая притчи, назидательные истории из жизни и говоря афоризмами.

Михаил Швыдкой, еще один член жюри, склонен считать, что разбор арии от Соткилавы звучит в формате тоста.

На съемках проекта нам удалось пробраться в гримерку к жюри и расспросить, каково их мнение по поводу музыкального эксперимента над высоким искусством.

Любовь Казарновская

- На каждой программе вы не жалеете в оценках участников проекта. Как молодых, так и заслуженных. Проект претендует на серьезную апелляцию к опере?

- Задача проекта – просветительская. Что творится с культурой, все понимают. Молодых людей при слове «опера» колотит, поэтому «призрак» направлен на то, чтобы донести до всех слоев населения, что такое высокое искусство.

Пусть через масс-медийное, своеобразное прочтение, но все же заявить. Никто не претендует на уровень Ла-Скала, важно понимать границы чистого искусства. И то, что Первый канал рискнул пойти на такой шаг и через популярных исполнителей принести в массы красивейшие мелодии, подчас забытые, в этом есть большой смысл.

Поэтому мое участие в этом проекте - через мои комментарии исполнителям показать людям, что это безумно сложное искусство. Кроме того, каждый зритель может открыть для себя эти гениальные мелодии и охнуть.

- То есть действительно зритель, посмотрев, как эстрадный исполнитель поет арии, пойдет в оперу?

Вспомним знаменитый проект «Три тенора». Газета New York Times тогда написала, что получился «оперный Макдональдс». Ну и что? В этом нет ничего плохого. Теноры вынесли свое искусство на громадные стадионы, аудитории. Понятно, что Доминго,Каррерас и Паваротти – это мегауровень, люди, отдавшие всю жизнь опере, но все же. Как пример.

- Почему эстрада потянулась к опере?

- Исполнители стали все чаще включать в свои программы такие cross over, потому что им нужна широкая аудитория. Так же и тут. Широкие массы мы привлекаем к «узкому» искусству оперы. Взаимообмен.

- Программа «Popstar to Superstar» в Британии, отец нашего «Призрака оперы», вызвала шквал критики и обвинений в спекуляции на опере, а не популяризации высокого искусства. Не боитесь такого?

- Не думаю. Исполнители, которые представляют нам сегодня оперную музыку, на своих концертах арии петь не будут. Они сами это признают. Опера – искусство элитарное, им надо заниматься с утра до ночи и любить до потери сознания. Поэтому претензий у этого проекта нет. Он служит просветительской цели. Если бы проект позиционировался как претенциозный, поверьте, я бы была первой, кто его покинул. Мы доносим красоту этих мелодий через популярных певцов, на этом все.

- Кто станет вашим зрителем – фанаты Димы Билана или соскучившиеся по опере снобы?

- Это покажет время. Пока могу сказать по собственному опыту, я разговаривала с 12-13 летними детьми, которые услышали об этом проекте, они сказали, что будут его смотреть. Им интересно – это эксперимент. И мне кажется, что достойный. Первый канал смотрит весь мир, он для масс, поэтому хорошо, что такая программа появится.

- Другими словами, проект приземлил многих королей и королев?

- Да. Я увидела коллег, адекватных людей. Не замороченных на том, что они «звезды» и просящих совета.

Мнения оперных заседателей обычно совпадают

Мнения оперных заседателей обычно совпадают

Зураб Соткилава

- Не показалось ли вам, что эстрадные исполнители не потянут классику, когда вам предложили сесть в жюри?

- Когда мне рассказали о проекте, я подумал именно так, потому что опера и песня – две большие разновидности вокального искусства. Сперва я отнесся к проекту иронически, а затем заинтересовался, а как они с этим справятся. Для них это очень тяжело. За 8 дней им надо подготовиться петь то, что они никогда не пели.

Я посматривал на репетициях, и, скажу честно, ребята мне поначалу не очень нравились. Но с каждым днем картина менялась в хорошую сторону, а сегодня исполнители показали лучшую форму.

- Выступление Билана в финале первой программы вас вдохновило?

Билан вообще поразил меня своей честностью, не только профессионализмом. Он подошел ко мне и сказал: «Зураб Лаврентьевич, что мне сделать? Я не могу долго и чисто петь». Я ответил ему: «Дима, надо тренироваться, много и упорно». А вот его честность – редкая вещь. Он хороший парень, он хочет научиться делать вещи по-настоящему.

И вот сегодня он начал нечисто, а затем взял контральто, и зазвучал совсем по-другому. Поэтому я и попросил спеть его таким образом партию сначала. Думаю, он найдет себя в этом. Он вполне сможет петь оперную старинную классику. Такие контр-теноры нужны по всей Европе.

- В переводе с итальянского «опера» означает труд, сочинение, искусство в кристальном виде. Может ли короткий проект донести эффект фундаментального музыкального жанра?

- Стремление человека к высшему искусству может творить чудеса. Занимаясь оперой, они будут оттачивать свое мастерство, и петь эстрадные песни лучше. Глубина оперной партитуры и песни – разные, но участники проекта всегда найдут что-то от оперы: звучание, свет, колорит. Так они лучше подадут свою песню. Не станут прыгать, хромать или скакать, а будут делать музыку, чисто интонируя. Только ради этого им стоит сюда прийти. Сегодня самый трудный день – оперный.

- Привлечет ли зрителя такой экспериментальный проект, как вы считаете?

Абсолютно уверен, что будут смотреть. Несколько имен, которые привлекают миллионы зрителей, сделают свое дело. Публика посмотрит и подумает, ху из ху. Помните в первой передаче, когда я спел сложнейшую арию Родриго из оперы «Сид», вовсе непопулярную, кстати, весь зал встал. Тогда я спросил у режиссера «Это вы подняли людей?», он сказал «Нет, Зураб, они сами встали». Их я и поблагодарил. Вот вам и эффект.

Зураб Соткилава: Дима Билан сможет классику петь
Телевизионщики наконец-то придумали для наших звезд страшное испытание - певцов заставят петь!