Звезды7 сентября 2011 16:57

Режиссер Резо Гигинеишвили: «По дрогнувшему мускулу на лице Нади я понимаю, искренне она играет или нет!»

Корреспондент «КП» побывал на съемках картины про крепкую - несмотря ни на что - любовь грузин и русских

Место действия - холм в местечке Сиони, на котором расположен старый действующий монастырь. Внизу, метрах в пятидесяти, едут редкие машины по Военно-Грузинской дороге и блестит Арагви. Рядом Казбек и гигантские ущелья, на которые не хватает глаз; когда по вечерам в ущельях лежат огромные облака, не хватает и сознания, чтоб вместить увиденное.

Эта часть Грузии испокон века сводила с ума русских путешественников. Никакие комбинации слов (даже пушкинские и лермонтовские) не смогут справиться с ее абсолютной красотой, и никакие фотографы с операторами не донесут до вас эту красоту в полной мере.

Сейчас на холме работают над первым за много лет российско-грузинским фильмом. У картины пока нет названия: рабочее, «Любовь с акцентом», может и не удержаться - авторы надеются придумать что-то получше. Действие не ограничится Сиони - в фильме семь новелл, действие которых развернется в разных регионах страны. И так уж выходит, что большинство новелл - про взаимную любовь России и Грузии.

Место действия - холм в местечке Сиони, на котором расположен старый действующий монастырь

О политике создатели картины даже не заикнутся, и в каком-то смысле будут правы. Русскому туристу в Тбилиси, среди доброжелательных грузин, легко забыть, что наши страны три года назад воевали. Хоть рана не затянулась до конца, две нации слишком давно и прочно связаны, чтобы ее с упоением расковыривать. Уж режиссер Резо Гигинеишвили - человек, родившийся в Грузии, а карьеру сделавший в Москве, и недавно женившийся на русской девушке Наде Михалковой - точно сыпать соль не будет.

Резо уверяет, что знает свою жену Надю лучше кого бы то ни было. Одно слово: орел!

Надя играет в одной из новелл; ее героиня - романтическая русская барышня, приехавшая в старый Тбилиси (в нее влюбляется преступник, прячущийся в чужой квартире и наблюдающий из окна, как она сидит на балконе). Сестра Нади, Анна Михалкова в другой новелле изобразит бесплодную женщину, жизнь которой меняется после решения зачать ребенка с помощью грузина. Третья история - про любовь двух пожилых людей (Олег Басилашвили и Инна Чурикова)… В фильме снялись еще Вахтанг Кикабидзе, Нани Брегвадзе, Никита Ефремов, Ирина Пегова, Светлана Бондарчук, Артур Смольянинов, Филипп Янковский.

На холме в Сиони присутствовали последние трое. Их новелла - про парня, который отправился к грузинской невесте; но все перепуталось, и случайно за жениха приняли русского хлыща-актера, снимавшегося в рекламном ролике. Светлана Бондарчук играет жену этого самого актера, «женщину-которая-может-все», прилетевшую в Грузию на вертолете.

Вертолет стоит на вершине холма, им управляют трое местных мимино (они по просьбе режиссера иногда поднимают машину в воздух и возвращаются после облета ущелья). Веселая Бондарчук гуляет с тяжелой зеркалкой и фотографирует все, что видит. Ее роль должна была играть другая актриса, но в последнюю секунду она не смогла сниматься. А Светлана дружит с Гигинеишвили (как, впрочем, и ее муж Федор, у которого Резо был вторым режиссером на «9 роте» и «Обитаемом острове»), поэтому моментально согласилась прийти на выручку.

- Резо не стал мне морочить голову и говорить «Ты - актриса, о которой я мечтал и под которую писал сценарий!» Просто объяснил ситуацию. Это не сложная роль, не историческая, у меня нет актерских сверхзадач - мы снимаем третий день, и пока что я до какой-то степени играю саму себя. Причем играю в горах потрясающей красоты, где раньше никогда не была…

Резо тем временем нервничает - не идет сцена объяснения героя с горцами, на которую убили уже десять дублей. Выйдя к журналистам, он рассказывает, что с детства обожал картины Данелия и Иоселиани, и что надеется, что зритель не просто «прохохочется» в зале - картина должна оставить у него еще какие-то греющие душу чувства. Про жену он говорит: «Я ее знаю лучше, чем все остальные. Если другие артисты меня иногда пытаются провести на технике, то жена даже не пытается. Мне надо из нее достать то настоящее, что я вижу каждый день. И по дрогнувшему мускулу на ее лице я понимаю, искренне она играет или нет. Неискренне мне не нужно».

Надя Михалкова в фильме своего мужа - романтическая барышня, за которой подглядывает уголовник: она сидит на тбилисском балконе - а он, естественно, влюбляется в нее.

Надежда Михалкова: «Ножки у грузинских курочек - тоненькие и такие вкусные!»

Надя уже снялась в своей тбилисской новелле, а в Сиони приехала потому, что замужем за режиссером, и живет с ним в гостинице у подножья Казбека. У них недавно родилась дочь, которой дали имя Нины, очень почитаемой в Грузии святой. Резо категорически отказывается отвечать на вопрос, привезли ли они девочку в Грузию; он вообще не хочет говорить про личную жизнь. Но Надя, кажется, не сильно стремится обратно в Москву и говорит «мне хорошо там, где семья»; можно предположить, что дочка неподалеку.

Надя выглядит мягкой и застенчивой (особенно на фоне Резо, весьма уверенного в себе кавказского мужчины).

Филипп Янковский и Светлана Бондарчук снимаются со Смольяниновым в одной новелле, где все перепутались - жених, невеста, заезжий актер, его жена...

- У Резо, конечно, в сто раз больше ощущений от Грузии - говорит Надя, - он здесь родился, вырос, она у него в крови, ему хочется со всеми поделиться любовью к своей стране и передать ее красоту. И мне тоже хочется - насколько я сумела ее воспринять.

Резо ведет себя на площадке жестче, чем дома. Хотя… у нас ведь нет договоренности, что дома мы разговариваем только о домашних делах, а на площадке - только о рабочих. Для нас естественно быть на площадке. Даже если я не снимаюсь, к нему приезжаю. Даже когда мы уходим куда-то гулять, он делится своими впечатлениями, я - своими... Да нет, нет отличия между тем, какой он на площадке и какой дома.

В Грузии мне нравится гостеприимство. Москва - мегаполис, туда многие приезжают, и там вертится какой-то клубок из людей, которые гонятся за своими целями, - сложно кого-то поймать, позвать в гости. А здесь гость - это гость от бога, и любого они любят от начала и до конца, наполнят ему и желудок, и душу, а потом будут с радостью ждать в гости снова. Мне эта традиция очень нравится… И вообще, знаете, это очень набожное место, очень чувствуется духовность; здесь потрясающей красоты монастыри...

- Вы бывали в Грузии до того, как встретили Резо?

- Не бывала. А мои первые впечатления от этой страны были очень смешанными. Мы приехали по совсем не радостному поводу, там были тяжелые семейные обстоятельства. Казалось бы, ничего хорошего не могло остаться в памяти. Но обстановка и люди оставили настолько замечательное впечатление, что мы даже это время вспоминаем с теплотой. Здесь нет никакого подхалимства - если ты не понравился, не будут угодничать, но если тебя полюбили, ты становишься родственницей. Я познакомилась сразу с половиной Тбилиси, долго запоминала имена, со всеми сразу подружилась…

- В этой картине Резо вам предложил конкретную роль или несколько на выбор?

- Ну, он не говорил «Держи, Наденька, вот тебе на выбор несколько новелл…» Он видел меня именно в этой роли. Конечно, когда он задумывается о новой картине, я его спрашиваю (притворно хмурится): «Ну, и кто там будет играть?» Но это мы шутим. На самом деле он изначально может предложить роль, я могу отказаться или согласиться. А может не предложить… Пускай только попробует не предложить хотя бы эпизод! (смеется).

- Грузинский язык вы выучили?

- Изъясняться на нем я не могу - я же не полиглот. Но кое-что точно уже понимаю.

- А любимые места в Тбилиси?

- Все, что вокруг Серных бань… Я могу назвать пару кафе и ресторанов (смеется)… На самом деле есть одно место за городом - не выговорю, как оно называется - там подают куриные ножки, и все время шутят, что ножки у этих куриц как у моделей, такие худенькие. Вкусные невероятно.

- Надя, а вы не думали о том, чтобы самой снимать кино?

- В одной семье - столько режиссеров? Меня точно выгонят тогда!

Артур Смольянинов: «Я не урбанист. Я деревнист, селист, горист»

Рассказывают, что в Сиони обитают особо суровые грузины. Но Артуру они нравятся.

- Они замечательные. Когда с ними сталкиваешься, понимаешь, откуда пошло выражение «дети гор»: они дети, в хорошем смысле слова…

Правда, вчера мы снимали свадьбу, - отрепетировали сцену, крикнули «Мотор!» - и вдруг на площадку въехала процессия машин со страшными гудками. Одна белая «Нива», вторая, третья… Из динамиков поет Любовь Успенская - «Пропадаю я». Очень серьезные грузинские мужчины вылезают из машин и смотрят на нас: что здесь происходит? Выяснилось, что эти люди приехали праздновать настоящую свадьбу. И их не волнует, что здесь снимается какое-то там кино. То есть если мы хотим, можем тоже здесь находиться, но они отсюда ни за что не уедут: они здесь хозяева. Кто-то сказал, что если попросить их уехать, они нас порежут и скинут с обрыва. И уезжать в результате пришлось нам. Кому расскажешь, не поверят: съемки грузинской свадьбы сорвались из-за того, что приехала грузинская свадьба!

- Вы могли бы жить так, как они, или вы любите городскую жизнь?

- Я не урбанист. Я как раз деревнист, селист, горист. К сожалению, после съемок остается мало времени - даже не удается подняться на Казбек. Вот там монастырь стоит (Артур оборачивается и показывает вверх, на крошечную Гергетскую церковь, расположенную на холме рядом с гигантским Казбеком), хочется туда… Сидишь и думаешь: вот было бы здорово, чтоб все уехали, а ты остался, сидел, созерцал… Вообще хочется куда-то, где нет людей, потому что моя профессия предполагает слишком много общения, и часто, к сожалению, нежелательного.

Арчил Геловани, продюсер картины: «Это первый совместный фильм после 20 лет тишины»

- Мне давно хотелось сделать российско-грузинский фильм. Я много думал об этом, вынашивал эту идею, обсуждал ее с Резо Гигинеишвили. Картину, которая бы по духу напоминала фильмы Данелия, где было много любви, иронии, умения посмеяться над собой. Я был уверен, что такой фильм можно сделать только в интернациональной команде. И в первые дни съемок я специально наблюдал за группой, было интересно видеть, как внимательны друг к другу люди встретившиеся на съемочной площадке впервые за 20 лет тишины между странами.

В этом проекте я отвечаю за производство, а Игорь Мишин, имеющий большой медийный опыт, за продвижение фильма, пиар и маркетинг картины. Но при разных задачах, главная цель остается общей - всем, кто работает над картиной важно снять такое кино, которое рождает эмоции, как во время, так и после просмотра.

КультураКультура: кино