Политика

Почему я не пойду на субботний митинг

Вторую серию «Болотной площади» с примерно тем же количеством актеров и зрителей теперь покажут на проспекте Сахарова. Без меня

Потому что революция в моей жизни уже была.

Я - «сурковская пропаганда». А также «питерское племя», «путинский наймит» и «медведевский прихлебатель». Лучше признаюсь сразу: я ведь все равно получу такой «привет с той стороны» в комментариях. Но если вы не врете и действительно боретесь за свободу, проглотите то, что я скажу, мужественно. И учитесь слушать то, что говорят на стороне нашей.

НЕВЫНОСИМАЯ ЛЕГКОСТЬ БЫТИЯ

«Это моя страна!» - кричал в трубку один мой коллега, который до этого мне никогда не звонил. А тут проникся вдруг, прочитав мой комментарий «Революция шуб», и решил обозначиться. И вот я сижу теперь и думаю: а где же тогда МОЯ страна?

Моя страна не ходит на митинги в норковых шубах с шилом в кармане, чтобы колоть омоновцев, не заходится истериками в ЖЖ, не отказывается от звания «заслуженный артист» и не ищет на карте место для будущей эмиграции. И самое главное - не врет самой себе, что жизнь в нынешних условиях невыносима.

«Невыносимо» - это совсем другое. Это когда тебя в ТВОЕЙ стране лишают семьи, жизни, гражданства и дома. А все, что не входит в этот круг, - дурь и блажь, даже если она облачена в сотни прекрасных революционных текстов.

ПАТРИОТИЗМ И МОДА

Читаю сообщения от друзей, живущих за рубежом, и понимаю, что с понятием «моя страна» конфликт не только у «болотных». Практически у всех, кто пошел на демонстрации к российским посольствам и консульствам. И вот какая странная закономерность: количество ярости обратно пропорционально расстоянию от российских границ. В Вильнюсе дело ограничилось жалким букетом белых роз, оставленным у дверей посольства. В Таллине к диппредставительству храбро примаршировали ровно 9 человек. В Лондоне собралась уже добрая сотня наших сограждан, а в Нью-Йорке - целых 200!

И ладно бы, если бы среди протестующих стояли люди с фамилиями Березовский, Чичваркин или Батурина, ну или экс-работники «ЮКОСа» - этих хотя бы можно понять: они потеряли деньги именно в нулевые и десятые. Но протестовать-то пришли совсем другие: те, кто в путинскую эпоху в России не жил и судит о происходящем исключительно по Интернету! Те, кто уехал за колбасой и лучшей жизнью в начале 90-х. Именно так - и не надо подводить под свой тогдашний отъезд политическую базу. Мы вас провожали, если помните, утирая слезы в аэропортах и на вокзалах, и потому точно знаем, что этот ваш нынешний блеск в глазах - фальшь.

«Хочу к вам!» - страдает одна моя однокашница, попивая пиво на берегу Карибского моря. Другая гордо цепляет на фотографию в Фейсбуке белую ленточку. «Это буква «В», в честь Владимира Путина?» - наивно спрашивают ее тамошние друзья. «Нет, это символ протеста!» - со знанием дела объясняет она. Все хорошо, любимая моя подруженция, но ты к нам вообще-то не приезжала 16 лет. Что ты о нас знаешь? Всем хочется побыть кубинскими эмигрантами и делать вид, что, уехав двадцать лет назад и давно получив другие паспорта, все остались русскими. Патриотизм нынче в моде. Хотя бы такой, вывернутый наизнанку, как шуба одной светской обозревательницы, в которой она ходит на митинги, и которую (обозревательницу, а не шубу), после телефонных откровений Немцова, честно говоря, уже хочется пожалеть...

Вторую серию «Болотной площади» с примерно тем же количеством актеров и зрителей теперь покажут на проспекте Сахарова

Вторую серию «Болотной площади» с примерно тем же количеством актеров и зрителей теперь покажут на проспекте Сахарова

Фото: Владимир ВЕЛЕНГУРИН

Мне скучно, Бес! Что делать, Фауст?

Бунт, в который нас всех сейчас пытаются втянуть, - по большому счету - от скуки. Это же так весело: шумной компанией зайти в метро с заклеенным ртом, гарантированно зная, что за это ничего не будет! От прекраснодушного убеждения, что в жизни каждого человека должна быть революция. Наверное. Но что делать тем, у кого она уже была?

Несколько лет назад я с интересом наблюдала за вечным оппозиционером Львом Пономаревым - когда в марте 2004-го жители Уфы зачем-то окружили президентский дворец. По улице плыла густая черная масса. Лицо революционера Пономарева застыло в восхищении. Он бормотал в космос отрывочные фразы то ли из Горького, то ли из Чернышевского, общий смысл которых был таков: «Поднялась Русь-матушка! Скоро, скоро понесется над страной дубина народной воли...» - и был абсолютно счастлив. Он этой энергией питался! Ему был важен процесс, а не результат. И с тех пор, как я вижу его в стане оппозиционеров, я вспоминаю это лицо - лицо человека, который не отвечает за результат того, что творит...

«Невыносимо» - это совсем другое. Это когда тебя в ТВОЕЙ стране лишают семьи, жизни, гражданства и дома. А все, что не входит в этот круг, - дурь и блажь, даже если она облачена в сотни прекрасных революционных текстов

«Невыносимо» - это совсем другое. Это когда тебя в ТВОЕЙ стране лишают семьи, жизни, гражданства и дома. А все, что не входит в этот круг, - дурь и блажь, даже если она облачена в сотни прекрасных революционных текстов

Фото: Анатолий ЖДАНОВ

...Копаюсь в себе, пытаясь понять: почему мне больше не хочется ни ленточек, ни митингов? Расстраиваюсь: ну что со мной не так? Начинаю анализировать причины. Дело не в том, что лидеры нынешней революции карикатурны до колик. В том, что это абсолютное дежавю. Точный конец восьмидесятых, которые я провела среди поющих революций в Прибалтике: тот же большевизм, та же ложь и точно то же нежелание признавать право на другое мнение. Двадцать лет назад я, конечно, была на другой стороне и думала иначе. Но двадцати лет достаточно для того, чтобы понять, кто есть кто. Прозрение тех, кто в результате тогдашних революций вместе с 25 миллионами русских остался за пределами своей страны, наступило быстрее. А за тогдашний романтизм заплатили не те, кто ходил с плакатами вокруг «Белого дома», а совсем другие: те, кому пришлось глотать обиды, хоронить убитых родственников и убегать от соседей, с которыми еще вчера вроде бы дружили. Очереди за синими курицами мы теперь вспоминаем со смехом: голод человек забыть может, а вот унижение - никогда. Ответили ли за это люди, которые сочиняли революционные манифесты? Нет.

Мы сполна расплатились за романтизм митингов 90-х.

Мы сполна расплатились за романтизм митингов 90-х.

Политическая гнусь

«Если ты еще раз напишешь про нас какую-нибудь политическую гнусь - знай: для российской журналистики ты умерла!» - страшным голосом пригрозил мне напоследок тот мой коллега. Надеюсь, он был пьян, и ему теперь стыдно. А я, признаться, так растерялась, что не успела сказать ему одну важную вещь: что «кровавый чекистский режим» почему-то разрешает ему и его соратникам и бунтовать, и печататься, а их митинговая власть, еще не придя к власти, уже сейчас не позволяет мне думать не по шаблону.

Именно поэтому я и хочу напомнить всем про одну настоящую политическую гнусь. Про книжку одного из лидеров нынешней оппозиции Михаила Касьянова, которая продается совершенно свободно («Без Путина», 2009 год) и в которой есть замечательная глава о том, как в 1996 году перед президентскими выборами Касьянов летал в Париж выбивать пятимиллиардный долларовый транш для того, чтобы обеспечить победу Ельцина над Зюгановым. И вот как этот борец с режимом описывает самую громкую фальсификацию в истории современной России: «Конечно, тогда, в 1996 году, мы совместными усилиями хотели будущий результат выборов чуть-чуть скорректировать... Я абсолютно верил в то, что поступаю правильно. Мне, как и вам, казалось, что возврат коммунистов - это ужасно».

Ну а мне отчего-то кажется, что нет ничего ужаснее, чем возврат 90-х.

P.S. Если что, можете считать меня призраком.

ДРУГОЕ МНЕНИЕ

Почему я приду на митинг

Боюсь, что иначе нас власть не слышит.

Владимир ВОРСОБИН

На всякий случай предупрежу - я с уважением отношусь к знакомым, которые не пошли на Болотную площадь и принципиально не придут в субботу на улицу Академика Сахарова. Более того, я их прекрасно понимаю. В любой стране есть премудрое большинство, которое находится в жестких временных рамках. Рамки эти вполне комфортные - люди живут сегодняшним днем (работа - дом - зарплата - ребенок - дача), смутно представляя себе будущее. Горизонт впереди для них туманен (ну месяц-два, от силы год) и полон опасностей... Ведь премудрые прекрасно помнят прошлое и очень правильно боятся наступить на те же грабли. Их главный принцип «не буди лихо, пока оно тихо» я мог бы даже где-то разделить (несмотря на циничный привкус вплетенной в него мысли «моя хата с краю»)...

Читать далее.