2018-02-22T00:44:16+03:00

Почту читает обозреватель Инна Руденко: А где сам народ?

Поделиться:
Комментарии: comments32
Изменить размер текста:

Конечно, доброе слово и кошке приятно. Мне бы обрадоваться, прочтя в присланном письме: «Руденко - замечательный человек!», да ведь откликнувшаяся на статью «Вопреки богатству» Джамиля меня совсем не знает. Откуда такой обобщающе-скоропалительный вывод? Тем более что далее следует не менее скоропалительный, но уже устрашающий вывод: «Но Россию уже не спасти. Она скатывается к меркантильности, разврату и, что еще страшнее, к фашизму». Да, меркантильности хоть отбавляй, о чем и статья «Вопреки богатству», и разврата немало, и фашиствующие попадаются, но что значит «Россию не спасти»?! А мы на что?

Люди живут и рожают детей - разве это безвременье?

Вот один из нас, актер Сухоруков, рассуждает: «Третий сезон играю царя Федора, сына Ивана Грозного. Меня потрясла трактовка историка, писавшего о периоде правления Федора как о безвременье. Я тогда подумал: значит, когда люди рожают детей, выращивают хлеб, живут без катаклизмов, - это безвременье? А борьба, кровопускание, живодерство, вероломство - это жизнь?..» Я сейчас не о споре с историками. Я о значении обычной человеческой жизни, обычных маленьких великих людей, на которых страна и держится. Но умеем ли мы видеть такую жизнь и таких людей? Возьмем в руки газету, включим радио, заглянем в Интернет. Или сядем у телевизора, что особенно опасно, - на нас обрушится лавина ужасов. На фоне падающих самолетов, тонущих судов, бесконечных смертельных аварий на дорогах, природных катастроф, расплодившихся предсказателей конца света - ежедневные человеческие зверства. Наше общество находится под сильнейшим облучением зла. Мать, убившая кухонным ножом сына. Сын, убивший не только мать, но и младшего невинного брата. Тут вырезали всю семью с младенцами, а там педофилы, маньяки и даже каннибал, сваривший и съевший своего товарища. Мрак! Будто поставили себе целью вещатели всякого рода во что бы то ни стало вытащить из человека зверя, чтобы всех нас превратить в пессимистов. Да, надо говорить правду. Не увеличивая количества зла на земле. Это непростое занятие. Но ведь все это нелюди - да где же люди?

В роли людей на ТВ - шоу-бизнес. Президент на недавней встрече с руководителями центральных каналов заметил, что люди ждут от телевидения развлечения. Тут уж руководители явно в душе приободрились: развлечений хоть отбавляй. Как на днях вскричал не сползающий с экрана Басков: «Для вас все наши песни! Для вас наши лучшие артисты!» Но узок круг этих развлекателей - хоть и много от них шума. В голосящей и пляшущей толпе с трудом различишь наших действительно лучших артистов. Как заметил на днях Валерий Гергиев, «если это все, да хоть и на Первом канале, культура, то я не культура». Пальба и гульба - какой-то попсовый оптимизм получается.

А в новостных программах лишь о слугах народа. Где же сам народ?

О доярках и папиках

Вспомнилась песня из какого-то старого фильма, там такие строки о России: «Иванами да Марьями гордилась ты всегда». Где же эти Иваны да Марьи? Конечно, каждому времени свои песни. Но я не о песнях, я о потерянной способности гордиться людьми, которые растят хлеб, стоят за рабочим станком, строят дороги, лечат детей… На которых, как говорят, земля держится. Вы можете представить себе доярку или комбайнера на экране телевизора? Я - нет. Стало модно с помпой отмечать дни рождения - но кого? Исключительно поп-звезд, и так пребывающих постоянно под светом юпитеров. Будто нет у нас ученых, учителей, строителей, многодетных матерей, достойных такого праздника.

Наша читательница Вера замечает: «Раньше женские журналы публиковали советы по домоводству и рукоделию для нас, обычных женщин. А теперь - как грамотно раздвинуть ноги перед богатым папиком и фото последних приобретений «слуг народа» (яхт, особняков, собак и девиц). Последний пример: вчера с сыном ходили в школу, приводили в порядок классный кабинет. Я мыла окна и парты, ребенок (12 лет) починил шкафы. Напоследок услышала от училки, что нормальные родители сами не ходят, а прислугу присылают. На ответ, что таковой не имеем, все сами по мере сил делаем, получила долгий взгляд выпученных глаз». По этому поводу некая Мария тут же грубовато-сердито замечает: «И кого такие дегенератки учительши могут воспитать?!» Подключается и Елена: «Вы писали об экстремалах-зацепистах (речь шла о тех молодых людях, которые соревнуются в езде, зацепившись за вагоны поездов. - «КП»). Пахать им надо часиков по 12 в сутки, зарабатывая на хлеб насущный! Вот тогда всякая хрень в голову не полезет, а мамы не будут стареть раньше времени».

Но пахари у нас не в почете.

Как-то было возникла дискуссия о «сложном человеке». Критикуя тех, кто сосредоточивается на людях явно недоразвитых - от обычных бандитов до светских выскочек, умные люди утверждали: происходит убыль человека, профанируются его чувства, скукоживается его душа. Измельчал зритель, читатель, слушатель. Серьезный спектакль - зал полупустой, по актерскому присловью, в зале только три сестры да дядя Ваня. Умная книга - нанотираж, миллионные лишь у легкого чтива. Симфонический оркестр играет классику, музыканты досадливо морщатся - аплодисменты раздаются после части произведения, а не в его конце. (Правда, замечательный Спиваков не досадует, а радуется: значит, к нам пришел новый зритель.) Кто же будет модернизировать страну? Как воспитать сложного человека, когда царит плоский, обуженный взгляд на него?

Вот в очередном ток-шоу неожиданно радостное событие. В центре мать, родившая долгожданное дитя. Ей 66 лет. Дитя из пробирки. После третьей попытки. Хотя многие женщины после первой сдаются: так это трудно и так дорого. Женщина не из богатеньких, копила долгие годы. Так мечтала, так страстно хотела ребенка, так уговаривала врачей. И вот она радость - доченька на ее руках. Но ток-шоу не для радости. Обсуждается не мужество матери и успех науки. Обсуждается вопрос: имела ли она право рожать, такая немолодая и к тому же небогатая? И как итог разговора с галерки из уст какой-то визгливой женщины (такие визгливые женщины - главные участники подобных сборищ, изобретение передачи «Пусть говорят») раздается приговор: «Немедленно отобрать ребенка у этой матери! Отдать в приют!» И никто не возмущается этим приговором, включая ведущего. Никто не сказал: «Ты молодец! Бедная - поможем, не очень умелая - подучим». Где доброта?

Душа в духовке

«Это не наш формат. Это духовка» - такую не раз повторяемую формулу услышал на центральных каналах один умный критик. На языке циников «духовка», как вы догадываетесь, не элемент обычной плитки - это нечто духоподъемное. Читаю сейчас в книге «Курсив мой» журналистки, писательницы Берберовой: «Моя профессия (и жизнь, которую она обусловила) часто ставила меня среди пьяниц, педерастов, наркоманов, неврастеников, самоубийц и неудачников, полугениев, считавших добро скучнее зла… Но я постепенно убедилась в том, что нормальные люди куда любопытнее так называемых ненормальных, что эти последние несвободны и часто стереотипны в своих конфликтах с окружающими. А первые сложны и вольны, оригинальны и ответственны - что всегда интересно и непредвидимо».

«Каждый выбирает для себя женщину, религию, дорогу…» Всего одну строку написала нам читательница Татьяна. Но за ней не просто несогласие с Джамилей и теми пессимистами, оправдывающими свое уныние, а то и отчаяние - «такое время», «такая власть», «такие теперь люди» и т. д. В утверждении Татьяны то, чего нам так не хватает, - самостояние личности. Вера в достоинство человека, который не застыл в ожидании от кого-то сверху манны небесной, а выстраивает свою жизнь сам. Не только время определяет человека, но и человек время.

Есть мудрая пословица: красота - в глазах смотрящего. Английская. Но есть и наше русское присловье: мир не без добрых людей. Правда, теперь редко почему-то его слышишь. Хорошая новость - не новость. Но неужели нельзя придумать формат для «духовки»? Как придуманы десятки форматов для убийц, маньяков и педофилов. Ведь столько талантливых журналистов да и некие островки позитива уже есть. Как раскрываются самые разные люди, какая чистая атмосфера царит на передаче «Сто вопросов взрослому». Как удобряет сердце, объединяет «Жди меня», а замечательный «Подстрочник», а коротенькая, но умная и об умных «Главная роль».

ОСТРОВКИ

Послушаем и наших читателей. «О господи, если бы только уметь сосредоточиваться на самых простейших вещах, сколько приятного можно было бы найти в жизни». (Донливо.) «Радуюсь многообразию проявлений жизни, - начинает свое письмо Наталья. А дальше следует достаточно простое, во всяком случае на первый взгляд, наблюдение за своими родителями: - Мой папа, сталинский сокол, подполковник, и мама, чуть помоложе, ведут потрясающие дискуссии о Толстом. О его предсмертном уходе из дома. Он ей и мне заявляет, что тоже уйдет. Реакцию наблюдаю в развитии… Все мы чему-то учимся в этой жизни». И главный вывод Натальи: «Пока мы живы, все можно изменить и исправить, если есть любовь и желание». А читательница Смолянка радуется «островкам настоящей жизни в океане цинизма». А их немало. Девушки-подружки, единожды посетив дом престарелых, создали потом целое волонтерское движение «Старость в радость». В другом месте работает настоящая пожарная дружина добровольцев, бьются за порядок на дорогах неутомимые «Синие ведерки». Один блогер задумал движение «Чистая Россия» и вывел из Интернета на грязные улицы разных городов тысячи людей. Кажется, вот-вот эти островки образуют целый материк.

Какой интерес, какое восхищение многих и многих людей вызвало известие о том, что погибший капитан погибшей спортивной команды скромняга Иван Ткаченко, не говоря даже родным, перечислял и перечислял средства для лечения больных детей. А теперь родные и друзья спортсмена создают благотворительный фонд его имени. А в городе Кызыле живет ветеран Отечественной войны Герман Колупаев, живет у внука, потому что положенную ему квартиру отдал чужому человеку, узнав, что тот без обеих ног и трудно ему из далекого аула в столицу на процедуры возить больного племянника. А тот, в свою очередь, свой аульский домик подарил соседу. А в Казани живет меценат дедушка Асгад Галимзянов, который из своего хромого домика шлет и шлет дорогие подарки в детские дома. Вот такие люди и спасают Россию, Джамиля.

Оптимизм - это воля

Говорят, пессимизм - настроение, оптимизм - воля. Удивительную историю рассказывает о своем родном селе Амурской области коллега Александр Ярошенко. Казалось бы, село как село, и имя славное - Отважное. Но отличалось оно… самоубийствами. «Это была словно какая-то духовная эпидемия. Самоубивались целыми семьями. Мой папа убил себя в том Отважном в 1980 году. За несколько часов до трагедии с жаром рассказывал нам с матерью, как вчера вытащил из петли своего одноклассника: «Какой дурак, у него такие дочки!» «Водка до добра никого не доводит», - заметила мать. А он: «Да меня всей деревней в петлю не загонишь». А вечером сам приладил брючный ремень к батарее отопления…»

Артель, колхоз, совхоз - менялись вывески, но всегда село болталось в конце сельхозсводок - «с этим планово-убыточным регламентом жизни»… Лет 40 назад приехала в село молодая агрономша Галина Нейман. «От ссыльного прапрадеда-немца ей досталась только фамилия, а в остальном - «лекало советской жизни». Послевоенное голодное детство, изломанная нищетой юность… Как в компенсацию она имела характер «только тронь» - механизаторы ее боялись пуще похмелья. Сама работала до ломоты в костях, мастерски водила «уазик», заправски курила «Беломор», выпивохи, завидев ее машину, бежали врассыпную, зная ее крутой нрав». Но и ее нашла петля - потеряла сына. И так закаменела она в горе, не могла ни есть, ни пить, будто сама в той сыновней петле.

«ВСЕ МОЖНО ИСПРАВИТЬ»

Но есть люди, для которых конец одной жизни означает начало другой. Бывшая агрономша стала ладить из развалившейся совхозной конторы церковный приход на свою пенсию. Над ней смеялись, крутили пальцем у виска, «дура» - это было самое цензурное от тех, с кем полжизни прожила бок о бок. Но не тот это характер, чтобы сдаться. И в безбожной деревне после освящения прихода люди стали креститься семьями, как раньше семьями уходили из жизни. Матушка Доминика (приняла постриг) теперь борется с самогонщиками - «хожу по домам, уговариваю, совестю, молюсь за них, не ведают, что творят». И главное. В Отважном перестали добровольно уходить из жизни.

Это реальная история с подлинными именами и событиями. А воспринимаешь ее как притчу. Как метафору Спасения, адресованного и нашей Джамиле с ее пессимистичным выводом, и как поддержку тем, кто, как другая наша читательница Наталья, убежден: «Все можно изменить и исправить, если есть любовь и желание». Древняя истина - не стоит село без праведника. Не стоит и страна, если праведники не в чести даже во власти. Сколько разглагольствований: «Нам нужна великая Россия!» Но не может быть великой страна, которая не заботится о невеликих.

Будь счастлива, Джамиля!

Инна Павловна ждет ваших писем!

ИСТОЧНИК KP.RU

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

 
Читайте также