Премия Рунета-2020
Россия
Москва
+8°
Boom metrics
Общество12 декабря 2011 22:00

Родители четырехлетней девочки кастрировали подозреваемого в педофилии

Заступившиеся за дочь супруги получили по четыре года колонии, а обидчик Лизочки до сих пор на свободе

Хлынувшая на снег кровь вернула Елену в реальность. Будто пелена с глаз сползла. Она стоит над орущим дедом-соседом, которого трясет за грудки ее муж Слава: «Зачем ты это сделал? Зачем?!» В правой руке у нее - нож, в левой - что-то мягкое и липкое... Женщина до сих пор не может объяснить, почему, когда Слава сбил «дедушку Володю» с ног, она бросилась в дом, схватила на кухне первый попавшийся нож и уже на улице, будто в бреду, стянула с вырывающегося пенсионера грязные треники и начала кромсать его мужской орган...

Этой жуткой истории уже два года - кровавая расправа супругов Спотаренко над предполагаемым обидчиком их ребенка случилась 6 декабря 2009-го в Пушкино, в каких-то 14 километрах от столицы.

«ЛИЗА УПАЛА, И Я УПАЛ»

Окраина Пушкино, поселок Звягино, - сплошной частный сектор. Мы стоим у дома Спотаренко. Елена показывает место, где они с мужем пытались кастрировать пенсионера Владимира Климашина. Его все в округе хорошо знали - в теплое время года он вечно кочевал со стадом своих козочек по улицам, выискивая островки свежей травы. Человек он, как говорят соседи, скандальный, постоянно со всеми ссорился. Но с семьей Спотаренко у него конфликтов не было. Летом 2009-го он несколько раз заходил за четырехлетней Лизой - мол, отпустите девчушку в лесочек с козочками поиграть. Мать без задней мысли отпускала. Уже потом сопоставляла факты, вспоминая: несколько раз после таких вот прогулок она замечала, что на ребенке трусики шиворот-навыворот надеты, а однажды она калитку открыла и оторопела - старик лежал рядом с Лизой на травке, плотно-плотно, почти на девочке.

- Я потребовала объяснений. Климашин сказал, что они с Лизой играли в догонялки, девочка оступилась и упала. И он тоже споткнулся и упал рядом.

- И вам это показалось убедительным?

- Я не могла ничего такого подумать... - говорит Елена. Еще несколько слов - и она разрыдается.

Через полгода, уже в декабре, Елена с Лизой случайно встретились с Владимиром Ивановичем в магазине. Дедушка улыбнулся Лизе: «Давно мы с тобой не виделись». Неожиданно девочка испуганно вжалась в мать и начала плакать. Дома Спотаренко начала расспрашивать дочку, и та, заливаясь слезами, рассказала: «Дедушка Володя меня в лесу раздевал и щупал «там», целовал, заставлял себя трогать...»

Елена два дня не решалась рассказать об этом мужу. Но Вячеслав сам потребовал объяснений, видя, что жена сама не своя. Услышав, что старик делал с их любимой дочуркой, он бросился к соседу. Елена наказала Лизе и трехлетней Насте, второй своей девочке, никуда не выходить, а сама побежала следом. Супруги ворвались в дом к Климашиным, но главы семейства не было дома. Впрочем, «дедушку Володю» они встретили напротив собственной калитки - тот возвращался с пакетом продуктов из магазина. Елена не успела удержать мужа. Тот бросился к Климашину. Дальше все как во сне...

БИЛИ ЗА КОЛБАСУ?

Покалеченного Владимира Ивановича увезла в районную больницу «Скорая». Вячеслава Спотаренко и его жену Елену тут же задержали полицейские.

Глава семьи домой уже больше не вернулся. Елену отпустили под подписку о невыезде только потому, что с маленькими дочками больше некому остаться. Супруги всерьез считали, что параллельно разбираются два дела - об их нападении на соседа и о том, что сам старик ранее сделал с их дочкой. Но дедушка Володя вскоре выписался из больницы, где над ним успешно поколдовали местные хирурги.

- Я всю жизнь домохозяйкой была. У меня среднее образование, ничего в юридических делах не понимаю, - говорит Елена. - Я постоянно следователю говорила, из-за чего мы с мужем набросились на Климашина, говорила, что он нашу дочь всякие мерзости делать заставлял. Но меня как будто не слышали. Знакомые подсказали: заявление на соседа нужно сразу подавать в Следственный комитет, там-то точно помочь должны.

В СК заявление на самом деле приняли, но уже через несколько дней в возбуждении уголовного дела отказали - его переправили в пушкинское УВД, чтобы там разбирались с обстоятельствами.

Вячеславу и Елене тем временем предъявили обвинения в разбое (групповое нападение с целью завладеть чужим имуществом, проникновение в чужое жилище), умышленном причинении тяжкого вреда здоровью и краже. В дом Климашиных Спотаренко входили? Входили. Более того, хозяева жилища утверждают, что соседи их грабить пришли. То, что пенсионера супруги серьезно поранили, тоже факт доказанный. А кража? По версии следствия, на шедшего из магазина старика Елена с мужем набросились, чтобы вытащить из его кармана 340 рублей, снять с руки часы за 300 целковых и утащить пакет с палкой колбасы и тремя бутылками водки.

- Нож, которым женщина отрезала Владимиру половой орган, со следами его крови был приобщен к делу - это столовый нож, округлый такой, такими масло обычно мажут, - говорит юрист Наталья Безусая, представляющая в суде интересы семьи Спотаренко. - Представьте, в каком состоянии человек был, если решил пойти на дело с такой штуковиной? Плюс Вячеслав побежал разбираться с Климашиным в носках и футболке. Однако следователи даже не провели психиатрической экспертизы супругов Спотаренко. А ведь они оба были в явном состоянии аффекта...

В июне 2010 года суд дал Вячеславу четыре с половиной года колонии строгого режима, Елене - четыре года и два месяца, но с отсрочкой, пока младшей дочери Настеньке не исполнится 14 лет. Уже во время разбирательства с пары сняли обвинения в краже, а «разбой» превратился в более легкую статью «самоуправство».

К этому времени на Климашина все-таки завели дело о развратных действиях в отношении Лизы Спотаренко. Но под стражу его не взяли, ограничившись подпиской о невыезде. Мол, пожилой человек, 74 года - не шутка.

- Развратные действия - это если детям порнографические картинки показывать. А он девочку трогал, заставлял себя трогать. Это же насильственные действия сексуального характера! - говорит представитель Елены Спотаренко Наталья Безусая. - За разврат он отделается условным сроком, а по более жесткой статье - 132-й - его должны наказать куда строже. Если Климашина посадят, докажут его вину, тогда можно будет опротестовать приговор Елены и Вячеслава Спотаренко. Ведь им выносили приговор, не учитывая мотивов их поступка.

«МЫ БОЛЬНЫЕ ЛЮДИ!»

Про Климашина жители Звягина просто ужасы какие-то рассказывают: то ведро фекалий на ступени чужого дома выльет, то к женщинам недвусмысленно пристает - мол, пойдем со мной в постельку.

Но более всего шокирует разговор с персоналом Центральной райбольницы Пушкино, куда Владимира Климашина привезли в декабре 2009-го.

- Наши хирурги операцию сделали, орган пришили, - вспоминает медик, попросившая не называть ее имени. - Поначалу мы очень жалели старика: они с женой кричали, что на них грабители напали. Но потом, когда мы узнали, что он с девочкой делал...

- Про девочку вам следователи рассказали?

- Нет. Сам Климашин говорил.

- Сам?!

- Да. Он жуткие вещи рассказывал. Что у них якобы любовь была с малышкой, еще какие-то подробности... Как, скажите, к такому человеку относиться? Противно было от всего этого.

Возвращаемся в Звягино. Странно было бы не поговорить с самим Владимиром Ивановичем. Звонка у ворот нет. Долго стучим в железные створки, пытаясь разглядеть в окнах стоящего в глубине участка дома хоть какое-то движение.

- Пошли вон! - закричала нам с порога Анна Алексеевна, супруга извращенца. - Отстаньте от нас! Мы старые больные люди!

Попытки дозвониться Климашиным на мобильники тоже успехом не увенчались. Даже адвокат пенсионера Дмитрий Глаголев от комментариев отказался. А ведь было о чем поговорить, к тому же совсем недавно по его клиенту всплыло... еще одно дело.

Когда-то Елена и Вячеслав Спотаренко с дочками были счастливой семьей. Все рухнуло в морозное утро 6 декабря 2009-го.

Когда-то Елена и Вячеслав Спотаренко с дочками были счастливой семьей. Все рухнуло в морозное утро 6 декабря 2009-го.

ВТОРАЯ (ПЕРВАЯ) ЖЕРТВА

Галина Васильевна Яшина (фамилия изменена по просьбе самой женщины. - Прим. авт.) - профессор, доктор медицинских наук. Сюжет про своего родственника Владимира Ивановича увидела по ТВ в сентябре этого года. Пенсионер отбивался от журналистов, рассуждая о защите своего честного имени и рассказывая от том, как на него напали Спотаренко.

- Тогда мы впервые и узнали, что мужа моей родной тетки порезали за сексуальный интерес к четырехлетней малышке, - говорит Галина Васильевна. - Но я не удивлена. 12 лет назад он такие же мерзости творил... с моей собственной дочкой.

Летом 1999-го Галина Васильевна готовилась к защите кандидатской диссертации. Детсад, в который ходила ее четырехлетняя Оля, закрыли на ремонт. Мама женщины только перенесла операцию, за внучкой ухаживать не могла. Вот и решили на семейном совете - давайте девочку к близким родственникам отправим. Климашины были не против и даже обрадовались - Яшина готова была им за труды заплатить.

- Раз в неделю я к ним в деревню ездила Олю проведать, иногда - моя мама, - говорит женщина. - А недели через три мама мне на работу позвонила с ближайшей железнодорожной станции: «Оленьку нужно отсюда забирать». Мама рассказала, что случайно подслушала, как Анна Алексеевна говорила мужу, который крепко держал пытающуюся вырваться девочку: «Отпусти ее, ты что, не понимаешь, проблемы могут быть». А он - ей: «Как же я ее отпущу? Она же такая сладкая, у нее такая сладкая...» Меня словно пополам разрубили.

Женщины увезли ребенка домой. А вечером маленькая Оля призналась, что старик ее раздевал, трогал... На следующий день Галина поехала к родственникам за объяснениями.

- Он на меня накинулся: «Зачем ты разлучила нас? У нас с Олей любовь». Странно, что этот человек до сих пор считается психически здоровым. Я выскочила от Климашиных и пошла в опорный пункт милиции.

Но там брать заявление отказались: «Вы родственники? Подумайте хорошенько, стоит ли заявлять? Оно вам надо?» Больше женщина в милицию не пошла.

- Я поступила тогда абсолютно правильно. Дочь находилась в сложнейшем психологическом состоянии. Бегать по милициям и судам, пытаясь пробить стену, или бросить все свои силы, чтобы вытащить своего ребенка из депрессии? Я выбрала второе. Было непросто. У Оли начала проявляться агрессия ко всем окружающим мальчикам, по ночам она в ужасе вскакивала, плакала...

После той самой передачи о Климашине в сентябре 2011-го Яшина снова поехала к тетке. Только теперь у нее была четкая задача - помочь несчастной семье Спотаренко и наказать издевавшегося над маленькими девочками мужчину.

- Климашина дома не было. В сумке я спрятала диктофон и записала наш разговор. Анна Алексеевна призналась - о том, чем занимался ее муж, она знала. И про Олю рассказала, и про Лизу.

Второе дело на Владимира Климашина завели 16 октября. Однако все проверки шли со скрипом, и даже под стражу обвиняемого пенсионера снова никто не собирался брать. Климашина лишь посадили под домашний арест. По закону ему нельзя было покидать территорию своего участка. Однако Яшина и Спотаренко сняли на видео, как пенсионер разгуливает по городу.

- Также мне удалось выяснить, что в августе нынешнего года свой дом с участком Климашины продали некоей гражданке Украины за 4 миллиона рублей (хотя сами Климашины продолжают жить в проданном доме), - говорит адвокат Галины и Ольги Яшиных Оксана Сергеева. - Этого обычно вполне достаточно для избрания меры пресечения в виде заключения под стражу - с такими деньгами Климашины могут удариться в бега. Следователь мне сказал, что дед не может сидеть в изоляторе по состоянию здоровья. Но у нас есть официальный ответ из райбольницы: нет у мужчины болезней, которые могли бы препятствовать его заключению под стражу.

Тем временем городской суд Пушкино вынес решение, что оба дела - о насилии над Лизой и Олей - должны быть объединены в одно. Спотаренко и Яшины обрадовались - по совокупности Климашина ждет куда более жесткое наказание. Однако прокуратура подала на решение суда кассацию, 20 декабря ее должны рассматривать в областном суде.

Неделю назад Климашин не пришел в суд по первому делу - Лизы Спотаренко. Пенсионер забаррикадировался в доме, и полицейским не удалось вывести его оттуда. В суд мужчина явился лишь на следующий день, после разговора с адвокатом, которому удалось убедить Владимира Ивановича снять «осаду».

Вопрос о его заключении под стражу будет решать городской суд Пушкино. Однако заседание постоянно откладывается. 6 декабря у Климашина был день рождения, 75 лет! Может, снова решат не портить обвиняемому в педофилии пенсионеру праздник? «Комсомолка» будет следить за ситуацией.

ЗВОНОК В СЛЕДСТВЕННЫЙ КОМИТЕТ

- Если дело Лизы Спотаренко будет возвращено на доследование (этот вопрос сейчас рассматривается Московским областным судом. - Прим. авт.), его объединят в одно производство с открытым в октябре делом Ольги Яшиной, - рассказала «Комсомолке» руководитель пресс-службы Следственного комитета РФ по Московской области Ирина Гуменная. - Кроме того, наши следователи обращались в суд с ходатайством, чтобы обвиняемый был взят под стражу, но суд его отклонил. После того как обвиняемый самостоятельно нарушил домашний арест, в суд направлено новое ходатайство. Заседание по этому поводу назначено на 15 декабря.

- Приобщили ли к делу аудиозапись разговора Галины Яшиной и жены Климашина, где последняя признает, что об «увлечениях» мужа маленькими девочками она знала?

- Да. Следователи уже получили образцы голоса Анны Климашиной, назначена фоноскопическая экспертиза.

КОММЕНТАРИЙ ПСИХОЛОГА

- С одной стороны, общество сейчас напугано педофильскими историями, с другой - и это настоящая беда - каждый родитель думает: с моими детьми это никогда не случится, - говорит психолог, автор книг для родителей Ольга Маховская. - Однако сегодня уже мало приглядывать за играющим во дворе ребенком в окно. Уровень безопасности нынешних детей в современном мире гораздо ниже, чем это было когда-то. Как не пропустить сигналы со стороны ребенка, что что-то не так? Мы ведь можем воспринимать сюсюканье чужих людей, попытки погладить как сексуальный посыл. Иногда и небезосновательно. Но в таком случае ребенок должен чувствовать, что он всегда может прийти к маме и папе и рассказать о том, что с ним происходит. Что касается поступка второй мамы, которая отказалась от судов и походов в полицию... Действительно, ребенка будут привлекать к расследованию, просить его вспомнить подробности, рассказывать еще и еще. Готовы ли мы к этому? Каждый решает сам. Но в любом случае родитель должен научиться говорить со своим чадом аккуратно, не навешивая на него ярлык жертвы.

Каждую субботу ваши права помогает защищать почетный адвокат России и лидер движения «Антипроизвол» Леонид Ольшанский