Премия Рунета-2020
Россия
Москва
-2°
Колумнисты30 декабря 2011 22:00

Посвящение начинающим культурологам

Разложим год на культурные составляющие

Каждый год я читаю странные статьи, выдающие себя за подведение культурологических итогов. Притворяющиеся обозрениями. Культурная программа, составленная людьми выдающими себя за культрегеров. Притворяющиеся обозревателями.

Кто-нибудь один, зацикленный на своих унылых фрустрациях, возьмет и станет утверждать, что «Меланхолия» человека, помешанного на своих скучных фрустрациях, суть лучший фильм года.

И все станут ему вторить.

Но не таков я.

Я – ехидна, учитывающая течение общей реальности, я знаю о вашем тотальном разладе с миром и с собой, хотя тот факт, кто вы полагаете себя неотразимыми и непревзойденными экспертами в области культуры, вы и сами отрицать не станете; во всем, что мы делаем, есть привкус нарциссизма.

Фильмы, книги, музыка.

Но разве случится вселенская катастрофа, если мы их пропустим

Но я больной; мне нужно все увидеть, все услышать, все прочесть.

Я слушаю, читаю, смотрю все, что кто-то нашел необходимым создать. Даже если кто-то прокукарекал, я должен знать, на кой.

У серьезных дядечек такие обзоры красиво называются «культурная программа», и у каждого автора таких обзоров грандиозное самомнение и неудержимая страсть к фразеологии.

Разложим год на культурные составляющие.

СМОТРЕТЬ

Ну не «Меланхолию» же – бурлеск нового типа на грани вульгарного развлечения. Где, конечно, армагеддон снят красиво, но с уставленным в упор взыскательным пальцем.

Не сагу про «Елену» Звягинцева, хотя, конечно, горечь и боль сдавливают сердце, но я и без вас знаю, что богатые презирают бедных. А бедные желают, чтоб богатые подохли. Соцреализм с невозможностью переселения душ, отдающий экскрементами, бубнящий, что горе – это деньги, а деньги – это западня.

Не «Охотника». Тема сфинктера у свиней меня не занимает. Я не хочу свиней считать метафорой, просто не вижу в них потенциала.

Это как с фильмами Балабанова (кроме «Брат»ской дилогии): чтоб не ругаться матом, приходится плести нечто несусветное. Балабанову хочется сказать: братан, все люди у тебя жалкие, ты покажи для разнообразия не того, не то, что вызывает отвращение, а того, то, что умеет быть счастливым.

Не «Цитадель». Здесь даже моей знаменитой иронии не хватит, чтобы объяснить, почему НМ так занят разборками, что не заметил, как его покинуло озарение.

Не «Джейн Эйр». Сделанную на сей раз параноиком, даже в колыхании занавески видящим угрозу неокрепшей душе. Без тебя тошно, наполни светом хоть один кадр, дурачок. Не превращай историю про сиротинушку в неизбежность суицида и сказ про мир, где шепчут: сдохни, сдохни, сдохни.

Не «Древо Жизни». Это особенный случай, это не Успех и не Провал, это мучительное исследование понятий «эсхатология» и «экзистенциальность». После фильма аж тело ломит, не говоря про башку. Кабинетным пацанам не выжить, кисейным барышням тоже. Голосом тихим про онтогенез Терренс Малик доконает любого. Ему удастся, конечно, выставит Бога началом всех начал, но сначала вы сдохнете в зрительном зале. С именем Бога на устах.

Не «Ларри Краун» Тома Хэнкса. На бедолагу распространилась хворь под названием «умственная деградация». Беспомощный фильм ясно указывает на полную атрофию вкусовых фильтров ТХ. Хорошо, что старик впал в кому поздно, успев одарить нас ролями обаятельных шалопаев, принесших нам много сострадательной радости.

Не Джастина Тимберлейка, особенно в отвратном «Секс по дружбе». Его дело – летать по сцене, а не убого имитировать актерство. Ощущение, что он не знает куда руки девать. Смотришь на ДТ и тоскуешь по временам N’Sinc. Но эти времена не вернуть.

Не «Заражение» умницы Содерберга. Он слишком хладнокровный; а иногда лучше быть хорошим, чем умным и хладнокровным.

Не Джейсона Стэтэма, где бы то ни было с одним, не самым умным, выражением рожи.

Не «Драйв», хотя любое появление Райана Гослинг превращается в Праздник; просто режиссер каждым кадром намекает, что знает слово «экзистенциальность». Преображение РГ в голливудского небожителя тянет только на портрет, не более.

СЛУШАТЬ

Если верить арифметике, наибольший успех сопутствовал чиканутой Леди GAGA, зеленому от самоупоения червячку.

Во-первых и в последних, это некрасивая баба, предстающая рогатым оппонентом Бога. Носитель самой шизоидной формы мышления, отмеченной печатью задорно-идиотического мессианства.

За одну строчку «Я - …датая Богиня» ее следовало бы распнуть.

Ее Ничтожество Стандарт еще многих растлит.

Туда же – «Рэд Хот Чили Пепперз». Назовем это так: натужная какофония, подпевать которой может только обдолбанный неудачник, мнящий себя юрким камушком, влекущим за собой камнепад.

Не Beastie Doys, которых сгубили «отложения лет», ядреный мороз сменился липкой духотой, лишающей меня свободы дыхания. Нет у бойцов, не стало, прежнего кипения.

Не Муджуса, это трусливое нашептывание корявых метафор.

Не «Браво»: принципиально; за что «браво!» но архаично.

Не Scorpions, деланных, посему скучных до снотворности. Старички думали, что амальгамой классики и гладких боевиков возьмут свое. Ну, если только ДС в Ижевске. Они слишком дряхлые для высокой метафизики.

Не «Металлику» с Лу Ридом. Пытаться просто это послушать можно только после кислотного трипа, представляя людей коровьими лепешками.

ЧТО ЧИТАТЬ

Считаю, что читать было нечего.

Не Пелевина же в самом деле, достойного за новый роман, вялую антиутопию, площадного лексикона. Пелевин и иже с ним апеллируют лишь к ерникам.

Читать надо меня, мою книгу «Эпоха и Я», где есть и здоровый сарказм, и потребные сантименты. На протяжении последнего года я думал, а к концу года пропитался убеждением, что книга моя – главное из достижений.

Извека знаю, что я лучше всех пишу.

Извольте убедиться.

ЧТО СЛУШАТЬ

Take That. “Progress».

Это самое эффектное собрание прописных истин в тончайшей музыкальной обработке. При всем при том – они не впадают в пафос, а красиво поют красивое о красивом.

Прогрессируйте!

ЧТО СМОТРЕТЬ

Тут главное – правильно актера подобрать. Чтоб читалось, чтоб было видно, что внутренние бездны для него не пустой звук, и он с ними бывал, бывает и будет бывает наедине, и он боится, но не бежит

«Человек, который изменил все» (Moneyball) – очередной перевод «пальцем в небо» наших отлично владеющих собой и языками прокатчиков, объяснимо – смотри первый абзац – архиувлекательный фильм про статистику и спорт.

Заштатная команда, хор из не самых выдающихся игроков, чуть не выигрывает чемпионат, но «чуть» это «чуть», а после «чуть» самые из хора «голосистые» выходят: их перекупают.

Менеджер, которого играет Питт, хныкать не стал, а позвал в сообщники жиртрест, окончившего универ, которого узрел и услышал во вражеском логове, куда приезжал за подмогой. Толстяк, похожий на жертву адского пламени, утверждает, что есть методика вычисления полезности игроков с помощью математики. Вследствие применения которой в команду позвали тех, кого, кажется уже поборола судьба и способен сбить с ног даже легкий ветерок.

Порывистый менеджер и пузатик, не верящий, что в его услугах нуждаются, начинают с серии поражений, но стоят на своем!

Все остальные тонут в океане скорби, а эти двое талдычат: статистика! В трудных – со ставкой успеха – условиях снова и снова ставят на кривых и косых.

Надо ж было додуматься – облачить Брэда нашего Питта в ризы спортивного секатора, которому после бесконечных неудач горькую бы пить, а не упорствовать.

А он упорствует. И побеждает.