2018-02-22T00:41:23+03:00

Игорь Угольников: «Мы делали новый юмор, а сейчас пришла эра денег»

Легендарный телеведущий рассказал, почему больше не хочет смешить людей
Поделиться:
Комментарии: comments6
Изменить размер текста:

Ни знаменитого клетчатого пиджака, ни проектов от «Оба-на», ни самого Игоря Угольникова на нашем ТВ нет уже много лет. Те, кому сейчас 20, его и не знают... Легенда юмора, одно из самых ярких лиц удивительного времени 80-х и 90-х сидит в кабинете, занимается серьезным телеканалом Союза России и Белоруссии, снял в качестве продюсера сильный фильм «Брестская крепость». Всего хулиганства - трубка в зубах и знакомый издевательский блеск в глазах.

- Вы - символ хорошего юмора на ТВ, и вдруг - чиновник. У меня это в голове не укладывается!

- У меня тоже до недавней поры не укладывалось... А три года назад очень серьезные люди даже писали Владимиру Путину: «Как вы доверили святую тему, фильм «Брестская крепость», этому телеклоуну?» Правда, один из авторов письма после выхода фильма сказал мне, что берет свои слова обратно. Мы проживаем в своей жизни разные этапы. Если раньше мне хотелось делать программы, которые позволят людям улыбаться, отвлекаться от действительности, то теперь у меня такого желания нет и не может быть. Теперь этим занимаются другие люди - молодое поколение. Меня часто зовут то в «Большую разницу», то в Yesterday Live... Но мне теперь другое интересно.

- Новая деятельность связана с финансовыми интересами?

- Господь с вами. Телеканал ТРО имеет бюджет 160 миллионов рублей в год. Это бюджет еженедельной программы на федеральном канале. Все удивляются, как на эти деньги можно делать 24-часовой эфир с собственными программами, документальными фильмами, ежедневным информационным блоком. Очень просто. Надо работать как следует и не переть деньги с производства.

- Вы смотрите современное ТВ?

- Очень выборочно. И, если все будет продолжаться так, как сейчас, введу в семье запрет на телевидение. На телевизоры пора какие-то замки навешивать...

- Но ведь новое ТВ вы как раз и создавали.

- Когда мы делали программу «Оба-на», то, по сути, ниспровергали все старое советское телевидение. Было эпическое время. И зритель этого очень хотел, и нам это все было крайне нужно и важно. Мы делали что-то новое, мы были уверены, что наступают новые времена и мы становимся новыми. С одной стороны, все теперь можно, а с другой - существовала внутренняя цензура. Нам не было стыдно за то, что мы делаем. Потом пришли «белые воротнички», настала эра денег. И теперь мы имеем зрителя, который нас имеет. Он диктует теперь правила - через рейтинг, через рекламу, через деньги. Он хочет веселиться, смеяться, причем подчас скабрезно. Юмор (именно юмор, потому что сатиры у нас сейчас нет вообще) посвящен большей частью генитальной теме. Альтернатива юмору - ужасы на канале НТВ. То есть мы ужасаемся и веселимся. Как перед концом света....

Игорь с супругой Аллой на мир всегда смотрят весело. Фото: Анатолий ЖДАНОВ

Игорь с супругой Аллой на мир всегда смотрят весело.Фото: Анатолий ЖДАНОВ

- Около года назад другой мэтр юмора 80-х и 90-х, Андрей Кнышев, выпустил свою программу на Первом канале. Она вышла один раз, и дальше дело не пошло. Юмор устарел?

- Юмор стал совершенно другим. Наверное, это развитие. Но, на мой взгляд, не в ту сторону. Я сам вышел из «Веселых ребят» Андрея Кнышева, был артистом в двух последних выпусках. Андрей - человек крайне категоричный. Он никогда не сделает того, что бы ему не нравилось до конца. И нас он мучал, пока не доведет все до идеала. Я внимательно смотрел новую программу. И мне показалось, что Андрюша просто не захотел учитывать изменившееся время. С 90-х изменилось восприятие телевидения. Андрей остался таким, как был. Возможно, это плюс. Честь ему и хвала. Но следующий выпуск программы «Веселые ребята» вряд ли выйдет в скором времени.

- Новый юмор тоже делают не чужие вам люди.

- Гарик Мартиросян работал у меня спичрайтером в программе «Добрый вечер», Артур Джанибекян работал там же исполнительным продюсером. Они выстроили из этого юмора огромный бизнес. И у этого юмора есть свой зритель, есть свой потребитель. Я горжусь их успехами и внимательно за ними слежу. Если говорить еще о нынешних программах, то «Большая разница» в своей сфере пародийной иногда достигает больших высот.

- Почему со времен вашего «Доброго вечера» на нашем ТВ не приживается формат ночного шоу?

- В 1996-м я был на стажировке в Америке на канале NBC, и лицензию на «Добрый вечер» мне подарили на год. Решением Эдуарда Сагалаева мы запустили это шоу с понедельника по пятницу. Эдуард Михайлович тогда написал, что это будет вечер длиною в четверть века. Программа просуществовала всего один год и себя исчерпала. У этого были и финансовые, и политические аспекты. Но главное - менталитет нашего зрителя крайне отличен от американского. Американец готов к общению всегда, у него мало проблем и мало исторической памяти. Он живет сегодняшним днем. Мы живем вчерашним днем и завтрашним. Ощутить, что же происходит сейчас, мы не можем. А еще у нас просто не хватило гостей на каждый день, интересных собеседников, говорящих на русском языке. А в Америке таких людей со всего мира можно собирать те самые 25 лет. А еще американец никогда не отдаст того, к чему привык. А нам всегда нужно что-то новое, старое - долой! Принципиально другие мозги. Мы ненасытные.

- В новом сезоне обещают запустить ночное шоу с Иваном Ургантом...

- Ваня Ургант - самый талантливый ведущий на нашем телевидении. Я работал с его отцом Андреем Ургантом и понимаю, в какой семье он вырос. Он стал номером один. Но чем больше будут Ваню Урганта использовать, тем больше будут его убивать. Любимого человека не должно быть много.

Люди, которые в середине ­80-х создавали современное ТВ, - теперь легенды. В центре - Игорь Угольников и Влад Листьев. Фото: Анатолий ЖДАНОВ

Люди, которые в середине ­80-х создавали современное ТВ, - теперь легенды. В центре - Игорь Угольников и Влад Листьев.Фото: Анатолий ЖДАНОВ

- А не удивляет вас, что «Поле чудес» и «Кто хочет стать миллионером?» столько лет идут?

- «Поле чудес» - исключение из правила. Программу люди полюбили, хотя от викторины там почти ничего не осталось. Однажды в один день 1989 года Влад Листьев и Анатолий Малкин предложили мне делать свою программу. Влад предложил вести «Поле чудес», а Анатолий Григорьевич предложил делать телевизионные «капустники». Я выбрал второе и тем самым, наверное, определил свою судьбу.

- Первый сюжет помните?

- Еще бы! Мы хоронили еду на Тверской улице. Тогда была традиция похорон членов Политбюро. А продуктов почти не было. Вот мы их и решили проводить в последний путь. Перекрыли улицу Горького, запустили машины «Продукты», «Молоко», «Хлеб», «Школьные завтраки» в траурных лентах. Голосом Кириллова читали текст: «Вот мы хороним еду. Она была необходима нам каждый день, и вот теперь ее не будет. В траурной процессии руководители ведомств и отраслей, так близко знавшие покойную...» Очень теплое воспоминание..

- Ваш канал серьезный?

- Телеканалу ТРО исполнилось четыре года, а делали мы его с нуля. Никто не верил, что это возможно... Это сделано честно и как следует. У нас классная команда, но мы стоим на перепутье. Сейчас государство должно решить: нужен ли этот канал? Если да - надо развиваться, нет - мы начнем кино снимать, у нас получается. А канал у нас точно позитивный. Во всем.

- Вы ощущаете себя солидным и взрослым?

- Вот сегодня еду по Калининскому проспекту (так Игорь по старинке называет Новый Арбат. - Ред.). Висит огромный плакат «50+». И фотография пожилого человека с фотоаппаратом. Мол, в старости есть свои плюсы, и можно жить после 50 лет интересно... Мне 50 в следующем году, и у меня нет этого ощущения вообще. Я себя с этим человеком с фотоаппаратом ассоциировать не могу. Я такой же, как был, только без клетчатого пиджака и с чуть-чуть другим сознанием.

Понравился материал?

Подпишитесь на нашу тематическую рассылку Сериалы, чтобы не пропускать интересные материалы

 
Читайте также