Звезды14 декабря 2011 18:37

Выставку Людмилы Гурченко хотят закрыть в Москве досрочно. Почему?

Столичная галерея «Дом Нащокина» объясняет дело тем, что у мужа актрисы сложный характер

Экспозиция, полтора месяца с успехом шедшая в галерее «Дом Нащокина», под угрозой закрытия. Напомним: открытие выставки, посвященной Людмиле Гурченко, прошло в день рождения актрисы, 12 ноября. Муж Людмилы Марковны Сергей Сенин перевез в галерею почти всю их квартиру - антикварную мебель, предметы интерьера, личные вещи, редкие архивные материалы.

Экспозиция заняла два этажа. За полтора месяца работы - два толстенных тома благодарностей от посетителей. И вдруг...

Поклонники актрисы в недоумении. Выставка закрывается на два месяца раньше заявленного срока.

«Когда вы свои шкафы заберете?» Информация о том, что выставка закрывается, и, более того, по моей инициативе, стала для меня полной неожиданностью, - говорит Сергей Сенин. - Я получил от директора галереи письмо, в котором говорится, что она хочет закрыть выставку по причине неокупаемости. Моим сотрудникам звонят с вопросом: «Ну, когда вы свои шкафы заберете? Нам некогда уже ждать».

- Вот так резко?

- Да. Хотя поначалу все было замечательно. В адрес Людмилы Марковны прозвучали слова: как ее любят, ценят и как здорово, чтобы появилась большая экспозиция из ее вещей. Начало июня. Два месяца как нет Люси. У меня жесточайшая депрессия. Остаюсь благодарен галерее за то, что в сложнейший для меня период жизни они так поддержали меня. Три недели мы работали в нашей с Люсей квартире - сканировали, выбирали, думали. И спорили, и ссорились. Характер у меня непростой. В работе - невыносимый. Потому что для меня, в том что делаю главное - мысль. А уж если эта работа связана с Люсей - вдвойне. Об этом я с первого дня нашего знакомства неустанно повторял сотрудникам галереи.

На открытии выставки Наталья Рюрикова (слева) и Сергей Сенин сказали друг другу много теплых слов. На фото в компании экс-мэра Харькова Михаила Пилипчука и солиста группы "Кровь, пот и слезы", знаменитого вокалиста Дэвида Клейтона Томаса.

На открытии выставки Наталья Рюрикова (слева) и Сергей Сенин сказали друг другу много теплых слов. На фото в компании экс-мэра Харькова Михаила Пилипчука и солиста группы "Кровь, пот и слезы", знаменитого вокалиста Дэвида Клейтона Томаса.

«Сергей Михайлович, хватит носить!» - Убедили?

- Основа выставки сформировалась достаточно легко. Но вот детали... Мне казалось, это очень важным. Ручка, которой Люся писала, трогательная записка от Ростроповича. Награды отца, в том числе за взятие Берлина. Записная книжка мамы. Костюм, сшитый Люсей для первой поездки в Москву, изъеденный молью, но от этого ставший еще более родным. Ноты с дарственной надписью Эдди Рознера. Кузнецовская чашка, из которой она так любила пить по утрам кофе с молоком. Фотографии любимых собак. «Мелочи»? Да. Быт? Да. Но на мой взгляд, это и есть самое важное, что должно было тронуть сердца Люсиных поклонников.

«Может, хватит уже носить, Сергей Михайлович ?!» - в интонации директора галереи я почувствовал легкое раздражение. «Стоп! Наверное, это важно для меня, потому что связано с любимой женщиной, с которой я прожил двадцать лет. А для галереи — текущая работа, очередная выставка».

- 12 ноября экспозиция все же открылась.

- Настроение - смешанное: первый день рождения без Люси. Но сделана работа. Большая. На открытии мы выступили с галереей единой командой. А 13 ноября уже отмечали день рождения Люси в кругу друзей, среди которых присутствовала и директор галереи. Удивительно, но больше я ее не видел. Наталья Петровна вдруг перестала отвечать и на мои звонки. Как же так? Выставка только открылась. Может быть, что-то дополнить, улучшить? Есть ведь и организационные моменты. В частности, галереей не был подписан (и не подписан по сей день) важный документ - перечень и опись переданных мною вещей. Сотрудники галереи стали разговаривать неожиданно сухо. «Директор в отъезде, когда вернется - неизвестно. Есть вопросы - сформулируйте, мы ей передадим».

Дальше началось необъяснимое. Вижу на столе у билетера две толстенные пачки фотографий из нашего с Люсей домашнего архива. Цена - 100 рублей за штуку. Тут же магниты для холодильников с Люсиным изображением. Сердце сжалось. Бог с ними, с авторскими разрешениями. Но разве я мог представить, что первая большая работа памяти Люси превратиться в примитивный сувенирный ларек?

На открытии выставки Наталья Рюрикова и Сергей Сенин выступили единой командой. Но уже месяц общаются только в письменной форме.

На открытии выставки Наталья Рюрикова и Сергей Сенин выступили единой командой. Но уже месяц общаются только в письменной форме.

Фото: Владимир ВЕЛЕНГУРИН

Сдерживаясь, попросил убрать. Начались игры в прятки. Прихожу - нет магнитов. Ухожу - продают. Направляю в галерею официальную претензию.

Я понимаю, когда на выставке продаются книги, диски. Галерея выпустила отличный сборник с киносценариями из лучших Люсиных фильмов, красивый календарь. Продавайте, пожалуйста. Я, в свою очередь, принес несколько экземпляров «Аплодисментов», которые издавал в 1993-ем году, наш последний совместный фильм «Пестрые сумерки», аудиокнигу «Мое взрослое детство». Но мне сообщают, что по указанию директора продажа этих произведений запрещена. Ладно, пусть так. Прихожу через несколько дней и что вижу? «Пестрые сумерки» и « Мое взрослое детство» опять на прилавке.

-Пиратские копии?

- Вот и я так решил. Не выдержал. Один из дисков, в сердцах, даже разбил вдребезги. Вот он, сложный характер. Оказалось, что сотрудники галереи для продажи приобрели через интернет-магазин свои экземпляры наших с Люсей работ. Дикость, конечно. Но так им выгоднее. Бизнес, коммерция. Ну, пусть. Извинился. Вернул новый диск.

Письмо, котрое муж актрисы получил от галереи спустя почти два месяца после открытия выставки.

Письмо, котрое муж актрисы получил от галереи спустя почти два месяца после открытия выставки.

Галеристы уверяют, что эта выставка - проект не коммерческий. При этом меня они упрекают в том, что якобы, я потребовал финансовых отчислений с продажи билетов. Оставляю это на их совести...

Если бы галерея предложила сделать свободный вход для посетителей, я бы работал с ними на безвозмездных началах. Но билеты на выставку продаются. И цена немалая — 200 рублей. Более того, галерея настойчиво убеждала меня, что выставка должна длиться до середины марта 2012-ого года. Согласитесь, это мало похоже на некоммерческий проект. Мое предложение было простым: фиксированная сумма, которая пойдет на создание памятника Люсе. Все, чем я сегодня занимаюсь, связано с зарабатыванием средств на это. Точная копия памятника, выполненная в гипсе, уже готова. В финансировании участвуют люди, пожелавшие помочь, но я должен заплатить со своей стороны более ста тысяч долларов. Деньги нешуточные. Директор галереи предложила другой вариант, с которым я согласился - процент с продажи билетов.

- Сергей Михайлович, а дальше что?

- Приношу глубочайшие извинения галерее за то, что Люся так не оправдала их ожиданий. Очередей, как в Пушкинский музей на выставку Дали, тут, конечно, не наблюдается. Но у меня вопрос: а как же наш договор? Его невозможно расторгнуть в одностороннем порядке. А то, что выставка не посещается - мягко говоря, не соответствует действительности. Если верить отчету, предоставленному галереей, за месяц работы на экспозиции побывала 1 тысяча 650 человек ( 55 посетителей в день - Прим.) Что ж... Могу лишь только обратиться к ним словами Люси: спасибо вам за то, что вы пришли! ЗВОНОК В ГАЛЕРЕЮ

«Мы с Сергеем Сениным не сошлись характерами!» Дозвониться директору галереи нам не удалось.

- Наталья Петровна в Индии. Но я могу озвучить нашу позицию, - сказала работник галереи Евгения. - Сергей Михайлович оказался очень тяжелым человеком в работе. Еще до открытия выставки начал нас терроризировать, выставлять претензии. Словно, он нанял нас на работу за деньги. Мы очень потратились на этот проект. Да, он предоставил экспонаты, но попросил отчисления от продажи билетов. Ему постоянно не нравилось что-то в экспозиции. Как только началась выставка, стал прибегать сюда, орать, однажды разбил диск. Писал письма, что мы не соблюдаем какие-то авторские права. Магниты с фотографиями, действительно, продавались. Но мы должны как-то покрывать расходы. В какой-то момент Наталья Петровна перестала брать трубки. Решила, проще закрыть выставку. Слишком тяжелый характер у Сергея Михайловича.

- Так все-таки выставка закрывается?

- Выставку пока никто не закрывает.

P.S. На открытии выставки Наталья Рюрикова и Сергей Сенин говорили в адрес друг друга много теплых слов. Я запомнила некоторые. «Вы, Сергей Михайлович, научили нас работать, - сказала в микрофон директор галереи. - Хотя характер у вас — сложный!» Следом к публике вышел близкий друг Людмилы Марковны, Роман Балаян: «Вы тут упомянули о сложном характере Сережи? А кто вам сказал, что такая женщина как Люся выбрала бы себе в мужья человека с не сложным характером?!» Все рассмеялись...

Мария КОРОЛЕВА: «Так вести себя некрасиво!»

Что думает дочь актрисы - Даже если представить, что выставка не окупается, закрывать ее - некрасиво. Ведь ни Сергей Михайлович, ни я не настаивали на том, чтобы выставка работала целых пять месяцев. Это была их инициатива. И теперь, мне кажется, галерее нужно достойно выйти из положения.

Выставка любимых вещей Людмилы Гурченко
Ко дню рождения Людмилы Гурченко в Москве открывается выставка, посвященная ее памяти.